Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Менеджмент arrow РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИЙ
Посмотреть оригинал

Кластерный подход в управлении развитием территорий

Активное стимулирование развития кластеров во многих регионах мира обусловлено широкими возможностями для экономического роста и рядом положительных мультипликативных эффектов, возникающих в экономике при наличии точек роста с налаженными внутренними кооперационными связями, ориентированными на выстраивание цепочек создания стоимости и вывод конечной продукции на внешние рынки. Важно учитывать, что одна из основных задач, решаемая территориальными кластерами посредством развития предпринимательской активности и повышения конкурентоспособности региона их базирования, заключается в социально-экономическом развитии территории.

В связи с этим задачей органов власти становится не выращивание кластеров «с нуля», а разработка взвешенного долгосрочного подхода к вопросам комплексного развития территорий и отраслей региональной специализации на основе внедрения кластерной политики и се отдельных элементов в систему управления развитием территорий. Один из наиболее распространенных вариантов формализации кластерной политики — программный подход к поддержке территориальных кластеров и проектов, инициируемых участниками кластеров.

В то же время только усилия органов власти, направленные на стимулирование процессов кластеризации на уровне страны в целом или ее отдельных регионов, не гарантируют эффективность развития кластеров, как объектов государственной политики.

Необходимость выстраивания в рамках кластера модели тройной спирали1 (Triple Helix Model), обеспечивающей взаимодействие организаций и предприятий, представляющих бизнес (продуцирует инновации), науку (продуцирует знания) и власть (выполняет функцию координатора), сегодня нс только признается экспертным сообществом, но и ложится в основу региональных и государственных программ (например, в Норвегии, Финляндии, Швеции, Японии) стимулирования развития как территориальных кластеров, так и инновационных процессов в целом. Именно качество взаимодействия всех групп участников кластера определяет эффективность его деятельности, возможности продуцировать инновации и занимать конкурентные позиции, в том числе на внешних рынках.

Накопленный опыт реализации кластерной политики показывает, что проекты развития территориальных кластеров — одна из наиболее эффективных моделей частно-государственного партнерства, в которой первоначальный импульс к формированию потенциально эффективного кластера обычно исходит «снизу», через выстраивание отдельных проектов и программ, инициируемых местным бизнесом или научным сообществом.

Именно активность региональных стейкхолдеров, формирующих инициативную группу в целях формализации (институционализации) отношений между участниками кластера, создания системы коллективного самоуправления и учета общих интересов[1] [2], лежит в основе оформления кластерной инициативы (cluster initiative), которую можно определить как совместные организованные усилия фирм, правительственных, образовательных и исследовательских организаций, направленные на увеличение роста и конкурентоспособности конкретного кластера1. Практика формирования кластерных инициатив относительно невелика. Даже в наиболее развитых странах до 2000 г. возникло не более 40% из них. В транзитивных и развивающихся странах доля таких ранних инициатив составляет от 10 до 20%[3] [4].

Согласно зарубежным исследованиям[5], в спектр целей, которые кластерные инициативы ставят перед собой, входят:

  • • развитие сетевых взаимодействий между фирмами и их сотрудниками;
  • • поддержка развития бизнес-сообщества, существующих в кластере фирм, привлечение новых участников, образование «спин-офф» компаний;
  • • анализ технических тенденций в отрасли;
  • • развитие инноваций и новых технологий;
  • • улучшение производственного процесса, обеспечение диффузии нововведений в кластере;
  • • развитие экспортных поставок из кластера;
  • • привлечение в кластер специалистов и ученых;
  • • обеспечение технологического тренинга и тренинга руководства компаний;
  • • создание местной «идентичности» в отрасли;
  • • создание бренда кластера;
  • • создание условий для привлечения инвестиций;
  • • лоббирование в правительстве внутрикластерных проектов по развитию инфраструктуры, субсидирования кластеров и др.

Исходя из приведенных выше предпосылок, кластерная политика может быть определена как комплекс мер по формированию условий (в том числе деловой среды, развития конкуренции, создания инфраструктуры) для развития кластеров, поддержке кластерных инициатив[6].

Реализация кластерной политики направлена на решение следующих задач[6]:

  • • содействие повышению конкурентоспособности предприятий и организаций, входящих в состав территориальных кластеров;
  • • развитие инновационной, производственной, транспортной, энергетической инженерной, жилищной и социальной инфраструктуры территориальных кластеров;
  • • содействие привлечению на территорию базирования территориальных кластеров инвестиций;
  • • развитие системы профессионального и непрерывного образования;
  • • развитие малого и среднего предпринимательства;
  • • формирование, развитие и тиражирование эффективных механизмов частно-государственного партнерства;
  • • развитие международной научно-технической и производственной кооперации.

Мировой опыт подтверждает, что формирование и реализация кластерной политики со стороны органов государственной власти — важный шаг в выстраивании полноценной линейки инструментов повышения конкурентоспособности регионов. Кластерную политику можно воспринимать как территориальную проекцию политики государства, направленную на развитие национальной конкурентоспособности. В свою очередь территориальные кластеры выступают проводниками соответствующих мер государственной политики, позволяя их апробировать непосредственно на центрах формирования конкурентных преимуществ и точках регионального роста.

Если в 1970—1980-х гг. в ряде европейских государств возникали региональные программы, направленные на стимулирование развития формирующихся в них кластеров, то к концу 2000-х гг. в 26 государствах — членах ЕС программы по развитию кластеров осуществлялись уже на национальном уровне1.

Период бурного распространения государственных кластерных программ по всему миру пришелся уже на начало 2000-х гг. В настоящее время, используя инструменты государственной кластерной политики, развитие территориальных кластеров осуществляется, в том числе, в Австралии, Бразилии, Индии, Канаде, Малайзии, Республике Корея, Сингапуре, Японии и других странах. Эффективность зарубежных программ развития кластеров подтверждается длительным периодом их реализации, регулярной сменой завершенных программ стимулирования кластеров новыми.

Государственные программы развития кластеров, выступающие в качестве основного инструмента кластерной политики в странах ЕС, обладают следующими особенностями[8] [9]:

  • • направленность на поддержку кластеров в высокотехнологичных секторах экономики;
  • • распределение государственных ресурсов по получателям поддержки на конкурсной основе;
  • • основными бенефициарами (выгодоприобретателями) государственных программ выступают малые и средние предприятия;
  • • за реализацию кластерной политики и, как следствие, за разработку различных программ поддержки кластеров, как правило, отвечают несколько национальных ведомств;
  • • мониторинг и оценка конкретных программ поддержки кластеров на данный момент не распространены повсеместно.

В последние несколько лет наметились новые стратегические тенденции1 в развитии кластерных инициатив и соответствующих государственных программ стимулирования их развития:

  • • переход к поддержке кластеров мирового уровня;
  • • усиление межведомственной координации кластерных программ;
  • • стимулирование межкластерного взаимодействия;
  • • вовлечение кластеров в формирование и реализацию региональных стратегий (smart specialization).

С точки зрения выделения моделей формирования кластеров, лежащих в основе процессов кластеризации экономики различных стран и групп государств, представляет интерес их классификация, осуществленная специалистами Центра региональных экономических исследований экономического факультета УрГУ[10] [11]. Эксперты выделили шесть моделей:

  • • Итальянская модель отличается большим количеством малых фирм, объединенных в различные ассоциации для повышения конкурентоспособности. Эта модель применима для продукции невысокого технологического уровня с большой степенью дифференциации и колебаниями спроса.
  • • Японская модель формируется вокруг фирмы-лидера с масштабным производством, интегрирующей массу поставщиков на различных стадиях цепочки. Применима для производства технологически сложной продукции. Разработка продукта требует высоких постоянных издержек, которые могут окупиться только при большом объеме продаж.
  • • Финская модель характеризуется высоким уровнем инноваций, поддерживается мощным сектором научных исследований и разработок, развитой системой образования, интернационализацией бизнеса. В наибольшей степени применима для небольших компактных стран с относительным дефицитом природных ресурсов, ориентированных на экспорт.
  • • Североамериканская модель отличается выраженной конкуренцией между предприятиями, применима, если производственный процесс нс предполагает налаживания тесных взаимосвязей. За счет конкуренции между поставщиками в кластере, а также за счет массового производства у головной фирмы достигается низкая себестоимость конечного продукта.
  • • Индийско-китайская модель. Ключевую роль играет государство. Основной акцент делается на зарубежные инвестиции, приносящие современные технологии и предоставляющие выход на мировые рынки.
  • • Советская модель. Рыночные отношения и конкуренция сведены к минимуму, производство сконцентрировано на крупных фирмах. Применима в сырьевых отраслях регионов с низкой плотностью населения и слабым развитием.

Кластерная политика в современной России получает широкое распространение и реализуется в общегосударственном и региональном масштабах путем внедрения кластерного подхода в систему управления развитием территорий и пространственной организации экономики. Федеральными и региональными органами исполнительной власти создаются стимулы и инструменты активизации процессов кластеризации в субъектах РФ.

Процесс формирования конкурентоспособных территориальных кластеров базируется не только на основе выявления кластерных инициатив, появившихся в условиях рыночной экономики (в том числе на базе имеющих территориальную привязку мест сосредоточения конкурентоспособных предприятий: ОЭЗ, индустриальных парков, технопарков, территорий инновационного развития, зон опережающего развития и др.), но также и в точках роста, импульс к развитию которых был дан еще во времена Советского Союза (территориально-производственные комплексы, наукограды, закрытые административно-территориальные образования). Организации и предприятия, локализованные на этих территориях, формируют очаги концентрации значительной части производственного, инновационного, научного и образовательного потенциала России, вступающие в качестве ядер формирования кластеров.

Существует мнение, что прототипами кластерных образований в централизованной экономике СССР были территориально-производственные комплексы (ТПК), значительный опыт функционирования которых был накоплен, начиная с 1930-х гг. ТПК представляли собой наиболее крупные таксономические единицы взаимосвязанных сочетаний предприятий, локализованных на сравнительно небольшой территории с целью оптимизации природных и трудовых ресурсов региона.

Особое место в территориальной структуре народного хозяйства СССР занимали крупные территориальпо-производствеппые комплексы СССР, создаваемые в районах нового освоения. В сущности, это разновидность промышленного района, планово формируемого в районах нового освоения. При этом на конкретной территории, где велись крупные хозяйственные преобразования по целевым программам, комплексно сочетались взаимосвязанные отрасли производства и объекты непроизводственной сферы1.

Несмотря на значительную принципиальную схожесть моделей ТПК и кластеров (четкая специализация в масштабе страны и региона базирования, концентрация на ограниченной территории, интенсивная внутри- и межотраслевая кооперация, эффективность использования ресурсов, единая для организаций и предприятий производственная и социальная инфраструктура и др.), условия формирования и функционирования этих структур говорят о необходимости их разделения.

В качестве основных отличительных черт кластеров и ТПК[12] [13] (представленные различия в значительной степени подходят для сопоставления кластерев с наукоградами и закрытыми административно-территориальными образованиями) можно выделить следующие:

  • • кластеры образуются преимущественно самостоятельно, «снизу», путем формирования кластерных инициатив, тогда как TIIK были созданы правительственными решениями;
  • • кластеры образуются в староосвоенных районах, часто в пределах городских агломераций, а ТПК — преимущественно в районах нового освоения с низкой плотностью населения;
  • • в кластерах выстраивается преимущественно горизонтальная система взаимосвязей, тогда как структура ТПК отдавала ведущую роль крупным вертикально-интегрированным предприятиям, управляемым государством;
  • • кластеры, сформированные в рыночных условиях, ориентируются в своей производственной деятельности на рыночный спрос, тогда как для предприятий, включенных в состав ТПК, основным заказчиком выступало государство;
  • • для кластеров характерно наличие как внешней, так и внутренней конкурентной среды, тогда как для предприятий ТПК конкурентная борьба зачастую сводилась к борьбе за государственные заказы.

Таким образом в СССР практика кластеризации хозяйства в современном понимании не получила своего развития. Не все ТПК, искусственно созданные при плановой экономике, оказались жизнеспособными в рыночных условиях, в том числе по причине разрушения налаженных хозяйственных связей и выпадения из них государства — основного потребителя продукции, производимой ТПК. В то же время, концепция ТПК не противоречит кластерному подходу к управлению развитием территорий и организации экономики и может быть применима, например, для целей развития регионов нового освоения.

Сегодня на федеральном уровне рамки кластерной политики задаются в первую очередь Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г.1 и Стратегией инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.[14] [15]

Со стороны федеральных органов власти предпринимаются меры, направленные на интенсификацию кооперационных связей между компаниями с государственным участием и вузами в сфере реализации инновационных проектов, на вовлечение государственных компаний, их дочерних и зависимых обществ в реализацию проектов, инициируемых территориальными кластерами. С 2010 г. Минэкономразвития России предоставляет субсидии регионам для создания и функционирования центров кластерного развития как одного из инструментов поддержки малого и среднего предпринимательства, в задачи которого также входят информационная и организационная поддержка формирующихся в регионе кластерных инициатив.

В 2012 г. Минэкономразвития России инициировало проведение конкурсного отбора пилотных программ развития инновационных территориальных кластеров (ИТК). Всего в конкурсе участвовали 94 кластерных образования из 49 субъектов РФ. Исходя из оценки текущего уровня и перспектив развития научно-технологического, образовательного и производственного потенциала кластеров, а также качества жизни и уровня развития инфраструктуры на территории их базирования и, собственно, организационного развития кластеров, в ходе конкурсной процедуры было отобрано 25 пилотных программ развития ИТК, расположенных в 20 регионах РФ (рис. 9.2 на цветной вкладке).

Инновационные территориальные кластеры в основном располагаются в европейской части страны. Только 7 из 25 кластеров — в азиатской части. Наибольшее число ИТК, располагаются в отличающихся традиционно высоким уровнем инновационной активности регионах ПФО (девять ИТК), ЦФО (шесть ИТК) и СФО.

Отечественные ИТК различаются и по инициаторам, выступившим в качестве лидеров в процессе формирования кластерных инициатив. Так, ведущая роль крупных компаний характерна для программ развития Аэрокосмического кластера Самарской области, Камского кластера Республики Татарстан, Нижегородского индустриального инновационного кластера в области автомобилестроения и нефтехимии. Наоборот, инициаторами формирования ИТ-кластера в г. Санкт-Петербурге стали в первую очередь малые и средние предприятия. Научно-исследовательские институты играют ведущую роль в кластерных инициативах, сформировавшихся в городах Пущино, Обнинск, Троицк, Димитровград. Катализатором формирования кластера «Физтех-XXI» стало высшее учебное заведение.

Отобранные 25 кластеров локализованы преимущественно на территориях с высоким уровнем концентрации научно-технической и производственной деятельности. В их число входят, в частности, ряд наукоградов, территорий базирования ОЭЗ, закрытых административно-территориальных образований[16].

Модели территориальной организации ИТК также имеют ряд отличий. Так, на территориях городов Сэров и Железногорск кластеры функционируют в четко очерченных границах ЗАТО, а, например, компании Титанового кластера Свердловской области и Нижегородского индустриального инновационного кластера в области автомобилестроения и нефтехимии рассредоточены но всей территории региона. Кластеры, локализованные на территории г. Москвы, г. Санкт-Петербурга, Новосибирской, Томской и Московской областей, объединяют предприятия, научные и образовательные организации в рамках сетевых структур крупных агломераций.

После формирования в 2012 г. перечня пилотных ИТК развитие кластерной политики в России было продолжено в первую очередь в части разработки и апробации применения ряда инструментов стимулирования развития ИТК. Важнейшими из них стали софинансирование из средств федерального и регионального бюджетов мероприятий, заложенных в программы развития пилотных ИТК; поддержка проектов кластеров институтами развития и компаниями с государственным участием, реализующими программы инновационного развития.

С 2013 г. в регионах РФ начинают разворачиваться программы, связанные со стимулированием развития пилотных ИТК. Согласно обследованию 13 региональных программ развития ИТК, проведенному Российской кластерной обсерваторией, в системе целеполагания анализируемых программ, реализация большинства из которых рассчитана на период до 2016 г., преобладают задачи, направленные на формирование в рамках кластеров исходных условий развития инновационных систем[17] (рис. 9.3 на цветной вкладке).

Частота выделения группы задач, ориентированных, например, на развитие объектов инновационой, базовой (транспортной, энергетической, инженерной и социальной) и образовательной инфраструктуры, подтверждает, что потенциал повышения конкурентоспособности пилотных ИТК регулируется в первую очередь в плоскости реализации инфраструктурных проектов.

Задачи программ, раскрывающие уже накопленный пилотными ИТК конкурентный потенциал, ориентированные на расширение кластеров, соответствующие конечным этапам инновационного процесса, встречаются гораздо реже.

Задачи, направленные на коммерциализацию, диффузию технологий и инноваций, рост объемов инновационной продукции упоминаются в среднем лишь в трети программ. Это может свидетельствовать не только об ориентации большинства программ прежде всего на создание в рамках ИТК лишь базовых, первичных элементов инновационной системы, но и о «молодости» российских кластерных инициатив, получивших статус пилотных.

Формирование кластерной инициативы предполагает организационное развитие кластера. Складывающаяся в отечественных кластерах схема организационного развития кластера представлена на рис. 9.4.

Стратегическое управление развитием кластера лежит в сфере ответственности общего собрания участников кластера, правления кластера и наблюдательного совета кластера. Решение текущих управленческих вопросов осуществляется управляющей компанией кластера и рабочими группами по направлениям развития кластера.

Общее собрание участников кластера — высший орган управления кластера, осуществляющий руководство его деятельностью, утверждая, в том числе управляющую компанию кластера, состав его правления и наблюдательного совета, а также документы, регулирующие развитие кластера.

Типовая схема организационного развития кластера

Рис. 9.4. Типовая схема организационного развития кластера

В состав правления кластера входят представители ключевых участников кластера (крупнейших предприятий, вузов, научных и финансовых организаций и т.д.). В сферу ответственности этого органа управления кластером входят, в том числе созыв общего собрания участников кластера; содействие управляющей компании кластера и его участникам в реализации приоритетных проектов; разработка стратегических и программных документов, регулирующих развитие кластера; принятие иных решений, необходимых для развития кластера.

В наблюдательный совет кластера входят не только его участники, но и представители заинтересованных в развитии кластера структур. Задача наблюдательного совета — стратегическое управление и оказание содействия продвижению приоритетных проектов развития кластера.

Управляющая компания кластера — ключевой орган оперативного управления развитием кластера, осуществляющий методическое, организационное, экспертно-аналитическое и информационное сопровождение его деятельности. Целью деятельности управляющей компании кластера выступает создание условий для эффективного взаимодействия его участников, обеспечение реализации приоритетных проектов и мероприятий, направленных на развитие кластера. В отечественной практике функцию управляющей компании кластера (в терминах Минэкономразвития России — специализированная организация развития кластера) зачастую выполняет региональный институт развития или центр кластерного развития, что в значительной степени повышает степень вовлеченность региональных органов власти в процессы управления кластером.

Рабочие группы по направлениям развития кластера формируются в зависимости от приоритетов развития и специфики актуальных для кластера задач (например, в сфере развития производственного, научно-технологического, кадрового потенциала кластера, маркетингового продвижения его продукции и т.д.).

Сегодня кластерный подход, активно применяемый в зарубежной практике управления региональным развитием, реализуется в России, в том числе в качестве одного из действенных направлений региональной и инновационной политики. Ожидания от становления отечественных кластерных инициатив достаточно высоки. Обобщенно их можно сгруппировать по следующим направлениям:

  • • накопление институциональных изменений, способствующих усилению связанности региональных инновационных процессов, кооперации субъектов производственной, научной и инновационной системы, созданию «инновационного лифта» на региональном уровне;
  • • модернизация советской модели территориальной организации производства;
  • • закрепление региональных игроков на имеющихся конкурентных позициях и расширение их конкурентных возможностей;
  • • интеграция региональных инновационно-активных игроков в глобальные инновационные потоки и мировую науку;
  • • выделение в национальном масштабе носителей технологического потенциала, определение мер стимулирования их развития;
  • • привлечение (закрепление) в регионы квалифицированных кадров;
  • • апробация мер комплексного воздействия на точки регионального роста.

  • [1] См.: Etzkowitz Н., Leydesdor L. The Triple Helix — University-Industry-Government Relations: a laboratory for knowledge-based economic development // EASST Review. 1995. № 1 (14).
  • [2] Cm.: The Cluster Policies Whitebook / T. Andersson, E. Hansson, S. Serger, J. Sorvik.Mahno : IKED, 2004.
  • [3] Solved 0., Lindquist G., Ketels C. The Cluster Initiative Greenbook. Stockholm : BrommaTryck AB, 2003. P. 9.
  • [4] Cm.: Ketels C., Lindquist G., Solved O. Cluster Initiatives in Developing and TransitionEconomies. Stockholm : Center for Strategy and Competitiveness, 2006 ; Пилипенко И. В. Кнастеры и территориально-производственные комплексы в региональном развитии //Региональное развитие и региональная политика России в переходный период / иод общ.ред. С. С. Артоболевского, О. Б. Глезер. М.: Изд-во МГТУ, 2011.
  • [5] Solved О., Lindquist G., Ketels С. The Cluster Initiative Greenbook. P. 10—11.
  • [6] Ключевые термины // Российская кластерная обсерватория. URL: http://cluster.hse.ru / about/termins.php
  • [7] Ключевые термины // Российская кластерная обсерватория. URL: http://cluster.hse.ru / about/termins.php
  • [8] См.: Cluster policy in Europe. Л brief summary of cluster policies in 31 European countries.Norway : Oxford research AS, 2008.
  • [9] Абашкин В. Л., Бояров А. Д., Куценко Е. С. Кластерная политика в России: от теориик практике // Форсайт. 2012. № 3 (6). С. 19—20.
  • [10] См.: Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации /В. Л. Абашкин, М. Ю. Голанд [и др.] ; под общ. ред. Л. М. Гохберга, А. Е. Шадрина. М.: ИДНИУ ВШЭ, 2013.
  • [11] См.: Модели организации региональных промышленных кластеров: обзор международного опыта / И. С. Алейникова, П. В. Воробьев [и др.]; Центр региональных экономическихисследований экономического факультета УрГУ // Аналитические доклады. 2008. № 2.
  • [12] См.: Гохберг М. Я. Совершенствование территориальной структуры и организации единого народнохозяйственного комплекса СССР в условиях интенсификации общественногопроизводства // Итоги науки и техники. 1989. Т. 12.
  • [13] См.: Пилипенко И. В. Принципиальные отличия в концепциях промышленных кластерови территориально-производственных комплексов // Вестник Московского университета. География. 2004. № 5 ; Пилипенко И. В. Кластеры и территориально-производственные комплексыв региональном развитии // Региональное развитие и региональная политика России в переходный период / под общ. ред. С. С. Артоболевского, О. Б. Глезер. М.: Изд-во МГТУ, 2011.
  • [14] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерациина период до 2020 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. № 1662-р).
  • [15] Стратегия инновационного развития Российской Федерации иа период до 2020 года(утв. распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р).
  • [16] Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации.Направления реализации программ развития / под общ. ред. Л. М. Гохберга, А. Е. Шадрина.М.: ИД НИУ ВШЭ, 2015. С. 20.
  • [17] Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации / подобщ. ред. Л. М. Гохберга, А. Е. Шадрина. С. 24.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы