Теория естественного права и общественного договора

В XVII в. приобрела завершенность так называемая теория естественного права и общественного договора. В трактате, названном «Левиафан», Т. Гоббс уподобил государство и общество огромному библейскому чудовищу, рассматривая их как некую целостность, в основе которой лежит природа человека. Анализ человеческих страстей занимает в этом сочинении достаточно много места. Историю государства и общества мыслитель делит на два периода. В первом периоде люди жили единой общностью, которая, но мнению Т. Гоббса, существовала как семья. Объединенные в семью люди проявляют свои страсти - тягу к конкуренции, жажду власти, тщеславие, самолюбие - без всяких ограничений. Вследствие этого естественным состоянием людей была война, позволяющая им реализовывать свою природную склонность вредить: «Gomo gomini Lupus est» («человек человеку волк»), В состоянии войны люди постоянно угрожали друг другу и посягали на естественное право, данное человеку от природы, - право на жизнь. «Все, что характерно для времени войны, когда каждый является врагом каждого, характерно также для того времени, когда люди живут без всякой другой гарантии безопасности, кроме той, которую им дают их собственная физическая сила и изобретательность»[1].

Право на жизнь вынуждает человека опасаться другого, защищать себя, а иногда и нападать на ближнего или дальнего. «Так как состояние человека есть состояние войны всех против всех, когда каждый управляется своим собственным разумом и нет ничего, чего он не мог бы использовать в качестве средства для спасения от врагов, то отсюда следует, что в таком состоянии каждый человек имеет право на все, даже на жизнь всякого другого человека»[2]. Так как естественное состояние угрожает жизни человека, необходимо заключить общественный договор о государственном управлении. Это второй период в истории человечества, период, когда люди добровольно, осознанно принимают решение о том, что часть их свободы, которая была безграничной, делегируется некой общей власти - государству.

Объединенные договором люди соглашаются, что государство будет держать их в страхе, заставлять соблюдать законы в интересах мира и стабильности. Только государство может быть гарантом права на жизнь. «Государство есть единое лицо, ответственным за действие которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты»[3]. Т. Гоббс ставит вопрос: какая форма правления является наиболее эффективной для решения такой принципиальной задачи? В трактате он делает вывод о том, что наиболее эффективным государственным режимом является единоличное правление - монархия.

Философ последовательно анализирует причины распада государства. И среди первых называет неполноту власти. Разделение властей, то, что мы сегодня называем демократизацией управления, ведет к утрате авторитета государства, потере страха подданными и даже провоцирует бунт.

В числе причин распада мыслитель называет и монополизм откупщиков. Это тоже объяснимо: если жизненно важный ресурс, такой, как, например, соль, окажется в руках только одного продавца, то ресурс его власти будет сопоставим с ресурсом власти государства.

Кроме того, правитель должен всячески цензуровать произведения, в которых его авторитет подвергается сомнению, а личность - критике. Необходимо также следить, чтобы популярность каких-либо дворянских или мещанских лидеров не была слишком большой. Все идеологические, говоря современным языком, средства, подчеркивает Т. Гоббс, должны быть направлены на укрепление государственной власти.

И, наконец, очень важным условием авторитета монарха являются деньги. Богатый правитель, безусловно, может больше. И в целом богатое государство более стабильно.

Против демократических и аристократических форм правления Т. Гоббс выдвигает несколько остроумных аргументов. Два из них особенно интересны. Во-первых, единогласное правление приносит подданным гораздо меньше зла. Иначе говоря, мера зла и добра в каждом человеке ограничена. Если правит один, то и мера его зла также ограничена его личными способностями. Но чем больше правителей, чем больше людей принимают участие в государственном управлении, тем больше зла. Во-вторых, содержание семьи монархов значительно дешевле для граждан, чем содержание парламента и членов семьи парламента.

Возникает вопрос: при каких условиях граждане могут расторгнуть общественный договор, если такое вообще возможно? Теоретически, пишет философ, они могут это сделать, если правитель не обеспечивает им реализацию права на жизнь. Но, но сути, современное состояние государства, его развитие свидетельствуют, что обратного пути нет. Т. Гоббс лишь настаивает на том, что люди должны всецело полагаться на государя и понимать, что гарантией их права являются единство и сознательность.

Безусловно, такие представления определялись исторической ситуацией, которая сложилась в период написания «Левиафана». Постоянные революции, войны, социальные потрясения заставили Т. Гоббса попытаться скорректировать и доказать прочность монархической системы, обосновать необходимость такого политического режима.

Социально-политические взгляды Дж. Локка существенно отличались от взглядов Т. Гоббса, представленных в «Левиафане». Б. Рассел называл Дж. Локка автором самой медленной и умеренной европейской революции. В значительной мере Дж. Локк объединил и модернизировал ожидания своих современников. И дальнейшая история Англии, эффективность ее парламентской системы сделали Дж. Локка очень популярным в Европе философом, а его произведения, прежде всего для философов французского Просвещения, стали школой философской аргументации в вопросах реформирования политической системы. Такая популярность Дж. Локка определялась, прежде всего, восторгом Вольтера, который прожил в Англии 3 года и видел для Франции только одну мировоззренческую и социальную перспективу: воспринять теорию познания Дж. Локка и, по сути, материализм английского мыслителя, фактически реализовать его политические идеи.

Дж. Локк развивает теорию естественного права и общественного договора. Однако естественное состояние человека видится ему в совершенно ином свете. В произведении «Два трактата о государственном правлении» (1690 г.) Дж. Локк описывает период естественного состояния как время мира и согласия. Люди, обрабатывая землю, были счастливы, не существовало ни конкуренции, ни войны. На протяжении этого длительного периода человеком осознавались и развивались его естественные права. «...В естественном состоянии находятся все люди, а это - состояние полной свободы в отношении их действий и в отношении распоряжения своим имуществом и личностью в соответствии с тем, что они считают подходящими для себя в границах закона природы, не испрашивая разрешения у какого-либо другого лица и не завися от чьей- либо воли»1*. Это не только право на жизнь, но и право на свободу труда, которое, в свою очередь, поддерживает право собственности. Это право судить и защищать свое имущество, право самому выбирать средство защиты и т. д. Конкуренция возникает, в первую очередь, в вопросах собственности, когда сталкиваются инте- [4]

ресы претендующих на право обрабатывать тот или иной участок земли. Появляется угроза в праве на жизнь. Уже эта ситуация говорит о кризисе естественного состояния и необходимости общественного договора. «...Великой и главной целью объединения людей в государства и передачи ими себя под власть правительства является сохранение их собственности. А для этого в естественном состоянии не хватает многого»[5].

Суть общественного договора в следующем: люди становятся гражданами государства. Они заключают с государством договор о том, что делегируют ему часть своих свобод и прав: право судить, защищать жизнь граждан, в соответствии с законом решать вопросы собственности.

В обмен на это государство обеспечивает мир, спокойствие и нерушимость всех естественных прав каждого гражданина. Договор взаимный: не только граждане соблюдают законы, но и государство подчиняется этим законам.

Дж. Локк выдвигает теорию разделения властей, в соответствии с которой, например, законодательная и судебная власть разделены. А судьи должны быть независимыми и назначаться пожизненно. Как известно, в эту пору английский король мог выступать в суде и в качестве истца, и в качестве судьи, что превращало судебную процедуру в фарс. Независимость и несменяемость судей, по мнению Дж. Локка, гарантировали соблюдение общественного договора и законов государства. Эта идея Дж. Локка была реализована, к примеру, в американской конституции.

Стоит также отметить и такую мысль английского философа: пока государства воюют друг с другом, но впоследствии (и, возможно, достаточно скоро) они заключат договор о создании единого мирового государства. Это произойдет тогда, когда будут полностью развиты нормы государственного права внутри отдельных государств.

С именем Дж. Локка связывают не только обоснование необходимости разделения властей, но и концептуальное прояснение идеи толерантности как веротерпимости. «Ранний либерализм был порождением Англии и Голландии и обладал некоторыми выраженными характерными чертами. Он отстаивал религиозную терпимость, по своему характеру был протестантским, но, скорее, веротерпимым, чем фанатичным, и относился к религиозным войнам как к глупости»[6].

Раскол западного христианства на католичество и протестантизм привел к необходимости обсуждать проблему сосуществования разных церквей, разных религиозных убеждений. Классики идеологии либерализма называют послания Дж. Локка о веротерпимости манифестом толерантности, в котором не только раскрываются принципы толерантности, но и указываются условия, при которых она возможна: гражданское общество, государство, признающее высшей целью своего развития благо отдельного гражданина, церковь как свободное сообщество свободных граждан.

Конечно, принцип толерантности Дж. Локка не мог быть применен к атеистам, а также к фанатикам, к которым английский мыслитель относил католиков и мусульман, полагая, что у них государство основано на теократической идее и, соответственно, не может быть свободным сообществом. Философу было важно отстоять права новых протестантских движений, появление и существование которых было напрямую связано с возникновением буржуазной культуры, идеологии индивидуализма. В работах Дж. Локка толерантность обретает черты теории, и именно поэтому с его именем связывают истоки концептуального обоснования этого понятия.

  • [1] Гоббс Т. Сочинения. В 2 т. Т. 2. С. 96.
  • [2] Гоббс Т Сочинения. В 2 т. Т. 2. С. 99.
  • [3] Там же. С. 133.
  • [4] Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 263.
  • [5] Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. С. 334.
  • [6] Рассел Б. История западной философии. В 2 т. Т. 2. С. 113-114. 72
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >