Социальная сущность человека

Марксисты заявили, что человек, в отличие от животного, - не биологическое, а социальное существо. Возьмем животных одного и того же вида, которые жили, к примеру, десять тысяч лет тому назад и живут сегодня. Их потребности ничем не отличаются друг от друга. Они не изменялись и нс развивались. Животные потребности действительно определены биологически, физиологически.

Теперь сравним кроманьонца, который жил на территории Европы в пещерах 40-12 тысяч лет назад, и современного человека. Анатомически и физиологически они не отличаются. Но их потребности, их образ жизни отличаются разительно. Следовательно, «биологией» объяснять достижения человека невозможно. Что же заставило человека на протяжении веков непрерывно развивать производство, быт, науку и культуру?

Причиной этого развития стало непрерывное возрастание потребностей человека. Они возрастают, потому что являются социальными, т. е. определяются не биологией человека, а его жизнью в обществе. К примеру, потребность человека в пище является, в основе своей, биологической: пищевой инстинкт есть у всех животных. Но тигру или волку безразлично, как именно он будет поедать пищу - они делают это одинаково на протяжении тысячелетий. А человеку надо принимать пищу только так, как это диктуют ему правила жизни в обществе. Он не может, уже, к примеру, есть руками, разрывать пищу зубами, не пользуясь столовыми приборами. Кроме этих элементарных требований существуют особые правила для представителей каждого социального слоя. Бизнесмен не может питаться в привокзальной забегаловке, генерал не может столоваться в солдатской чайной. Потребление пищи становится статусным: трапеза, обставленная определенным образом, свидетельствует о месте человека в обществе. Человек, как минимум, должен питаться не хуже, чем другие люди, равные ему по общественному положению. Человек всегда оглядывается на других, равных ему, он хочет, чтобы у него все было «как у людей». Если у людей его круга и положения принято удовлетворять потребности определенным образом (например, сегодня ездить на автомобилях определенных марок, покупать одежду определенной цены и определенного качества, питаться и отдыхать «как люди»), требуется прилагать все силы, чтобы выйти на этот уровень. Иначе его круг отторгнет его.

Но марксисты говорят не только об этом. Они говорят о том, что человек всегда имеет неразумные потребности - он, так сказать, хочет не по чину. Каждая удовлетворенная потребность, пишут К. Маркс и Ф. Энгельс, немедленно порождает другую, более высокую. Человек ориентируется в своих потребностях не на равных себе, а на наивысший возможный уровень потребления в обществе, в котором он живет. Казалось бы, человеку, у которого есть велосипед, было бы разумно мечтать о мотоцикле. Заведя мотоцикл, он может начинать мечтать о недорогом автомобильчике. Тот, кто живет в коммунальной квартире, должен мечтать об отдельной однокомнатной квартире. Купив ее, можно начинать мечтать о двухкомнатной. Так подсказывает разум. Но в реальности владелец велосипеда сразу мечтает о шикарном лимузине или мощном «внедорожнике» - самом лучшем, какой только есть. Житель коммуналки мечтает завести сразу шикарную виллу. Люди ориентируются на лучшее, что только есть в современном им обществе.

Поэтому их потребности принципиально неразумны. Они никогда не прекратят свой рост и никогда не будут удовлетворены (в этом плане, забегая вперед, можно сказать, что потребности напоминают шопенгауэровскую ненасытную волю, которая движет всем человечеством).

Отсюда следует очень важный вывод: никакое развитие науки и техники, на которое рассчитывают позитивисты как на способ решения всех социальных вопросов, не устранит социальных противоречий. Нельзя надеяться, что развитие науки и техники произведет все необходимое для людей, что бедные, которым чего-то недостает, получат это и успокоятся. Всегда найдется что-то, что превосходит по своему уровню существующие, «обычные» предметы, и обладать таким экстраординарным предметом будут стремиться люди из всех слоев общества. Если же такой предмет - что естественно! - окажется в собственности более богатого человека, занимающего руководящие позиции, то не имеющие этого предмета станут испытывать к его владельцу классовую ненависть.

К. Маркс иллюстрирует это в работе «Наемный труд и капитал» таким примером. Допустим, что хозяин предприятия живет в каменном доме, а рабочие - в деревянных хижинах. Дела на предприятии пошли настолько хорошо, что все рабочие заработали себе на такие же каменные дома. Будут ли они удовлетворены? Нет! Потому что за это время хозяин построил себе дворец. Теперь все - от вахтера предприятия до заместителя руководителя - будут хотеть себе по дворцу. Насытить потребности человека принципиально невозможно. Постоянно растущий спрос заставляет людей непрерывно развивать производство желаемых предметов.

В истории человечества были попытки бороться с этим неуемным ростом производства и потребительства. Религиозные деятели призывали и призывают людей ограничивать себя, деятели культуры - сражаться с мещанством, социалисты хотят ограничить прихоти богатеев, чтобы они не подавали дурных примеров своим роскошным образом жизни. «Зеленые» с цифрами и фактами в руках доказывают, что безудержное потребительство ведет к безудержному производству, к уничтожению природы и ресурсов земли. Но все это не может остановить роста потребностей и роста производства. Все предпринимавшиеся попытки затормозить данный процесс провалились.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >