Трансцендентализм

Начиная уже с Аристотеля, древнегреческие мыслители пришли к необходимости различения внутри эпистемного знания частных наук и философии. Основанием для этого стала разная степень общности и, соответственно, фундаментальности этих видов "эпистемного знания". Философия стала пониматься отныне как наиболее общее знание, как знание "первых принципов бытия и познания" (Аристотель), как аксиоматика всего "эпистемного знания". Частные же науки имеют дело с познанием законов не бытия в целом, а лишь его отдельных сфер (природы, общества, человека) и их различных областей (неорганическая и органическая природа, история, политика, нравственность, искусство и др.). По отношению к ним философия рассматривается как более фундаментальный вид знания и получает у древних греков, начиная с комментаторов и издателей наследия Аристотеля, название "метафизика" (в переводе с греческого - "после физики" или "выше физики"). После выделения внутри "эпистемного знания" философии, с одной стороны, и частных наук - с другой, вполне закономерно возник фундаментальный вопрос об их отношении, характере и способе взаимосвязи, значении и функциях в общей системе рационального знания. Впервые достаточно четкое и обоснованное решение этого вопроса было дано Аристотелем, что впоследствии было развито другими философами и учеными. Его суть состоит в том, что частные науки рассматриваются не просто как логически взаимосвязанные с философией ("метафизикой"), но и полностью зависящие от нее и подчиняющиеся ей в своем функционировании и развитии. Отношение между философией и частными науками понималось как полностью аналогичное отношению между аксиомами и теоремами в такой идеально построенной науке как евклидова геометрия. В геометрии теоремы не только не могут противоречить аксиомам, но и получают статус истинного знания только тогда, когда логически следуют из аксиом. Истинность же аксиом геометрии должна усматриваться разумом непосредственно и потому не нуждается в их выведении из каких-то более общих принципов. Однако в науках о природе, обществе и человеке дело обстоит гораздо сложнее. Большинство из этих наук (особенно о природе) имеют, по Аристотелю, опытное происхождение, руководствуясь наблюдением и чувственным познанием своих предметов. Аристотель как создатель логики прекрасно понимал, что опыт и его индуктивное обобщение не могут служить средствами доказательства истинности общих законов и принципов. Дело в том, что опыт всегда конечен и в принципе может быть продолжен в дальнейшем, а потому его индукция является лишь эвристической, но не доказательной логической процедурой. Индукция способна приводить лишь к вероятным, но не к доказательным выводам. Цель же науки - достоверное и логически доказанное знание. Оно может быть получено только путем дедукции, вывода из более общего, но при этом истинного знания. На статус всеобщего истинного знания может претендовать лишь философия. Разработка и построение такого знания составляют главную задачу и предмет философии как метафизики, как науки наук или высшей науки (Аристотель).

Формулы "Философия - царица наук" (Аристотель) и "Всякая частная наука - суть прикладная философия" (Г. Гегель) выражают сущность трансценденталистской (или "метафизической", или "натурфилософской") концепции соотношения философии и частных наук. В рамках этой концепции философия трактуется как фундаментальный и первичный вид знания по отношению к частным наукам. Только путем философского обоснования научное знание может приобрести статус истинного. Это обоснование заключается в логическом выведении "законов" и принципов всех частных наук из принципов истинной философии, в дедуктивном подведении первых под вторые. При этом истинность философского знания и возможность его достижения в трансценденталистской концепции соотношения философии и науки не ставится под сомнение и считается чем-то само собой разумеющимся или тем, что можно всегда продемонстрировать, например, в форме создания различных систем философии природы или натурфилософских построений. С точки зрения натурфилософии законы и принципы любой естественной науки не могут противоречить истинной философии. Если же это имеет место, то принципы науки либо не достоверны, либо ложны. Во взаимодействии философии и науки приоритет и "руководящая роль" принадлежит философии. Наука же в этой системе - ведомое звено и должна "подчиняться" философии.

Трансценденталистская концепция соотношения философии и науки была господствующей в европейской культуре почти до середины XIX в. и не просто господствующей, а по существу безальтернативной. Ее придерживались не только все философы, но и практически все ученые, включая основоположников классической науки Г. Галилея, И. Ньютона, Р. Декарта, Ж. Б. Ламарка, Ч. Дарвина и др. Даже основной труд И. Ньютона по механике имел весьма симптоматичное название "Математические начала натуральной философии", явно демонстрируя приверженность ее автора к концепции ведущей роли философии по отношению к науке. Эту общую приверженность трансценденталистской концепции соотношения философии и науки мы находим у всех философов Нового времени (Р. Декарт, Ф. Бэкон, Г. Лейбниц, Дж. Локк, Д. Юм, И. Кант и др.), большинства философов XIX в. (Г. Гегель, Ф. Шеллинг, Г. Риккерт, В. Виндельбанд, Ф. Энгельс, Э. Гуссерль и др.), а также мыслителей XX в. (А. Уайтхед, А. Бергсон, Тейяр де Шарден, отдельные представители диалектического материализма и др.). Хотя аргументация всех названных философов в пользу гносеологического приоритета философии по сравнению с частными науками была существенно различной (в зависимости от типа разделяемой ими философии, а также трактовки ими науки, ее предмета и метода), но все они были сторонниками "влиятельной метафизики" и концепции ведущей роли философии во всех сферах познания, в том числе и в научном познании объектов природы и ее законов (естествознание).

Каковы причины столь длительного господства в истории культуры трансценденталистской концепции соотношения философии и науки? Их несколько. Во-первых, различный вес философии и частных наук в структуре реальной культуры. Вплоть до XIX в. философия действительно имела более важное социокультурное значение для развития общества, чем наука (как в мировоззренческом, так и в чисто познавательном плане). Только в Средние века философия уступила роль ведущего фактора развития общества религии, а отнюдь не науке. Во-вторых, частным наукам, в отличие от философии, требуется гораздо больше времени для достижения зрелости. Это прежде всего связано с необходимостью накопления большого объема эмпирического материала (фактов, данных наблюдения и экспериментов) как основы для последующих научных обобщений и нахождения закономерных (т.е. повторяющихся и существенных) связей между явлениями изучаемой предметной области. Если в философии основным способом построения теорий служит свободная, конструктивная мысль (поэтому уже в Древней Греции были созданы почти все логически возможные варианты мировоззрения), то наука в силу своего метода вынуждена развиваться более медленно, чем философия, и при этом крайне неравномерно по областям (наиболее быстро развивались математика, логика и гуманитарные науки, не требовавшие для своих построений большого объема точного эмпирического материала и развитой приборной базы). В-третьих, как показывает история культуры, философия является существенно востребованной при любом типе общества и культуры, тогда как конкретные науки (особенно, математика, естествознание и технические науки) - только в цивилизациях, ориентированных на инновационный характер своего развития. Например, средневековая европейская цивилизация и культура явно не нуждались в сколько-нибудь интенсивном развитии частных наук для своего успешного функционирования и воспроизводства. И эта ситуация имела место в течение почти 15 веков. В-четвертых, добровольное подчинение частных наук именно философии предполагало, что она разделяет общую с наукой идеологию рационального постижения действительности и рациональные идеалы знания. Наконец, достижение всеобщего знания, универсальных истин всегда было и, видимо, всегда будет конечной целью развития не только философии, но и для всей науки в целом. Поэтому философия всегда фактически была некоторым идеалом для науки, конечным пунктом ее развития. Другое дело, что эта цель с точки зрения возможности ее действительной реализации наукой может быть отнесена лишь в бесконечность, в некоторую "точку омега" (Тейяр де Шарден). Философия же, в отличие от науки, всегда исходила из возможности достичь своими методами всеобщего и необходимого знания о мире за конечное время, рекомендуя науке воспользоваться ее методами, а иногда даже и настаивая на этом (Г. Гегель, марксизм, неотомизм и др.).

В чем достоинства и недостатки трансценденталистской концепции соотношения философии и частных наук? К числу ее достоинств необходимо отнести:

  • 1) обоснование того, что наука нуждается в "кураторстве" со стороны культуры и что наилучшим когнитивным "опекуном" для науки от имени культуры может выступать только философия как рациональная и наиболее близкая науке по своим ценностным характеристикам форма мировоззрения;
  • 2) эвристическое влияние философии на развитие науки путем предоставления последней ряда общих метафизических идей:
    • а) всеобщей взаимосвязи всех явлений в мире,
    • б) существования законов в природе, эволюции и развития всех систем и процессов,
    • в) познаваемости мира,
    • г) целесообразного устройства всего существующего в объективном мире и т.д.

Наиболее яркими примерами позитивного влияния философии на развитие науки являются:

  • 1) само возникновение науки;
  • 2) создание геометрии как первой системы доказательного знания в Древней Греции, а также физики и астрономии как точных наук о природе;
  • 3) позитивное влияние философских идей атомизма, а также концепций вечности и бесконечности мира на создание механики Ньютона и классической науки в целом;
  • 4) заимствование гегелевского учения о всеобщем характере развития и его диалектическом характере биологическими, социальными, историческими и другими науками и т.д.;
  • 5) выполнение философией в течение многих веков функции теоретического уровня знания во многих частных науках в силу отсутствия у науки собственного теоретического аппарата.

К числу же основных недостатков трансценденталистской концепции относятся:

  • 1) высокомерное отношение трансцендентальных философов к науке как к гносеологически более низкому виду знания, чем истинная философия;
  • 2) понимание взаимосвязи философии и науки как имеющих однонаправленно обязывающий характер: от философии к науке, но не наоборот; с этой точки зрения наука в принципе ничему не может научить философию, поскольку последняя абсолютно самодостаточна, в отличие от науки;
  • 3) недостаточно критический характер в отношении восприятия и оценки гносеологических возможностей самой философии и наделения ее статусом Абсолютной истины;
  • 4) тормозящее, а в целом ряде случаев и деструктивное влияние философии на развитие науки, связанное с отрицательной и неверной оценкой многих научных идей и концепций от имени Абсолютной философской истины:
    • а) решительное неприятие сторонниками аристотелевской, а позже и средневековой философии гелиоцентрической системы астрономии,
    • б) обоснование И. Кантом от имени философии принципиальной невозможности другой геометрии, кроме евклидовой, и другой логики, кроме аристотелевской,
    • в) чрезвычайно низкая философская оценка Г. Гегелем всей классической физики и математики в силу отсутствия в них идей диалектики и диалектического метода,
    • г) полное неприятие всеми философами первой половины XIX в. новых, неевклидовых геометрий в русле очевидно ложных теорий,
    • д) философская обструкция представителями эмпириокритицизма (Э. Мах и др.) молекулярно-кинетической теории газов Л. Больцмана,
    • е) негативная оценка в 30-50-х гг. XX в. советскими философами от имени диалектического материализма многих новейших научных теорий как лженаучных: частная и общая теория относительности, квантовая механика, генетика, математическая логика, теория систем, кибернетика, не говоря уже о признании ненаучными всех немарксистских социальных теорий);
  • 5) неверное понимание сущности самой науки: отказ ей в возможности иметь собственное теоретическое содержание, отличное от философского знания;
  • 6) истолкование процесса развития научного знания как бесконечного прогресса, процесса постоянного накопления и присоединения к имеющимся научным истинам все новых и новых истин;
  • 7) недооценка роста относительной самостоятельности науки по мере ее развития по отношению к философии и содержанию последней;
  • 8) узкое понимание содержания философии науки, неоправданное сведение ее предмета только к эпистемологической проблематике и игнорирование социальных, аксиологических, культурологических и антропологических философских аспектов и проблем науки.

Как видим, недостатки трансценденталистской концепции соотношения философии и науки значительно перевешивают ее достоинства. Вот почему она перестала пользоваться в XX в. той популярностью и доверием со стороны ученых и философов науки, которое она имела в предшествующие эпохи развития общества.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >