КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЧНОСТИ

ПОНЯТИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ. СИСТЕМА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • структуру конституционно-правового статуса личности;
  • • систему прав и свобод человека в Российской Федерации;
  • • отличительные сущностные черты конституционных прав и обязанностей граждан;

уметь

  • • обосновывать критерии для классификации прав и свобод человека и гражданина;
  • • находить и использовать акты специального и отраслевого законодательства, раскрывающие (конкретизирующие) содержание конституционных прав, свобод и обязанностей граждан;

владеть

• навыками вычленения и соотнесения в содержании нрав, свобод и обязанностей граждан Российской Федерации конституционно-правового и отраслевого аспектов.

Общая характеристика конституционно-правового статуса личности

Статья 2 Конституции РФ раскрывает важнейшую сторону характеристики России как правового государства: высшей ценностью провозглашаются человек, его права и свободы. Все остальные общественные ценности (в том числе обязанности человека) такой конституционной оценки не получили, следовательно, располагаются по отношению к ней на более низкой ступени и не могут ей противоречить. Данное положение является принципиальной новеллой российского конституционализма: ранее приоритет всегда имели государственные интересы, отождествляемые с общественными.

Признание прав и свобод человека высшей ценностью означает, что в случае коллизии прав человека и других конституционно защищаемых ценностей, в том числе и тех, которые относятся к иным основам конституционного строя, приоритет следует отдавать правам человека. Глава 2 Конституции РФ, содержащая открытый перечень прав и свобод человека и гражданина, как и гл. 1 и 9, является, как отмечалось выше, «защищенной», «более жесткой» и не может быть изменена Федеральным Собранием РФ.

Важным является то, что основные права и свободы человека и гражданина рассматриваются как естественные, принадлежащие каждому от рождения (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ). Это означает, что они существуют объективно, а нс по воле законодателя, являются не октроированными, не дарованными государством (государство должно их не устанавливать, а лишь признавать, соблюдать и защищать как уже существующие), а дозаконотворческими и внезаконотворческими.

Естественный характер основных прав и свобод означает также, что они не могут быть не только приобретены, но и переданы кому-либо, равно как и отняты кем-либо, т.е. являются неотчуждаемыми (и даже отказ от них является ничтожным). Государство не может обладать полномочиями, приобретенными за счет основных прав и свобод человека.

Характеризуя конституционно-правовой статус личности, важно иметь в виду следующее. Если правовой статус — это совокупность прав, обязанностей, гарантий и ответственности соответствующего субъекта правоотношений, то конституционный статус личности — это совокупность лишь основных (конституционных) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Содержание конституционных прав и свобод не может быть раскрыто на основе только конституционных положений, необходимо привлекать нормы как иных источников конституционного права, так и отраслевого законодательства, в связи с чем в конституционном праве, преимущественно, рассматривается конституционно-правовой статус личности (исходя из того, что нормы конституционного нрава устанавливают основы правового статуса личности).

Конституционные права и свободы человека и гражданина имеют следующие особенности:

  • • они являются исходным пунктом для установления других прав, свобод и законных интересов в отраслевом (специальном) законодательстве;
  • • для них характерна высокая степень обобщения и распространения;
  • • в основе их возникновения лежат не конкретные юридические факты, а само существование (рождение) человека, состояние его в гражданстве Российской Федерации;
  • • они обеспечиваются повышенной правовой охраной.

Статья 19 Конституции РФ закрепляет принцип юридического равенства (равноправия) граждан, в соответствии с которым все граждане, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, обладают одинаковым объемом основных прав и свобод. Однако здесь необходимо подчеркнуть следующее.

Во-первых, Конституция РФ закрепляет и гарантирует не фактическое, а юридическое равенство, равенство в правах и обязанностях, но не равенство в фактическом социальном, имущественном положении, уровне знаний и квалификации и т.и. Во-вторых, речь идет о равенстве лишь основных прав и свобод; равенство (единство) конституционного статуса личности нс означает запрета на установление каких-либо различий в правах и обязанностях, дополнительных гарантиях, вытекающих из специального правового статуса (пенсионера, донора, педагога, военнослужащего, инвалида, ребенка, работающей женщины и т.п.)[1].

Конституция РФ, развивая принцип равноправия, специально подчеркивает принцип полового (гендерного) равенства — равноправия мужчины и женщины (ч. 3 ст. 19). Однако и здесь, и в отраслевом и специальном законодательстве (семейном, трудовом, пенсионном, уголовном, процессуальном и др.) устанавливается достаточно много различий в статусе мужчин и женщин в части дополнительного гарантирования прав последних, исходя из традиционно особой социальной роли женщины. Весьма разнообразна (нередко противоречива) в этом ключе и судебная практика. Так, в Постановлении от 06.02.2009 № 3-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 5 Федерального закона “Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию” в связи с запросом Автозаводского районного суда города Тольятти Самарской области» КС РФ подчеркнул, что отец ребенка обладает равным с матерью правом на воспитание детей, а также правом на социальное обеспечение для воспитания детей, осуществляемое в том числе посредством предоставления пособия по обязательному социальному страхованию, в связи с чем необходимо дальнейшее совершенствование правового регулирования с целью максимального упрощения процедуры оформления — в случае болезни матери, находящейся в отпуске по уходу за ребенком, — отцом ребенка отпуска по уходу за ребенком на этот период и назначения полагающегося ему в гаком случае пособия по обязательному социальному страхованию. В известном «Деле Маркина»[2] КС РФ не усмотрел нарушения Конституции РФ в том, что действующее законодательство не предусматривает права военнослужащего- мужчины на отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, закрепляя соответствующее право лишь за военнослужащими-женщинами. Конституционный Суд РФ исходил из следующих аргументов: предоставление законодательством права па отпуск по уходу за ребенком только военнослужащим-женщинам основывается на весьма ограниченном участии женщин в осуществлении военной службы, а также на особой связанной с материнством социальной роли женщины в обществе; особый, социально значимый, публичный характер военной службы, контракт о прохождении которой военнослужащий заключает добровольно, предполагает возможность и правомерность некоторого ограничения прав военнослужащих для достижения конституционно значимых целей (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ), что согласуется и с Конвенцией МОТ от 25.06.1958 № 111 о дискриминации в области труда и занятий, закрепляющей, что не считаются дискриминацией различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой (п. 2 ст. 1). Примечательно, что в Постановлении от 07.10.2010 по делу «Константин Маркин против России» ЕСПЧ согласился с позицией заявителя и усмотрел в указанном российском законодательстве нарушение принципа гендерного равенства, что вызвало бурную дискуссию в юридическом мире о соотношении юрисдикции национальных и наднациональных судебных органов, ценности государственного суверенитета, возможности и пределах его ограничения, взаимоотношениях России с Советом Европы и т.п.

  • [1] Вообще формальное равенство — это некий конституционныйидеал, критерий правовой государственности, ориентир в создании и применении правовых норм, который практически никогда не реализуетсяна практике; в частности, социальная государственность, как отмечалось,по определению предполагает возможность установления обоснованнойдифференциации прав и их гарантий применительно к различным социальным группам и, следовательно, отступление от принципа формальногоравенства.
  • [2] Определение КС РФ от 15.01.2009 № 187-0-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей13 и 15 Федерального закона “О государственных пособиях гражданам,имеющим детей”, статей 10 и 11 Федерального закона “О статусе военнослужащих”, статьи 32 Положения о порядке прохождения военнойслужбы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >