Здоровье человека как предмет комплексного междисциплинарного исследования

В любой сфере, имеющей прямое или косвенное отношение к здоровью человека, специалисту неизбежно приходится столкнуться с фундаментальным вопросом: что такое здоровье? Едва ли мы найдем окончательный и предельно корректный ответ на этот вопрос. Проблема в том, что любые представления о здоровье всегда относительны, историчны, как и обуславливающие их социокультурные нормы и стереотипы. Пытаясь определить здоровье, мы оперируем уже закрепившимися в культуре понятиями и критериями оценки или обращаемся к устоявшимся шаблонам. В зависимости от исторической эпохи, социальных условий, культурологических ценностей, научных знаний можно выделить более 150 определений здоровья, каждое из которых имеет право на существование и отражает определенный взгляд на этот феномен.

Само понятие «здоровье» по-английски звучит как «health», от «whole» (англосаксонский) - целый, целостный, что уже предполагает сложность, целостность и многомерность этого состояния.

Гален во II веке до н.э. определял здоровье как состояние, «... в котором мы не испытываем боли и которое не мешает выполнять функции нашей каждодневной жизни: участвовать в руководстве, мыться, пить, есть и делать все другое, что мы хотим».

Еще в начале 40-х годов XX столетия понятие «здоровье» рассматривалось как состояние человека, которое характеризуется гармоническим развитием и хорошей адаптацией к окружающей его физической и социальной среде. Здоровье не означает просто отсутствие болезней: это нечто положительное, это жизнерадостное и охотное выполнение обязанностей, которые жизнь возлагает на человека.

Основоположник валеологии И. И. Брехман (1966) рассматривал здоровье человека как способность сохранять соответствующую возрасту устойчивость в условиях резких изменений количественных и качественных параметров триединого потока сенсорной, вербальной и структурной информации.

Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье как «состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов» (ВОЗ: Устав, 1968), что характеризует целостность этого состояния.

«Здоровье - гармоническое единство биологических и социальных качеств, обусловленных врожденными и приобретенными механизмами» (Лисицын Ю. П., 1973), определение, отражающее биосоциальную сущность человека.

Один из основателей космической биологии и медицины Р. М. Баевский (1979) считал определяющим фактором здоровья адаптивность организма: «Возможность организма человека адаптироваться к изменениям окружающей среды, свободно взаимодействуя с ней, на основе биологической, психологической и социальной сущности человека».

«Здоровье индивида - динамическое состояние, процесс сохранения и развития его биологических, физиологических и психических функций, оптимальная трудоспособность и социальная активность при максимальной продолжительности жизни» (Казначеев В. П., 1983).

«Здоровье - это нечто большее, чем отсутствие болезней и повреждений. Это возможность полноценно трудиться, отдыхать, выполнять присущие человеку функции, свободно и радостно жить. Здоровье невозможно определить и понять в отрыве от условий и возможностей конкретной среды, в которой люди живут» (Лисицын Ю. П., 1985).

Н. М. Амосов (1987) характеризовал здоровье как «уровень функциональных возможностей организма, диапазон его компенсаторно-адаптационных реакций в экстремальных условиях, т. е. уровень резервных возможностей организма».

«Здоровье - это целостное многомерное динамическое состояние (включая его негативные и позитивные показатели) в процессе реализации генетического потенциала в условиях конкретной социальной и экологической среды и позволяющее человеку в различной степени осуществлять его биологические и социальные функции» (Щедрина А. Г., 1996). Таким образом, речь идет о диалектическом единстве здоровья и болезни, возможности их взаимного перехода.

Попытка обобщить многие вышеприведенные определения сделана валеологом В. В. Колбановым (1996): «Здоровье человека - это континуум естественных состояний жизнедеятельности, характеризующийся способностью организма к совершенной саморегуляции, поддержанию гомеостаза, самосохранению и самосовершенствованию соматического и психического статуса, при оптимальном взаимодействии органов и систем, адекватном приспособлении к изменяющейся окружающей среде, гуманном поведении и использовании резервных и компенсаторных механизмов в соответствии с фенотипическими возможностями выполнения биологических и социальных функций».

Чисто теоретическое значение, не имеющее в настоящее время экспериментального обоснования, являет следующее определение: «Здоровье - такое состояние организма, которое дает человеку возможность в максимальной степени реализовать свою генетическую программу в условиях социокультурного бытия данного человека» (Вайнер Э. Н., 1998). Однако не только степень реализации генетической программы человека, но и функциональное назначение генов пока не изучены.

Физиологический (медико-биологический) подход, основанный на основных принципах жизнедеятельности организма, был положен в основу определения здоровья Р. И. Айзманом (2000): «Здоровье - это способность организма сохранять свою психофизиологическую устойчивость (гомеостаз) в условиях адаптации к различным факторам окружающей среды и нагрузкам».

Принципиально новый подход в понимании понятия «здоровье» предлагают В. А. Лищук и Е. В. Мосткова, которые определяют здоровье не как влияние внешних условий и сопротивление им, а как проявление внутренней активности, в значительной степени противостоящей внешним воздействиям. Здоровье - это воля к жизни, умение жить. С этой точки зрения можно определить здоровье как способность к самосохранению, саморазвитию и самосовершенствованию. Более детально: здоровье - это способность:

  • - противостоять внешним и внутренним возмущениям, болезням, повреждениям, старению и другим формам деградации;
  • - приспосабливаться к среде и своим собственным возможностям;
  • - сохранять себя, а также естественную и искусственную среду своего обитания;
  • - увеличивать длительность полноценной жизнедеятельности;
  • - производить и выращивать полноценное потомство;
  • - улучшать возможности, свойства и способности своего организма, а также качество жизни и среды обитания;
  • - создавать, поддерживать и сохранять культурные, духовные и материальные ценности;
  • - к адекватному самосознанию, этико-эстетическому отношению к себе, ближним, человеку, человечеству, добру и злу.

По мнению этих авторов, отказавшись от понимания здоровья как состояния полного благополучия, человек перестает надеяться на обязанность общества охранять его здоровье, сетовать на невыполнение государством своих обязанностей по здравоохранению, замыкаться на генетической предрасположенности к здоровью или нездоровью, на влияние окружающей среды, а будет стремиться развивать в себе способность к преодолению этих факторов. Отсюда, конечно, не следует, что государство не должно заботиться о здоровье своих граждан.

Таким образом, во всех приведенных определениях можно выделить несколько подходов к здоровью: чисто биологический, социальный и биосоциальный.

Как бы мы ни стремились к непредвзятости, оценивая состояние здоровья, мы волей-неволей опираемся на общепринятые нормативы, поэтому характеристики «здоровый» и «нормальный» воспринимаются чаще всего как синонимы. Так, в «Толковом словаре русского языка» дается общеизвестное определение: «Здоровье - это нормальное состояние правильно функционирующего, неповрежденного организма» или «правильная, нормальная деятельность организма». Ориентация на определенную среднестатистическую норму приводит к тому, что явления, которые неизбежно попадают в разряд «ненормальных» (т. е. не вписываются в рамки, установленные данной нормой), расцениваются как «неполноценные». Подобная оценка мешает их углубленному исследованию и осмыслению, в них видят ошибку природы, которую следует устранить, не вникая в ее сущность. Такая позиция едва ли конструктивна, ибо предполагает страх и агрессию по отнош- нию к тому, что не укладывается в построенную картину мира. Особенно опасна такая позиция в связи с введением инклюзивного образования, увеличением числа детей-мигрантов в образовательных учреждениях с ранее мононациональным этническим составом учащихся. Кроме того, среднестатистическая норма не может отразить все многообразие индивидуальных особенностей человека: его морфофункциональную и психологическую конституцию, тип высшей нервной деятельности, темперамент, возрастно-половые и гендерные особенности, регион проживания, социальные и экологические условия жизни, профессиональный статус и т. д.

В силу того обстоятельства, что любые представления о здоровье детерминированы определенным социокультурным контекстом, в котором они формируются, и потому не могут быть абсолютными, возникает сомнение: корректно ли вообще делать предметом научного рассмотрения такое относительное и неопределенное понятие, как здоровье? В этой связи вспоминается известное высказывание Ф. Ницше: «Здоровья как такового не существует». При таком подходе проблема Здоровья в науке аналогична проблеме Истины в философии. Такое же положение занимает фундаментальное понятие «жизнь» в биологии: на сегодняшний день едва ли можно дать приемлемое для всех и окончательное определение жизни, но это вовсе не препятствует исследованию основных закономерностей возникновения и развития живого. То же самое справедливо и по отношению к здоровью: невозможность универсально определить его не исключает перспективности создания научных моделей здоровой личности.

Чем характеризуется современное понимание проблемы здоровья, сформировавшееся в результате многовекового накопления научных и практических знаний?

п

С одной стороны, все уровни взаимосвязаны между собой и оказывают взаимное влияние друг на друга, с другой - экологические факторы и социальные условия влияют на здоровье человека так же, как и человек влияет на окружающую среду. С этих позиций заболевание нельзя рассматривать исключительно как биологическое явление, так как оно вызывает не только физические, но психологические и нравственные страдания.

Холистическая модель здоровья

Рис. 1. Холистическая модель здоровья

Поэтому любое психосоматическое заболевание является свойством человеческого организма как системы. Оно не выводится по отдельности ни из психического, ни из физиологического свойства человека. Его невозможно объяснить путем исследования свойств какой-то одной подсистемы - психической или соматической. Только взаимодействие между этими подсистемами и окружающей средой может привести к новому состоянию организма, определяемому как психосоматическое заболевание. И только понимание этих связей может дать возможность эффективного воздействия на возникшее заболевание.

Говоря о взглядах на механизмы образования психосоматических симптомов, необходимо отметить их взаимосвязь с психологической защитой. Создавая телесные страдания, подсознание с их помощью приобретает «вторичную выгоду». Таким образом, болезнь удобна для подсознания, так как дает возможность обрести контроль над сферой сознания, позволяет подобным способом, основанным на искаженной, как в кривом зеркале, логике, доказать свою правоту во внутреннем конфликте (Сандомирский М. Е., 2005).

Таким образом, специфичность психосоматических нарушений связана и с психологической специфичностью, то есть с индивидуальным стереотипом эмоционального реагирования человека, и с психофизиологической специфичностью - избирательностью влияния подавляемых эмоций на ту или иную систему организма.

Так, по мысли А. Лоуэна (2000), один их механизмов психосоматических расстройств состоит в том, что страдающий ими человек отождествляет себя со своими болезнями, хотя может прервать эту идентичность, объяснив себе ее неправильность и нелогичность. Опыт показывает, что одного только осознания причин и механизмов болезни оказывается недостаточно для ее устранения. И самым главным выводом является то, что психосоматические расстройства обратимы при использовании внутренних психологических ресурсов человека - его желании стать здоровым, убежденности в том, что выздоровление возможно, и активном участии в процессе самоисцеления с помощью психологической и физической терапии, а также саморегуляции.

Психофизиологические механизмы, лежащие в основе разнообразных психологических проблем, по существу, связаны с внутренней неоднородностью бессознательной сферы личности, с конкуренцией доминант и тем самым сводятся к модели внутрипсихического конфликта. На физиологическом уровне проблема представляется как дезадаптивная доминанта, на психологическом уровне - как телесное проблемное состояние, дисфункциональный паттерн (Адамидес М., 1992) или подавленная целостность (Козлов В. В., 1997).

Физическое (телесное) здоровье характеризуется морфологическим и функциональным состоянием всех органов и систем, их взаимосвязью, обеспечивающих постоянство внутренней среды организма (гомеостаз) и гармоничное его взаимодействие с внешней средой. Эта дефиниция физического здоровья базируется на постулате о том, что гомеостаз и адаптация - основные принципы, лежащие в основе жизни (рис. 2), а потому «здоровье - это способность организма сохранять свою психофизиологическую устойчивость (гомеостаз) в условиях адаптации к различным факторам окружающей среды и нагрузкам» (Айзман Р. И., 2000).

Учитывая тему настоящего пособия, более подробно остановимся на характеристике психического здоровья и психофизиологии его нарушений.

Основные принципы жизнеобеспечения

Рис. 2. Основные принципы жизнеобеспечения

Декарт видел здоровье души в способности познавать истину. Другой известный философ Гельвеций считал, что отличительный признак здорового ума заключается в его способности правильно осуществлять сравнение сходств и различий, соответствий и несоответствий между различными предметами. Если в здоровом человеке между его двумя «Я» - субъективным и объективным - существует правильное, нормальное отношение, то в больном эта связь нарушена.

Одним из определяющих критериев психического здоровья, довольно часто применяемых в современных психотерапевтических методиках разной направленности, служит сопоставление образов реального и идеального «Я» (представление о том, каким человек хотел бы быть). Высокую степень совпадения реального «Я» с идеальным принято считать хорошим показателем психического здоровья.

Для психически здорового человека неприемлемы идеи заброшенности, одиночества, пессимистические настроения. Он обладает достаточным запасом жизненных сил, позволяющих ему поддерживать духовную бодрость и придерживаться оптимистических идеалов. «Смех - здоровье души», как учит армянская пословица.

Человек со здоровой психикой - это, прежде всего, человек воспитанный, социально хорошо адаптированный, не совершающий действий, противоречащих принятым в обществе нормам поведения. Современные западные психологи считают, что самоуважение и степень выраженности тревожности относятся к самым информативным показателям психического здоровья. Позитивно настроенные люди, которые имеют ясные цели в жизни и, соответственно, не склонны мучить себя вечными сомнениями, неуверенностью, дурными предчувствиями и пессимизмом, имеют хорошие перспективы на укрепление и поддержание собственного здоровья.

В структуру психического здоровья можно включить:

  • - адекватную самооценку и чувство уважения к себе;
  • - способность адаптироваться к изменяющимся условиям жизни;
  • - способность эффективно удовлетворять свои потребности и умение компенсировать те, которые невозможно удовлетворить в данный момент;
  • - уверенность человека в том, что он сам управляет своей жизнью, т. е. общий душевный комфорт, адаптивность и эффективный самоконтроль.

Американский исследователь Нэнси Мак-Вильямс - классик современного психоанализа, автор учебника по психоаналитической диагностике, - определила 16 признаков психоэмоционального здоровья:

  • 1. Способность любить. Способность вовлекаться в отношения, открываться Другому человеку. Любить его таким, какой он есть: со всеми недостатками и достоинствами. Без идеализации и обесценивания. Это способность отдавать, а не брать. Это касается и родительской любви к детям, и партнерской любви между мужчиной и женщиной.
  • 2. Способность работать. Это касается не только профессии. Это в первую очередь способность создавать и творить то, что ценно для человека, семьи, общества. Людям важно осознавать, что то, что они делают, имеет смысл и значение и для Других. Это способность привносить в мир что-то новое, творческий потенциал. Подростки часто испытывают сложность в этом.
  • 3. Способность играть. Здесь речь идет как о прямом смысле «игры» у детей, так и о способности взрослых людей «играть» словами, символами. Это возможность использовать метафоры, иносказания, юмор, символизировать свой опыт и получать от этого удовольствие.

Нэнси Мак-Вильямс приводит исследование эстонско-американского психолога Jaak Panksepp, который доказал, что игра имеет большое значение для развития мозга. Он писал, что молодые животные часто играют, используя телесный контакт, и это является важным и значимым для их развития. При этом если животным не позволить играть один день, то на следующий день они будут играть с двойным усердием. Ученый провел аналогию с людьми и сделал вывод, что, возможно, гиперактивность у детей - это следствие недостатка игры. Кроме того, в современном обществе наблюдается общая тенденция к тому, что мы перестаем играть. Наши игры из «активных» превращаются в «отстраненно-наблюдательные». Мы все меньше сами танцуем, поем, занимаемся спортом, все больше наблюдая за тем, как это делают другие. Интересно, какие это несет последствия для психического здоровья?

  • 4. Безопасные отношения. К сожалению, нередко люди, обращающиеся к психотерапии, состоят в насильственных, угрожающих, зависимых - одним словом, нездоровых отношениях. И одна из целей психотерапии - помочь им это исправить. Чтобы лучше понять причины и природу этого явления, мы можем обратиться к теории привязанности Джона Боулби. Он описал три типа привязанности: нормальную, тревожную (сложно выносить одиночество, поэтому человек «прилипает» к значимому объекту) и избегающую (человек может легко отпустить Другого, но при этом остается с колоссальной тревогой внутри). Впоследствии выделился еще один тип привязанности - дезорганизованный (D-тип): люди с этим типом привязанности часто реагируют на ухаживающего за ними человека как на источник одновременно тепла и страха. Это свойственно людям с пограничным уровнем личностной организации и часто наблюдается после насилия или отвержения в детстве. Такие люди «прилипают» к объекту привязанности и одновременно «кусают» его. К сожалению, нарушения привязанности - весьма распространенное явление. Но хорошая новость в том, что тип привязанности можно изменить. Как правило, для этого хорошо подходит психотерапия.
  • 5. Автономия. У людей, обращающихся к психотерапевту, часто отмечается недостаток автономии (но огромный потенциал, раз они в терапию все-таки пришли). Люди делают не то, чего на самом деле хотят. Они даже не успевают «выбрать» (прислушаться к себе), чего же им хотеть. При этом иллюзорно автономия может смещаться на другие области жизни. Например, пациенты, страдающие от анорексии, зачастую пытаются контролировать хоть что-то, что им кажется доступным, выбирая при этом вместо своих желаний собственный вес.
  • 6. Постоянство себя и объекта или концепция интегрированности. Это способность оставаться в контакте со всеми сторонами собственного Я: как хорошими, так и плохими, как приятными, так и не вызывающими бурной радости. Это также способность чувствовать конфликты и при этом не расщепляться. Это контакт между ребенком, которым я был, тем, кто я есть сейчас, и той личностью, которой я буду через 10 лет. Это способность учитывать и интегрировать все, что дано природой, и то, что я в себе сумел развить. Одним из нарушений этого пункта может быть «нападение» на собственное тело, когда оно бессознательно не воспринимается как часть себя. Оно становится чем-то отдельным, что можно заставить голодать или резать и т. п.
  • 7. Способность восстанавливаться после стресса (сила Эго). Если у человека достаточно силы Эго, то, когда он сталкивается со стрессами, он не заболевает, не использует для выхода из него только одну ригидную защиту, не срывается. Он способен самым лучшим способом адаптироваться к новой ситуации.
  • 8. Реалистичная и надежная самооценка. Многие люди нереалистично и при этом слишком жестко оценивают себя, обладают критикующим суровым Супер-Эго. Возможна и обратная ситуация (характерная для США) - наоборот завышенная самооценка. Родители восхваляют детей, желая иметь все самое лучшее, в том числе и «лучших» детей. Но такая необоснованная похвала, лишенная в самой своей сути любви и тепла, вселяет в детей чувство пустоты. Они не понимают, кем являются на самом деле, и им кажется, будто никто их в действительности не знает. Они часто действуют, как будто имеют право на особое отношение к себе, хотя, по сути, не заработали этого.
  • 9. Система ценностных ориентаций. Важно, чтобы человек понимал этические нормы, их смысл, при этом был гибок в следовании им. В XIX веке говорили о «моральном безумии», что сейчас называют скорее антисоциальным расстройством личности. Это серьезная проблема, связанная с непониманием, нечувствованием человеком различных этических, моральных и ценностных норм и принципов. Хотя в то же время у таких людей могут быть сохранны другие элементы из данного списка.
  • 10. Способность выносить накал эмоций. Выносить эмоции - значит уметь оставаться с ними, чувствовать их, при этом не действуя под их влиянием. Это также одновременная способность оставаться в контакте и с эмоциями, и с мыслями - своей рациональной частью.

И. Рефлексия. Способность оставаться эго-дистонным, посмотреть на себя как бы со стороны. Люди с рефлексией способны видеть, что именно является их проблемой, и, соответственно, обходиться с ней таким образом, чтобы решить ее, максимально эффективно помогая себе.

  • 12. Ментализация. Обладая этой способностью, люди способны понять, что Другие - это совершенно отдельные личности со своими особенностями, личностной и психологической структурой. Такие люди также видят разницу между тем, что они чувствуют себя обиженными после чьих-то слов, и тем, что на самом деле Другой человек не хотел их обидеть. Обида, скорее, вызвана их личным, персональным опытом и личностными особенностями.
  • 13. Широкая вариативность защитных механизмов и гибкость в их использовании.
  • 14. Баланс между тем, что я делаю для себя и для своего окружения. Это про возможность быть собой и заботиться о собственных интересах, учитывая при этом и интересы партнера, с которым есть отношения.
  • 15. Чувство витальности. Способность быть и чувствовать себя живым. Человек может нормально функционировать, но при этом быть как будто неживым.
  • 16. Принятие того, что мы не можем изменить. Это про способность искренне и честно грустить, испытывать скорбь в связи с тем, что невозможно изменить. Принятие своей ограниченности и оплакивание того, чего бы нам хотелось иметь, но его у нас нет.

Таким образом, у каждого человека могут присутствовать в разной степени эти 16 элементов психического здоровья. Есть определенные закономерности и взаимосвязи между, например, типом личностной организации и «пробелами» в этом списке. Но в самом общем виде этот список представляет собой глобальную цель для психотерапии с преимущественным учетом личных особенностей каждого человека. И, конечно, перечисленные элементы психического здоровья не являются однозначным строгим эталоном, скорее - ориентиром, который, впрочем, каждый вправе сам для себя выбрать.

Если задаться вопросом, а можно ли всё-таки попытаться выделить среди уже известных критериев психического здоровья наиболее важный, то, вероятно, предпочтение нужно отдать психическому равновесию. С его помощью можно судить о характере функционирования психической сферы человека с различных сторон (познавательной, эмоциональной, волевой). Этот критерий органично связан с двумя другими: гармоничностью организации психики и её адаптивными возможностями. В общем смысле под гармонией понимается согласованность во взаимодействии организма и среды. Известный немецкий ученый и врач Р. Вирхов сделал следующее пояснение по этому поводу: мы можем вместо «гармония» сказать «равновесие», а вместо «дисгармония» - «нарушение равновесия» (О целительных силах организма. - СПб., 1986). Здоровый человек - это человек гармоничный.

Один из представителей гуманистического направления американский психолог А. Маслоу полагает, что здоровый человек - это, прежде всего, человек счастливый, живущий в гармонии с самим собой, не ощущающий внутреннего разлада, защищающийся, но не нападающий первым ни на кого и пр. Им же сформулированы и основные потребности здорового человека, к которым Маслоу относит:

  • - физиологические потребности;
  • - потребность в безопасности;
  • - потребность в привязанности и любви;
  • - потребность в самоактуализации, т. е. в выражении присущих личности способностей.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сформулировала критерии психического здоровья:

  • - осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я»;
  • - чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;
  • - критичность к себе и своей собственной психической деятельности и к её результатам;
  • - соответствие психических реакций силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;
  • - способность к самоуправлению в соответствии с социальными нормами, правилами и законами;
  • - способность планировать и реализовывать собственную жизнь;
  • - способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

У этих критериев нет иерархии и нет их точного количества. Их границы вычерчиваются интуитивно.

Продолжая разрабатывать проблему «психической нормы», ВОЗ описывает уровни психического здоровья:

  • • Эталонное здоровье (идеальное) - полная адаптация индивида, гармоническое развитие; позитивно представлены все критерии психического здоровья, не просматривается вероятность психических расстройств.
  • • Среднестатистический уровень - состояние показателей психики соответствует популяционным с учетом пола, возраста, социального положения, социокультурных условий и прочего. На этом уровне есть вероятность расстройств поведения и психики (кризисы индивидуального развития).
  • • Конституциональный уровень - связан с типологиями устройства психики и тела. На этом уровне существует группа риска по причине телосложения.
  • • Уровень акцентуаций - заострение личностных черт характера. В результате этого человек делается уязвимым.
  • • Предболезнь - наличие отдельных симптомов психического расстройства. С вероятностью в 92% такие симптомы, как головная боль, расстройства сна, утомляемость, раздражительность, вспыльчивость, эмоциональная лабильность, тревожность, могут перейти в болезнь.

Б. С. Братусь выделяет 3 уровня психического здоровья:

  • - высший или индивидуально-исполнительный, т. е. уровень реализации деятельности;
  • - личностно-смысловой;
  • - психофизиологический (особенности нервных процессов).

Мы считаем, что психофизиологическими уровень здоровья значительно шире, чем только характеристика основных нервных процессов, поскольку последние являются базой для проявления различных паттернов поведения, характеризующих личность, и поэтому уместнее говорить о психофизиологическом здоровье как целостной категории, включающей все уровни.

В заключение перечислим некоторые из наиболее часто называемых в литературе критериев здоровья, попробовав распределить их в соответствии с видами проявления психического (процессы, состояния, свойства).

Из психических процессов чаще упоминаются:

  • - максимальное приближение субъективных образов к отражаемым объектам действительности (адекватность психического отражения);
  • - адекватное восприятие самого себя;
  • - способность концентрации внимания на предмете;
  • - удержание информации в памяти;
  • - способность к логической обработке информации;
  • - критичность мышления;
  • - креативность (способность к творчеству, умение пользоваться интеллектом);
  • - дисциплина ума (управление мыслительным потоком).

В сферу психических состояний обычно включают:

  • - эмоциональную устойчивость (самообладание);
  • - зрелость чувств соответственно возрасту;
  • - совладание с негативными эмоциями (самые разрушительные из них - страх, гнев, жадность, зависть);
  • - свободное, естественное проявление чувств и эмоций;
  • - способность радоваться;
  • - сохранность привычного (оптимального) самочувствия.

Среди свойств личности - это:

  • - оптимизм;
  • - сосредоточенность (отсутствие суетливости);
  • - уравновешенность;
  • - нравственность (честность, совестливость и др.);
  • - адекватный уровень притязаний;
  • - чувство долга;
  • - уверенность в себе;
  • - необидчивость (умение освобождаться от затаенных обид);
  • - неленость;
  • - независимость;
  • - непосредственность (естественность);
  • - чувство юмора;
  • - доброжелательность;
  • - самоуважение;
  • - адекватная самооценка;
  • - самоконтроль;
  • - воля;
  • - энергичность, активность;
  • - целеустремленность (обретение смысла жизни).

Особое значение среди критериев психического здоровья личности придаётся степени ее интегрированности, гармоничности, уравновешенности, а также таким составляющим её направленности, как ориентация на саморазвитие, обогащение своей личности. Исходя из этих характеристик психического здоровья, можно выделить основные признаки психического нездоровья, неблагополучия.

В сфере психических процессов чаще упоминаются: неадекватное восприятие самого себя, своего «Я»; нелогичность; снижение когнитивной активности; хаотичность (неорганизованность) мышления; категоричность (стереотипность) мышления; повышенная внушаемость; некритичность мышления.

К психическим состояниям обычно относят аффективную тупость; беспричинную злость; враждебность; ослабление как высших, так и низших инстинктивных чувств; повышенную тревожность.

Среди свойств личности можно отметить: зависимость от вредных привычек; уход от ответственности за себя; утрата веры в себя, свои возможности; пассивность («духовное нездоровье»), В целом нездоровая личность достаточно дезинтегрирована; ей присущи утрата интереса, любви по отношению к близким, пассивная жизненная позиция. В плане самоуправления она отмечается неадекватностью самооценки; ослабленным (вплоть до утраты) или, напротив, неоправданно гипертрофированным самоконтролем; ослаблением воли.

Высшим уровнем здоровья является нравственное.

Нравственное здоровье - комплекс характеристик мотивационной и потребностно-информационной основы жизнедеятельности человека, которая определяется соблюдением общечеловеческих принципов морали и нравственности, правовых норм и законов данного общества. Философ, врач и математик Пифагор считал, что нравственное здоровье есть стремление к добру. Нравственное здоровье нередко отождествляют с социальным здоровьем. Социальное здоровье находит отражение в следующих характеристиках: адекватное восприятие социальной действительности; интерес к окружающему миру; адаптация (равновесие) к физической и общественной среде; направленность на общественно полезное дело; культура потребления; альтруизм; эмпатия; ответственность перед другими; бескорыстие; демократизм в поведении. Соответственно, социальное неблагополучие проявляется в неадекватном восприятии (отражении) окружающего мира; дезадап- тивном поведении; конфликтности; враждебности; эгоцентризме (выливающемся в жесткость и бессердечность); стремлении к власти (как самоцель); вещизме и др.

В упрощенном и в то же время обобщенном виде можно считать критериями здоровья: соматического - я могу; психического - я хочу; нравственного - я должен (Д. Н. Давиденко, 1996).

Целостность. Большинство специалистов сходится в том, что здоровье не может быть сведено к простой сумме нормативных показателей, но представляет собой системное качество, характеризующее человеческое бытие в его целостности. Соответственно этому представители Health Psychology отнесли целостность, наряду с компетентностью и ответственностью, к фундаментальным атрибутам здорового существования и включили эту характеристику в универсальную формулу здоровья. Когда понятие здоровья используется в психологическом контексте, то подразумевается определенный уровень интегрированности личности (К. Г. Юнг, Г. Олпорт, С. Гроф) или способность к интеграции (ассимиляции) жизненного опыта (К. Роджерс). Интегративные процессы здоровой психики традиционно противопоставляются дезинтеграции и расщепленности, характерной для психопатологии. Такой подход базируется на холистическом подходе к здоровью.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >