Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Международное частное право

Коллизионные вопросы формального статута международных контрактов

Формальный статут договора предполагает самостоятельное коллизионное регулирование. Коллизионные проблемы связаны с тем, что форма международного коммерческого контракта не унифицирована. В разных государствах к ней предъявляются разные требования (устная, простая письменная, нотариально заверенная, "договоры за печатью"). Форма и порядок подписания сделки - это вопросы, не входящие в обязательственный статут правоотношения. Ввиду этого в национальном законодательстве закрепляются специфические основания разрешения этих вопросов: "Форма сделки должна соответствовать требованиям права, применяемого к содержанию сделки, но достаточно соблюдения требований права места ее совершения, а если стороны сделки находятся в разных государствах, - права места жительства стороны, сделавшей предложение, если иное не установлено договором" (ст. 31.1 Закона о МЧП Украины).

Коллизионные нормы о форме сделки отличаются особой структурой - они предполагают кумуляцию коллизионной привязки (форма сделки подчиняется праву места ее совершения, но в случае его расхождения с местным правом достаточно соблюдения требований местного права). Тенденция современного МЧП - подчинение вопросов формального статута общему статуту договора: "Договор действителен с точки зрения формы, если она удовлетворяет требованиям права, применимого к договору, или права места заключения договора... Когда правом, применимым к договору, в целях охраны интересов одной из сторон предусмотрена строго определенная форма, форма договора подчиняется исключительно праву, применимому к договору, если только этим правом не допускается применение другого права" (ст. 124.1 Закона о МЧП Швейцарии).

В законодательстве большинства государств существуют специальные императивные коллизионные нормы о форме и порядке подписания сделок, нарушение которых является основанием для оспоримости контракта. Как правило, особая форма предусмотрена для внешнеэкономических сделок: "Внешнеэкономический договор, если хотя бы одной стороной является гражданин Украины или юридическое лицо Украины, заключается в письменной форме независимо от места его заключения, если иное не установлено законом или международным договором Украины" (ст. 31.3 Закона о МЧП Украины).

Попытка унифицировать форму и порядок подписания внешнеторговых контрактов предпринята в Венской конвенции 1980 г. Допускается заключение международных торговых контрактов в устной форме, но Конвенция содержит норму "правила о заявлении" - право государств-участников решать этот вопрос в соответствии со своим национальным законодательством.

В российском законодательстве предусмотрена обязательная простая письменная форма внешнеторговых сделок, хотя бы одной из сторон которых выступают российские юридические лица. Несоблюдение простой письменной формы представляет собой основание ничтожности сделки (по российскому праву). Статья 1209 ГК РФ устанавливает примат российского права по отношению к форме внешнеторговой сделки.

Форма доверенности регулируется правом места ее составления либо правом, применимым к договору (lex causae): "По форме документ, подтверждающий полномочия представителя, является действительным, если он признается таковым правом, регулирующим существо обязательства, или правом государства, на территории которого данный документ составлен" (ст. 60 Закона о МЧП Италии).

По российскому законодательству форма, срок действия и основания прекращения доверенности на подписание сделки международного характера определяются правом страны, где выдана доверенность (ст. 1217 ГК РФ). Невозможно признать доверенность недействительной, если она выдана за границей, но по форме соответствует требованиям российского права. Данная норма имеет диспозитивный характер - может применяться и иной правопорядок, если это вытекает из закона, условий, существа сделки, совокупности фактических обстоятельств дела.

К обязательствам, возникающим из односторонних сделок, применяется право страны места жительства или основного места деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке (ст. 1217 ГК РФ). Данная норма имеет диспозитивный характер - может применяться и иной правопорядок, если это вытекает из закона, условий, существа сделки, совокупности фактических обстоятельств дела. В законодательстве других стран применяется привязка к праву места совершения сделки: "Одностороннее обязательство регулируется правом государства, на территории которого оно было сделано" (ст. 59 Закона о МЧП Италии).

Действительность договора с точки зрения формы по праву одного государства и недействительность по праву другого иногда используется в качестве самостоятельного критерия коллизионного права: из двух или более коллидирующих правопорядков предпочтение должно быть отдано тому, в силу которого данная сделка должна быть признана действительной (принцип "благоприятствования сделке" -favour negotii). Самое широкое распространение этот принцип получил в практике США; он считается одним из основных начал МЧП США, особенно при разрешении межштатных коллизий.

Применение данного принципа целесообразно в качестве альтернативной привязки при определении формы сделки. В законодательстве многих стран закреплено, что если сделка не соответствует по форме праву места ее заключения, но соответствует закону суда, она признается действительной с точки зрения формы (ст. 1209 ГК РФ).

Самым детальным и подробным образом вопросы формальной действительности договоров урегулированы в Регламенте Рим I (ст. 11). Договор, заключенный между лицами, которые в момент его заключения находятся в одной стране, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое применяется к договору в целом, или правом страны места его заключения. Договор, заключенный между лицами, которые находятся в разных странах, является действительным по форме, если он отвечает условиям, предусмотренным правом, которое применяется к договору в целом, или правом страны, где в момент его заключения находится любая из сторон, или правом страны, где в этот момент имела свое обычное место жительства любая из сторон. Односторонний юридический акт, относящийся к договору, является действительным по форме, если он отвечает условиям, предусмотренным правом, которое применяется к договору в целом, или правом страны, где был совершен этот акт, или правом страны, где совершившее акт лицо имело в этот момент свое обычное место жительства.

Эти положения не применяются к договорам с участием потребителя. Форма таких договоров регулируется правом страны, где имеет свое обычное место жительства потребитель. Любой договор, имеющий предметом вещное право на недвижимое имущество или аренду недвижимого имущества, подчиняется правилам в отношении формы, предусмотренным правом страны, где находится недвижимое имущество, если:

a) данные правила подлежат соблюдению независимо от места заключения договора и независимо от того, какое право регулирует его по существу;

b) от данных правил не разрешается отступать посредством соглашения.

В Концепции развития гражданского законодательства РФ отмечается, что ст. 1209 ГК отражает принцип альтернативного применения права разных стран путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований к форме сделки одного из возможных правопорядков (принцип favor negotii). В качестве таких правопорядков названы право места совершения сделки и российское право, если сделка совершена за границей. С учетом международных подходов предлагается использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae). Такой подход уже закреплен в двусторонних договорах России о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей).

Кроме того, в п. 2 ст. 1209 ГК РФ содержится специальная коллизионная норма о форме внешнеэкономической сделки, отсылающая к российскому праву. Она призвана обеспечить соблюдение материально-правовой нормы о недействительности внешнеэкономической сделки при нарушении требования о ее письменной форме (ст. 162 ГК РФ). В Концепции предлагается отказаться от выделения особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок, поскольку это неоправданно в современных условиях. С реализацией данного предложения отпадает необходимость в сохранении п. 2 ст. 1209 ГК.

В проекте ГК ст. 1209 излагается следующим образом:

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако достаточно соблюдения права страны места совершения сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по выбору потребителя применяется право страны места жительства потребителя.

  • 1.1. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника такого юридического лица, форма сделки подчиняется личному закону юридического лица.
  • 2. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежат обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.
  • 3. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву".
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы