Людвиг Фейербах

Жизнь философа и учение

Людвиг Андреас фон Фейербах (1804-1872 гг.) был баварцем. Он родился в Ландсхуте, жил неподалеку от Байройта - того городка, где Вагнер построил свой театр, - и умер в Нюрнберге. Всякому, кто хотя бы немного знаком с историей культуры немцев, известно традиционное противостояние Баварии и Пруссии. Пруссия с ее Кантом и Гегелем как ректором университета - это этика дисциплины, долга, верности государству, требование раньше думать о родине, а потом о себе. Бавария по умонастроению своему всегда была ближе к Франции: здесь смыслом человеческой жизни виделись свобода, чувственность, счастье. Само происхождение, казалось, предопределило противостояние Фейербаха как певца человеческой любви и семейного счастья моральным аскетам из Пруссии. Этих последних наверняка покоробило бы принципиальное высказывание Фейербаха: «Нравственность без блаженства - слово без смысла».

На содержание учения Л. Фейербаха, несомненно, повлияли и обстоятельства его жизни, в особенности - счастливый брак, редко встречающийся у философов. Его учение о том, что вся общественная жизнь основывается на семье, а семья - на взаимном любовном влечении мужчины и женщины, прекрасно сочетается с «практической» жизнью философа в его браке. Жена Берга выступила в роли спасителя и хранителя философа, тогда как религиозные деятели фактически обрекли его на голодную смерть.

Л. Фейербах был сыном известного юриста, знатока криминологии Пауля Фейербаха. В иерархии наук, принятой в то время, теология стояла выше философии, а философия - выше права. Отец отправил отпрыска изучать в университете Гейдельберга теологию, которая тогда считалась царицей наук (братья Л. Фейербаха занимались математикой и филологией).

Теологию юноша изучал у одного из гегельянцев, т. е. познакомился, строго говоря, с философской интерпретацией теологии, а не с теологией в виде классического богословия (впоследствии Л. Фейербах слушал и самого Г. Гегеля в Берлине).

Но жизнерадостный нрав уроженца Баварии плохо сочетался с теологическими штудиями. Он с головой ушел в светскую жизнь - был активным членом студенческого союза, занимался гимнастикой, играл в любительском театре. Вскоре Л. Фейербах попросил отца разрешить ему перевестись в университет Берлина, чтобы изучать не только теологию, но и философию, которая в Баварии преподавалась слабо (примечательно, что хитрый юноша сослался на призыв баварского правительства изучать философию).

Молодой Л. Фейербах продолжает спускаться с небес на землю. Он вскоре пишет домой: «Дорогой отец! Свершилось: я бросил теологию, но я отказался от нее не по беспечности и легкомыслию... она меня не удовлетворяет, потому что она мне не доставляет требуемого, в чем я испытываю настоящую нужду. Мой дух уже теперь не в пределах священной страны; мой разум стремится в далекий мир; моя жадная и властолюбивая душа хочет все поглотить, мои стремления прямо безграничны; я хочу прижать к своему сердцу природу, перед глубинами которой отступает в ужасе трусливый богослов, я хочу полюбить человека, но всего человека, которого может понять не анатом или юрист, а только философ»'1.

Описывая свою эволюцию, Л. Фейербах сказал, что его первой мыслью был бог; второй - разум, а третьей и последней - человек. Логика этого развития была такова. Ранее религия воспринималась как нечто богоданное: человек получил ее свыше как абсолютную ценность, в готовом виде, и с устройством человека, с его деятельностью эта ценность никак не связана. Ее дал Бог, а Бог - непостижим. Теологи просто изучали Священное Писание, не ища в нем какой-то логики, разумных обоснований и т. п.

Затем Г. Гегель попытался соединить религию и философию; он показал, что религия - это, в сущности, воплощение некоторых философских идей в религиозных, образных формах. Бог - как Мировой Разум - теперь оказался постижимым для человека. За религиозными представлениями Гегель увидел философское, разумное содержание, разоблачил скрытую в религии философию.

Теперь Л. Фейербаху предстояло сделать следующий шаг.

Он должен был разоблачить скрытую в религиозных предложениях физиологию.Он должен был изучить человека - таким, каким его видят «точные» науки; эти знания он должен был с помощью философии объединить в некое базовое представление о человеке, созданное на основе физиологии. А затем, исходя из такого базового представления о человеке, он должен был объяснить секрет возникновения религии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >