Диагностика самоопределения и самоэффективности в бизнесе

Самоопределение личности в бизнесе — сложный и многофакторный процесс, и его исследование представляет определенную трудность.

В лаборатории ЦФИ НИУ ВШЭ «Психология бизнеса» разработан и апробирован методический аппарат исследования и диагностики процесса самоопределения, состоящий из блока методик, преимущественно проективных. В качестве составляющих самоопределения исследуются идентичность (личностная и профессиональная), профессиональный жизненный план и перспектива, образ клиента бизнеса и другие переменные. Исследование идентичности играет центральную роль при анализе процесса самоопределения.

Одной из наиболее популярных методик при исследовании идентичности и самоопределения является методика «Кто Я?» М. Куна и Т. МакПартлэнда. Существует множество вариантов использования данной методики и обработки полученных результатов[1].

Мы использовали методику «Кто Я?» для диагностики статуса идентичности субъектов бизнеса согласно авторской типологии, разработанной на основе статусной модели Дж. Марсиа[2]. Мы выделили четыре типа идентичности, одновременно являющихся и стадиями ее развития, на основе двух параметров: «силы идентичности» (степени и глубины познания себя и уверенности в своих целях, ценностях, убеждениях) и «открытости» (готовности к изменению, принятию новых элементов идентичности). Первый тип — «сильная открытая идентичность» — характеризуется наличием осознанных элементов идентичности, при этом готовностью к изменениям. Второй тип — «сильная закрытая идентичность» — может сформироваться в результате принятия элементов извне (по Дж. Марсиа, «преждевременная идентичность»), но при этом отсутствует готовность меняться, что может приводить к деструктивному кризису. Третий тип — «слабая открытая идентичность» — фактически является состоянием конструктивного кризиса идентичности и описывается как «поиск себя», попытка понять «кто я есть». Четвертый тип — «слабая закрытая идентичность» — близка диффузной идентичности по Дж. Марсиа, при этом отсутствует состояние поиска новых элементов. Такое состояние идентичности может сопровождаться деструктивными эмоциональными состояниями, вплоть до суицидальных намерений.

Инструкция к тесту «Кто Я?»: «В течение 12 минут Вам необходимо дать 20 различных ответов, которые приходят Вам в голову, на вопрос: «Кто Я?».

После того как респонденты напишут все ответы, их просят отметить знаком каждое высказывание: «+» — если эта характеристика мне нравится, я отношусь к этому качеству положительно; « — » — если мне это в себе не нравится; 0 — если я нейтрально отношусь к данной характеристике.

Для обработки результатов мы использовали метод контент- анализа полученных текстов, а также подсчитывали общее количество высказываний (респонденты могут давать как меньше, так и больше 20 характеристик), а также количество положительных и отрицательных характеристик.

Для определения статуса идентичности важны следующие показатели.

  • 1. Уровень дифференцированности идентичности, показателем которого является общее количество высказываний. Высокий уровень дифференцированности (15—20 характеристик) свидетельствует о наличии сильной идентичности. Низкий уровень дифференцированности (1—5 характеристик) может свидетельствовать о наличии деструктивного кризиса идентичности, личностной закрытости. Очень высокий уровень дифференцированности (более 20 высказываний; при этом респонденты часто спрашивают «а можно еще написать?») характерен для людей в состоянии конструктивного кризиса идентичности, «поиска себя» (очень характерно для подростков).
  • 2. Соотношение социально-ролевых и индивидуально-личностных высказываний. К социально-ролевым высказываниям относятся: общие роли («человек»), семейные роли («мать», «сын»), профессиональные роли («менеджер»), другие роли («пассажир», «читатель»). Преобладание ролевых характеристик может свидетельствовать о преобладании социальной идентификации над личностной, что может быть признаком закрытости для изменений. Преобладание индивидуально-личностных характеристик, особенно в виде прилагательных («умная», «добрая», «заботливая») может свидетельствовать, напротив, о преобладании личностной идентификации и открытости поиску новых элементов идентичности. Однако наличие личностных характеристик в форме прилагательных на первых трех позициях в списке качеств может свидетельствовать о сильных эмоциональных переживанях, кризисе, что, однако, требует подтверждения другими методиками.
  • 3. Соотношение позитивных и негативных самохарактеристик. Обычно в данном тесте люди используют не более 1/3

негативных самохарактеристик от всех высказываний. Наличие большего количества отрицательных высказываний может свидетельствовать о сниженной самооценке и наличии деструктивного кризиса.

  • 4. Временные параметры идентичности. Обычно люди пишут ответы в данном тесте в настоящем времени. Наличие ответов, обращенных «в прошлое» (проспективная идентичность) — например, «был когда-то счастливым человеком», может свидетельствовать о негативных кризисных тенденциях. Напротив, наличие характеристик, обращенных «в будущее» (перспективная идентичность), может говорить о построенной временной перспективе и «сильной» идентичности.
  • 5. Наличие слов — «индикаторов кризиса», даже если они единичны, свидетельствуют о наличии кризиса идентичности: конструктивного, сопровождающегося активным поиском элементов идентичности («не знаю кто я», «я в поиске», «пытаюсь понять кто я»), или деструктивного, сопровождающегося закрытостью и негативными эмоциональными состояниями, особенно если при этом преобладают социально-ролевые высказывания. Характерный пример этого типа — ответы одной респондентки: после десятка профессиональных ролей («я управляющий», «я администратор» и т.п.) последнее высказывание было — «я несчастная женщина».
  • 6. Наличие слов — индикаторов «работы идентичности»: характеристик собственных убеждений, целей, ценностей — свидетельствует о наличии открытой сильной идентичности.

Все перечисленные индикаторы анализируются в совокупности, и только после глубокого качественно-количественного анализа делается вывод о преобладании того или иного типа (статуса) идентичности (табл. 4.2).

По нашим данным, именно «сильная открытая идентичность» характерна для людей, добивающихся наибольшего успеха в бизнесе. Такие люди четко осознают свои цели и ценности, знают свои сильные и слабые стороны, в то же время готовы воспринимать новое и меняться, что в современных условиях быстрых социальных изменений просто необходимо. При наличии закрытого типа идентичности у предпринимателя могут возникать проблемы, требующие помощи психолога. Поэтому данная методика может использоваться в начале консультативной работы для определения стратегии психологической помощи клиенту.

Таблица 4.2. Индикаторы статуса идентичности в ответах теста «Кто я?»

Тип идентичности

Индикаторы

1. Сильная открытая идентичность

Высокая дифференцированность, преобладание индивидуально-личностных характеристик, преобладание позитивных характеристик, наличие индикаторов «работы идентичности», наличие перспективной идентичности

2. Сильная закрытая идентичность (преждевременная идентичность)

Высокая или средняя дифференцированность, преобладание социально-ролевых высказываний, преобладание позитивных самохарактеристик

3. Слабая открытая идентичность (диффузная идентичность, конструктивный кризис)

Высокая или очень высокая дифференцированность, преобладание индивидуально-личностных характеристик, наличие слов — индикаторов кризиса или слов — индикаторов работы идентичности, наличие перспективной идентичности

4. Слабая закрытая идентичность (деструктивный кризис)

Низкая дифференцированность, преобладание социально-ролевых высказываний, наличие негативных самохарактеристик, наличие слов — индикаторов кризиса

Диагностика самоэффективности как качества, способствующего успеху в бизнесе, проводится с помощью методики Р. Шварцера, М. Ерусалема, адаптированной в нашей стране В. Ромеком[3].

  • [1] См., например: Антонова Н. В. Личностная идентичность современного педагога и особенности его общения // Вопросы психологии. 1997. № 6.С. 23—30 ; Иванова Н. Л., Румянцева Т. В. Социальная идентичность: теорияи практика. М.: Изд-во СГУ, 2009. С. 142—165.
  • [2] Marcia J. Е. Identity in Adolescence // Handbook of adolescent psychology.N. Y., 1980. P. 159—187.
  • [3] Шварцер Р, Ерусалем М., Ромек В. Русская версия шкалы общей самоэффективности Р. Шварцера и М. Ерусалема // Иностранная психология. 1996.№ 7. С. 71—76.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >