КЛАССИЧЕСКАЯ НЕМЕЦКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Под этим названием историки философии объединяют учения Канга, Фихте, Шеллинга, Гегеля и Фейербаха.

Истоки и специфика классической немецкой философии

Тонкий знаток немецкой культуры, американец Гордон Крейг написал в книге «Немцы» (1982 г.): «...Немцы не похожи ни на кого, кроме немцев, и, принимая во внимание их историю, от них иного и трудно ожидать. Если Англия и Франция были мощными государственными образованиями еще до конца XV столетия, то дипломатия Бисмарка и эффективность прусской армии собрали раздробленные немецкие земли и образовали централизованное государство с единым правительством не ранее, чем в седьмом десятилетии XIX века. На протяжении двух столетий, предшествовавших этому событию, большая часть того, что мы ныне зовем Германией... была не тронута грандиозным движением европейской истории. Вполне естественно, что у ее населения складывались особенности ума и формировалась жизненная и политическая позиция, подходящие к данной ситуации, и многие характерные черты, считающиеся “типично немецкими”, возникли именно в этот период. Они не исчезли и тогда, когда в 1871 году Германия стала целостным государством... и в свете этого становятся объяснимыми некоторые недоразумения между Германием и Западом»1.

  • 1 Крейг Г. Немцы. М., 1999. С. 11-12.
  • 86

Итак, специфика немецкой культуры в значительной степени определялась тем, что Германия стала единым государством на четыре века позже Англии и Франции. До этого на ее месте существовало четыреста мелких феодальных владений, средняя площадь которых составляла всего 25 кв. километров. Представьте себе территорию пять километров на пять, причем на ней размещаются не только города и села, но и поля. Такие феодальные владения можно сравнить по масштабам со средним российским райцентром. Однако мелкие немецкие феодалы пытались соперничать в роскоши с французскими королями: в своем «мини-королевстве» размерами пять километров на пять они возводили дворец, который был окружен домами, крытыми соломой (естественно, что подданные немецких князей жили скудно, оплачивая их роскошь). Князья защищали своих ремесленников, запрещая ввозить товары из соседних феодальных владений. За ношение одежды, сшитой в шести километрах, полагался значительный штраф. На границах мелких феодальных владений взимались пошлины. Не было единого рынка. Не было конкуренции. Чтобы представить себе это состояние, российский читатель должен вообразить, что в каждом сельсовете сидит по князю с пышным двором, что здание сельсовета роскошью напоминает дворец французских королей в окружении хижин, а пользоваться в этом селе разрешено только товарами местных ремесленников, ни в коем случае не привозя ничего из соседних сел. Между мелкими феодалами непрерывно происходили распри.

В 1618 г. началась Тридцатилетняя война, в которой Австрия с Испанией воевали против Франции и Швеции, а сражения происходили в основном на немецких территориях. Города и села немцев были опустошены. Из тридцати пяти тысяч жителей Магдебурга уцелело пять, Берлин потерял половину горожан. Всего население уменьшилось на треть - с 21 миллиона человек до 13,5 миллиона. Хозяйство немецких земель было разорено. По Вестфальскому миру 1648 г. немцы были лишены выхода к морю - и, значит, возможности торговать. Когда-то Германия была землей Ганзы - великого союза мореплавателей. Теперь ее со всех сторон окружала суша - в то время, когда европейские страны стали открывать новые земли и строить колониальные империи.

Нет ничего удивительного в том, что прогрессивно мыслящие немцы на протяжении веков мечтали о создании единого немецкого государства. Только так можно было утвердить себя в окружении бурно развивающихся соседей. Но на что можно было опереться, чтобы убедить немцев объединиться? Обычно объединяют торговые связи, единый рынок. Но его не было, поскольку каждая немецкая земля отгородилась от соседей таможенными барьерами. Объединяет общая вера, но протестантство в Германии, наоборот, способствовало сепаратизму и индивидуализму: протестант общается с богом напрямую, без посредников.

Представители классической немецкой философии попытались объединить немцев силой философской мысли. Глядя на страны, где торжествовал дух предпринимательства (Нидерланды и Англия), на Францию, которая провозгласила политические свободы и права человека, немецкие философы попытались взрастить в своих соотечественниках активность, предприимчивость, самостоятельность и свободу. Но при этом они полагали, что немцы воспримут эти новые европейские веяния без войн и кровопролитий, без революционных потрясений. Для этого их надо правильно воспитать философски.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >