На пути к системному кризису. Народное хозяйство СССР в 1964-1985 гг.

Более чем двадцатилетний период в истории народного хозяйства СССР можно условно разделить на два десятилетних этапа.

Первый этап - середина 1960-х - середина 1970-х гг. - характеризовался затуханием реформ, начатых в период "оттепели", краткосрочной стабилизацией хозяйственного развития и появлением первых признаков системного кризиса.

Второй этап - с середины 1970-х до середины 1980-х гг. - отмечен резким нарастанием хозяйственных проблем и первым проявлением системного кризиса.

Одним из весьма заметных мероприятий нового руководства СССР во главе с Л. И. Брежневым стало проведение экономической реформы 1965 г. Ее главным идеологом и инициатором был Председатель правительства А. П. Косыгин.

Первым шагом в преобразованиях явилась ликвидация совнархозов и восстановление отраслевого принципа управления народным хозяйством. Центральным звеном новой реформы стал курс на расширение хозяйственной самостоятельности предприятий и усиление системы их материального стимулирования. Для этого существенно сокращалось число обязательных плановых показателей. Вместо прежней системы показателей, основанной главным образом на росте объемов валовой продукции, ведущим показателем эффективности работы предприятия стал стоимостной показатель реализованной продукции. Данная новация стимулировала предприятия к выпуску качественных, конкурентоспособных товаров, пользовавшихся спросом на рынке.

Для ускоренного развития предприятий и объединений был осуществлен их перевод на систему хозяйственного расчета (хозрасчет), по которой часть полученной прибыли оставалась на предприятии. Она использовалась для формирования фондов развития предприятия и его социальной сферы, а также фонда поощрения работников. Одновременно проводилась ценовая реформа, предусматривавшая отказ от дотаций на поддержание низких оптовых и закупочных цен и установление их на уровне, обеспечивавшим работу предприятий на хозрасчетных началах. В конечном счете реформа ставила задачу повышения уровня интенсификации производства и как результат - обеспечение устойчивого роста экономики в целом.

Первые итоги реформы, несмотря на очевидные трудности, появившиеся в ходе ее реализации, можно считать положительными, так как была преодолена тенденция к заметному падению темпов роста, характерная для первой половины 1960-х гг. Однако к началу 1970-х гг. позитивный потенциал хозяйственной реформы стал исчерпываться, о чем свидетельствовал постепенный возврат к традиционным источникам роста, основанным на экстенсивном варианте развития.

Причины этого следует искать в целом ряде объективных и субъективных факторов. Главным из них оставался фактор ригидности командно-административной системы, которая отторгала инородные ей экономические методы хозяйствования. К тому же в рассматриваемый период, несмотря на первые признаки кризиса отживших мобилизационных методов, у модели экстенсивного развития, опиравшейся на "неисчерпаемые" традиционные источники, открылось "второе дыхание", связанное с начавшейся широкомасштабной разработкой и эксплуатацией энергетических и нефтегазовых богатств страны. Благоприятная мировая конъюнктура на энергоносители способствовала мощному притоку валютных средств, которые "компенсировали" результаты в целом неэффективной системы хозяйствования, позволяли удерживать приемлемые темпы экономического роста. Сворачиванию реформ способствовал в известной степени и психологический фактор, выразившийся в общественной усталости от продолжительных и не принесших ожидаемых результатов преобразований, что облегчило победу сторонников старых хозяйственных методов, поддержавших консервативный курс Л. Брежнева. Возвращение к дореформенной модели консерваторы по традиции обосновывали внешнеполитическими причинами, а именно фактором усиления блокового военно-политического противостояния и необходимостью укрепления мировой системы социализма. Они эксплуатировали тезис о необходимости укрепления обороноспособности социалистического лагеря в условиях эскалации агрессии мирового империализма (война во Вьетнаме), а также тезис о необходимости решительного пресечения попыток контрреволюции ("Пражская весна" 1968 г.).

Одновременно с хозяйственной реформой в промышленном секторе новое руководство предприняло ряд мер по выводу из кризисного положения сельского хозяйства, где произошло заметное снижение валовых показателей. На мартовском и сентябрьском (1965 г.) пленумах ЦК были приняты решения о неотложных организационных и хозяйственных мерах помощи колхозам и совхозам. На пятилетие до 1970 г. был установлен сниженный план обязательных государственных закупок зерна и продукции животноводства, при одновременном увеличении закупочных цен. За сверхплановую продажу зерна хозяйства получали надбавку в размере 50% к основной закупочной цене.

Эти меры дополнялись государственной программой укрепления материально-технической базы сельского хозяйства, предполагавшей его дальнейшую механизацию, развитие производственной и социальной инфраструктуры села и т.д. Был осужден курс прежнего руководства, направленный на ликвидацию приусадебных хозяйств, отменен ряд ограничений в их использовании. В целом мероприятия государства в отношении сельского хозяйства носили характер экстренной финансово-материальной помощи, хотя и включали в себя ряд положений по развитию хозяйственной мотивации колхозов и совхозов, усилению заинтересованности сельских жителей в повышении продуктивности приусадебных хозяйств.

Мероприятия по укреплению аграрного сектора дали кратковременный положительный эффект. В период восьмой пятилетки среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства составили 3,9%. Однако в последующем наблюдалось неуклонное их падение. Если в 1971 - 1975 гг. этот показатель снизился до 2,5%, то в 1976-1980 - до 1,7%, а в период одиннадцатой пятилетки (1981-1985 гг.) он не поднимался выше 1%.

Падающие темпы роста в аграрном секторе вызывали определенное беспокойство руководства, что выражалось в постоянных попытках внедрения интенсивных методов хозяйствования. В частности, в 1974 г. была принята широкомасштабная долгосрочная "Программа развития сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР", предполагавшая строительство современных животноводческих комплексов, внедрение новых технологий и техники в растениеводстве, развитие современной инфраструктуры сельских районов. Однако это начинание носило кампанейский характер, о чем может свидетельствовать хотя бы то, что программу именовали "второй целиной". Аналогичной по характеру и неутешительным результатам являлась принятая майским (1982 г.) Пленумом ЦК КПСС "Продовольственная программа".

Сменявшие одна другую программы, постоянные попытки преобразований в аграрном секторе так и не смогли в итоге решить задачу создания подлинной экономической мотивации, обеспечить рост материальной заинтересованности работников села в наращивании производства, развитии производственной и социальной инфраструктуры. В результате падающие темпы роста производства в сельском хозяйстве стали сопровождаться нарастающим оттоком жителей села в города, "обезлюдением" деревни.

Одним из тревожных показателей деградации аграрного сектора стал постоянно нараставший объем импорта зерна. Если в 1970 г. он составлял 2,2 млн т, в 1980 г. - 27,8 млн т, то в 1985 г. - уже 44,2 млн т. О стагнации аграрного сектора свидетельствовал увеличивавшийся с 1970-х гг. дефицит на рынке продовольственных товаров. Это толкало к введению административных мер по ограничению потребительского спроса в виде лимитов на продажу мясных, а в ряде районов - и молочных продуктов; развитию системы продовольственных заказов на предприятиях и учреждениях и т.п. Характерными стали постоянное сокращение ассортимента товаров, снижение их качества, рост должностных преступлений в сфере торговли.

Причины стагнации сельского хозяйства, бесспорно, следует искать в политике советского государства в отношении крестьянства, которое рассматривалось как второстепенный, ведомый класс социалистического общества, как основной источник средств для приоритетной, ускоренной индустриальной модернизации народного хозяйства. Негативно сказались и тактические просчеты в управлении отраслью, идейные соображения руководства, по которым оно не решалось на серьезную реформу ценообразования, связанную с повышением розничных цен на сельскохозяйственные товары из-за опасения возможных социальных протестов. Увеличение закупочных цен в ходе реформ 1953-1954 и 1965 гг., масштабные капиталовложения 1970-х - начала 1980-х гг. в итоге не привели к развитию этой отрасли. Она не обеспечивала растущих потребностей народного хозяйства, а требовала от государства все новых и новых инвестиций, превращаясь в "черную дыру" советской экономики. Именно сельское хозяйство наиболее ярко являло собой несостоятельность "социалистических методов хозяйствования".

К началу 1970-х гг. произошли существенные изменения в приоритетах развития третьей НТР, основным направлением которой явились информационные технологии. Инерционность командно-административной системы стала основной причиной слабой восприимчивости народного хозяйства к требованиям нового этапа научно-технической революции, связанного с изобретением микропроцессоров, массовой компьютеризацией и т.п., создававшими условия для ускоренного развития научных и технологических исследований, рационализации систем управления экономикой в целом. Об этом, в частности, свидетельствовали снижавшиеся среднегодовые темпы внедрения в производство изобретений и рационализаторских предложений. Если в 1950-х гг. в СССР ежегодный прирост инноваций составлял 14,5% , то в 1960-х гг. - лишь 3%, а в 1970-х гг. - всего 1,8%. В народное хозяйство внедрялась лишь 1/5 часть общего объема изобретений.

Отставание в развитии научно-технического прогресса происходило на фоне окончательного возврата руководства к прежней хозяйственной практике в результате экономической контрреформы 1979 г. Стратегическими направлениями хозяйственной политики оставались традиционные отрасли, развивавшиеся на основе преимущественно экстенсивного метода, а не наукоемкие производства. СССР в эти годы вышел на 1-е место в мире по производству нефти, газа, стали, железной руды, минеральных удобрений, серной кислоты, тракторов, комбайнов и т.д. Но даже в "традиционных" отраслях советская экономика все более отставала в результате слабого внедрения достижений научно-технического прогресса. Например, в 1980 г. не менее трети из отечественных машин и оборудования нуждались в снятии с производства и коренной модернизации.

Чуть лучше складывалась ситуация в ВПК. Однако и военные отрасли испытывали на себе негативное влияние все более отстававшей от современных требований структуры народного хозяйства. Развитие передовых с точки зрения научно-технического прогресса отраслей тормозилось падающей эффективностью устаревшего управленческого механизма, общим снижением темпов экономического роста. Среднегодовые темпы роста промышленного производства с 8,5% в 1966-1970 гг. снизились до 3,6% в 1981 - 1985 гг., а национального дохода - с 7,2 до 2,9%. К началу 1980-х гг. советская экономика вошла в полосу стагнации. В натуральном выражении объемы производства в ряде отраслей не только не росли, но, напротив, снижались. Фактически прекратился рост производительности труда.

Деформирующее влияние на состояние экономики СССР продолжало оказывать наращивание военных расходов. Несмотря на установление военно-стратегического паритета с США, гонка вооружений продолжалась и в 1970-1980 гг. По западным оценкам, военные расходы СССР составляли около четверти ВВП, что многократно превышало соответствующие показатели США. На военные нужды прямо или косвенно работало до 80% отечественного машиностроения. Огромные средства расходовались государством на поддержание антиимпериалистических режимов по всему миру.

Затратное, предельно милитаризированное народное хозяйство страны, входившее в период системного кризиса в 1970 - начале 1980-х гг., тем не менее оказалось способным произвести позитивный сдвиг в развитии социальной сферы и повышении благосостояния граждан. С 1970 по 1985 г. показатель среднемесячной заработной платы поднялся со 122 до 190 руб., заметно вырос показатель среднедушевого потребления товаров, особенно таких, как легковые автомобили, бытовая техника, мебель и т.д.

Немалые средства для обеспечения роста уровня жизни советских граждан и поддержания снижавшихся темпов развития народного хозяйства приносил массированный экспорт нефти и газа. Особенно благоприятная внешняя конъюнктура, выражавшаяся в повышении цен на энергоносители, сложилась в период "нефтяных шоков" 1970-х гг., а также в эпоху "разрядки", способствовавшей расширению внешнеторговой деятельности СССР. Только за 1970- 1980-е гг. ежегодный экспорт нефти вырос почти вдвое - с 66,8 до 119 млн т, а газа - в 16 раз - с 3,3 до 54,2 млрд м3.

Позитивное влияние на развитие рынка потребительских товаров оказывала расширявшаяся кооперация социалистических стран в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Однако в структуре советского экспорта все более преобладали топливно-энергетические и сырьевые товары, а в импорте - машины и оборудование, что еще раз говорило об отставании хозяйства страны от требований научно-технической революции. В результате расширения внешнеэкономических связей внешнеторговый оборот СССР за 1970-1985 гг. вырос более чем в 6 раз - с 22,1 до 142 млрд руб. Преодоление былой автаркии способствовало длительному поддержанию снижавшихся темпов роста народного хозяйства страны в период стагнации и в последующую эпоху реформ.

В это время продолжали нарастать негативные тенденции на внутреннем рынке потребительских и, прежде всего, продовольственных товаров, темпы роста благосостояния населения неуклонно снижались по мере развития системного кризиса. Например, вес капиталовложений в жилищное строительство (к общему их объему) сократился с 17,7% в 1966-1970 гг. до 15,1% в 1981-1985 гг.; показатель ввода в действие жилья со второй половины 1970-х гг. практически не менялся. Доля средств союзного бюджета, направлявшаяся на просвещение и здравоохранение, к 1985 г. упала до отметки ниже 1940 г. С 1970-х гг. в СССР перестала увеличиваться средняя продолжительность жизни, стал расти показатель детской смертности. Одним из грозных проявлений системного кризиса явилась подавленная инфляция. В основе ее лежал нараставший год от года разрыв в темпах увеличения денежных доходов населения и затухающих темпов роста совокупного предложения на рынке потребительских товаров и услуг. Эта проблема выдвинулась в качестве основной в период перестройки и в первые годы радикальных реформ, направленных на переход к рыночным отношениям.

Первые попытки выхода из системного кризиса были предприняты избранным после смерти Брежнева в ноябре 1982 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС Ю. В. Андроповым. Его недолгое правление было отмечено введением комплекса мер, направленных на реанимацию системы жесткого контроля над выполнением производственных планов; повышение эффективности во всех звеньях ее управленческого аппарата; укрепление трудовой дисциплины на предприятиях и учреждениях; восстановление контроля в сфере распределения благ и, прежде всего, за торговлей, а также активными, во многом показательными мероприятиями по борьбе с коррупцией и т.д. Данный курс, хотя и несколько отличался от предыдущего периода "застойной" политики, основывался на привычных, традиционных методах командно-административной системы и не мог кардинально повлиять на преодоление кризисной ситуации. Смерть Ю. Андропова прервала начатые преобразования, оставив в массовом сознании надежды на перемены к лучшему, что, в свою очередь, дало определенный импульс политике эпохи "перестройки".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >