Эра публики

Французский юрист и социолог Г. Тард не был согласен с Г. Ле Боном, заявившим, что XX век —это «эра толпы». Он открыл такое явление, как публика, и провозгласил XX век «эрой публики». Изучая психологию толпы, публики и социальные процессы в обществе, Г. Тард написал книги: «Законы подражания» (1885), «Мнение и толпа» (1892), «Трансформация власти» (1895), «Социальная логика» (1894), «Мнение и власть» (1910).

Уже в первой своей книге он писал явление подражания, с помощью которого пытался объяснить все общественные процессы. По мнению Г. Тарда, подражание является основным механизмом социального взаимодействия. «Стремление человека к подражанию,—писал он, —одна из самых резких черт его природы. Весь социальный мир представляет из себя разнообразные виды подражания: подражание-мода или подражание-привычка; подражание- симпатия или подражание-повиновение; подражание-образование или подражание-воспитание; наконец, добровольное рефлексивное подражание» (Тард, 1892, с. 31). Общество — это подражание, а подражание—это род сомнамбулизма, — таков его вывод (Тард, 1892, с. 95). Г. Тард выделял несколько видов подражания. По степени осознанности есть логическое и нелогическое подражание. По механизму подражательных движений и их последовательности существует внутреннее и внешнее подражание. По социальной природе существует подражание внутри общности и подражание одной общности другой. Согласно Г. Тарду, функции подражания состоят в воспроизведении, распространении и унификации изобретений и открытий. «В общественном отношении, все оказывается изобретениями и подражаниями; подражания — это реки, вытекающие из тех гор, что представляют собой изобретения» — писал он (Тард, 1892, с. 92). Благодаря общественному подражанию одновременно обеспечивается прогресс и стабильность социальных отношений, происходит распространение нововведений и сохранение традиций.

Книгу «Мнение и толпа» Г. Тард начинает с определения феномена социальной психологии. «Социальная психология — это коллективный ум, коллективное сознание, особое «мы», которое будто бы существует вне или выше индивидуальных умов» (Тард, 1998, с. 257). Толпа —это социальная общность прошлого, после семьи она —самая старинная из социальных групп. Толпа распадается, когда она перестает слышать голос своего вожака. Предметом своего исследования Тард сделал публику, которая есть не что иное, как рассеянная толпа. С изобретением книгопечатания возникла новая эпоха, в которой появился особый вид толпы — публика. Публика, по его мнению, — это духовная общность индивидуумов, физически разделенных, но соединенных чисто умственной связью (Тард, 1998, с. 259).

Г. Тард считал толпу естественной общностью, тесно связанной с естественными природными силами. Между толпой и публикой существует, по его мнению, несколько различий. Первое различие заключается в том, что можно принадлежать к различным видам публики, но одновременно можно принадлежать только к одной толпе. Второе различие — большая нетерпимость толпы, чем публики, к мнениям и суждением, противоречащим ее мнению. Замена толпы публикой сопровождается прогрессом в терпимости и даже в скептицизме. Третье различие — публика может быть определена как толпа в возможности, так как сильно возбужденная публика может породить фанатичные толпы. Итак, возникают две противоположности на континууме естественных общностей —от агрессивной, фанатичной толпы до терпимой публики. Четвертое различие —всякая толпа подчиняется вождю, публика же не подчиняется, она вдохновляется публицистом, журналистом, писателем. На публике гораздо ярче отражается отпечаток ее создателя. Для толпы характерно обратное. Вождь несет на себе отпечаток толпы своих приверженцев. Пятое различие — толпа в принципе менее однородна, чем публика. Толпа всегда увеличивается благодаря случайной массе любопытных прохожих. Публика растет за счет целенаправленной рекламы. И, наконец, шестое различие — публика есть известный своеобразный род коммерческой клиентуры. Есть два вида клиентов: публика постоянная, прочная и публика случайная, непостоянная (Тард, 1998, с. 266-272).

Общество состоит из разного рода публики, считал Г. Тард. Разделение это носит чисто психологический характер, так как соответствует состоянию умов в данную эпоху. Он предполагал, что разделение общества на публику в скором времени заменит экономическое, политическое, корпоративное деление. Постепенно в обществе создается некий эпифеномен, некая «атмосферическая оболочка», нечто вроде коллективного сознания, питательной средой которого служит информация. Преобразование различных социальных групп в единую публику необходимо для правильного общения друг с другом членов общности, «для беспрерывного течения всех общих сведений и возбуждения» (Тард, 1998, с. 273). Публика некоторых больших газет, как «Times», «Figaro», интернациональна.

Г. Тард выделял различные виды публики. Во-первых, существуют гендерные различия, образуются мужская и женская публики, так же как существует мужская и женская толпы. Женские толпы, однако, поражают его силой своей экзальтации и кровожадности. Он ссылается на исследование Тэна, который описывал агрессивное поведение женщин, молодых и красивых, 5-го октября 1789 года в Париже (Тард, 1998, с. 278).

Во-вторых, возрастные особенности также сказываются на поведении людей. Существуют молодежная и старческая толпа и публика, причем старческие толпы чрезвычайно редки и гораздо менее активны. Г. Тард сделал предположение: стремление собираться в толпу возрастает в период полного расцвета молодости, а затем с возрастом постепенно уменьшается.

В-третьих, сезон года оказывает влияние на стремление собираться в толпу. «Солнце является одним из главных элементов, разжигающих толпу. Летние толпы имеют гораздо более горячий характер, нежели зимние»,— писал он (Тард, 1998, с. 279).

Г. Тард описывал этапы формирования толпы. Первый этап — это люди, идущие по улице, каждый по своим делам, просто гуляющие. Эти люди образуют тесное скопище. Второй этап возникает с того момента, как появляется общая цель, которая взволнует и объединит их вместе. Так возникает первая ступень социального агрегата — толпа. Как только люди увлекутся общей идеей или страстью, они составят публику. В зависимости от того, что перевешивает—цель или желание, возникает два типа публики: публика убежденная, фанатичная или же публика страстная, желающая.

Этапы трансформации толпы, согласно Г. Тарду

Рис. 10. Этапы трансформации толпы, согласно Г. Тарду

Г. Тард рассматривал характеристики толпы. Он отмечал, что «толпы не только легковерны, они безумны. Многие из их свойств присущи также душевнобольным: преувеличенная гордость, нетерпимость, неумеренность во всем. Они доходят всегда, как сумасшедшие, до двух крайних полюсов или возбуждения, или упадка духа, они то героически неистовы, то уничтожены паникой. У них бывают настоящие коллективные галлюцинации: людям, собравшимся вместе, кажется, что они видят и слышат такие вещи, которых они не видят и не слышат, каждый в отдельности. И когда толпы уверены, что их преследуют воображаемые враги, их вера основана на логике безумца» (Тард, 1998, с. 294).

Г. Тард также детально классифицировал толпы. Он выделял сельские толпы, которые приводятся в движение с большим трудом; религиозные толпы, которые являются самыми безвредными из всех видов толп, поскольку становятся агрессивными только при столкновении с толпой инаковерующих; толпы политические, наиболее страстные и наиболее яростные; толпы экономические, единодушно и упорно отстаивающие свои требования; толпы эстетические, например, поклонники музыкального или драматического искусства.

Толпу и публику можно классифицировать также по степени ее активности. Бывает толпа ожидающая; внимающая; манифестирующая и действующая. Толпы ожидающие характеризуются коллективным любопытством, которое может достигнуть неслыханных размеров без малейшего отношения к предмету этого любопытства. «Во время государственных торжеств огромные толпы парижан неподвижно простаивали по три, по четыре часа, плотно стиснутые, без малейшего признака неудовольствия, вдоль пути, по которому должен был проследовать торжественный кортеж», — писал Г. Тард (Тард, 1998, с. 284). Толпа всегда бывает более терпелива или более нетерпелива, чем отдельный индивид. Это объясняется психологической причиной — взаимным заражением чувствами собравшихся индивидов.

Толпы внимающие собираются около трибуны, эстрады, сцены. По поводу этих толп Г. Тард сделал следующее замечание. В такой толпе «только небольшое количество зрителей или слушателей видят и слышат очень хорошо, многие видят и слышат только наполовину или же совершенно ничего не видят и не слышат» (Тард, 1998, с. 286). Он объясняет изменение познавательных процессов следующим образом. «В таких случаях сама толпа, собственно, служит зрелищем для самой себя. Толпа привлекает и порождает толпу» (Тард, 1998, с. 286). Таким образом, Г. Тард предугадал эффект социальной фасилитации. Люди в толпе в большей степени вынуждены реагировать друг на друга, чем на информацию, которую сообщает им оратор. Когнитивные процессы направлены внутрь толпы, так как человек в первую очередь старается обеспечить свою безопасность среди огромной массы людей.

Толпы манифестирующие всегда проявляют свои убеждения, страстную любовь или ненависть, радость или печаль со свойственным им преувеличением. У них мало идей, зато они держатся за них крепко и без устали кричат одно и то же.

Толпы действующие. Что может создать толпа со своей внутренней несвязанностью и беспорядочностью усилий? — спрашивал Г. Тард. Они могут только разрушать, уничтожать, но не созидать. Он подразделял действующие толпы на два типа: любящие и ненавидящие. Неизвестно, что более гибельно: ненависть толпы или ее любовь, проклятия или энтузиазм. Толпа, охваченная сильными чувствами, становится безумной, в порыве обожания она может

Классификация видов и активности толпы по Г. Тарду

Рис. 11. Классификация видов и активности толпы по Г. Тарду

уничтожить своих идолов. Бывают также праздничные и траурные толпы. Праздничные толпы, считал Г. Тард, гораздо более полезны, чем вредны, для развития общности. «Добрые последствия радостных толп скрываются в сердечных тайниках и живут там много времени спустя после празднества, в виде большего расположения к симпатии и примирению, что затем ежедневно проявляется в словах, жестах, чувствах» (Тард, 1998, с. 289). Антисоциальные, агрессивные действия толп приводят к преступным разрушениям и негативно сказываются на психике, заставляя людей долго переживать эти события и проклинать их память.

Таким образом, толпа является одним из способов формирования коллективного бессознательного, содержанием которого являются совместно переживаемые чувства. Для психики отдельного человека и психологии целой общности важно, чтобы эти чувства носили позитивную направленность, отличались доброжелательностью и преданностью друг другу. Это способствует образованию общности на долговременных основах, порождает сплоченность, солидарность, чувство единения. Агрессивные чувства, порожденные толпой, совершенные совместно преступные действия могут сплотить людей только на кратковременной основе в попытке уйти от ответственности. Однако очень быстро пережитые совместно негативные чувства приводят к взаимной подозрительности и разрушают общность изнутри.

По нашему мнению, содержанием коллективного бессознательного являются инстинкты как биологические регуляторы поведения. Инстинкты в индивидуальном и коллективном бессознательном существуют вечно, но крайне редко допускаются из бессознательного в сознание. Проникновение инстинктов в сознание возможно в процессе пребывания человека в толпе. В то же время коллективное бессознательное пополняется и может эффективно функционировать за счет проникновения из сознания в бессознательное позитивно окрашенных чувств, которые способствуют долговременному объединению общности. Причем из сознания в бессознательное могут проникнуть исключительно чувства, только эмоциональные компоненты психики, и ничто иное. Проникновение сознательных компонентов психики — идей, мыслей, рассуждений в коллективное бессознательное невозможно, иначе оно утратило бы свою суть. Коллективное бессознательное основано на чувственном способе познания окружающего мира, что характерно для естественных общностей. Мысли и идеи не могут проникнуть из сознания в бессознательное полностью — в коллективное бессознательное попадает только чувственный компонент единого процесса познания мира. Следовательно, содержанием коллективного бессознательного являются инстинкты, глубинные, истинные его обитатели, и чувства, пришельцы из области сознания, надолго поселившиеся в нем. Именно толпа является одним из способов формирования коллективного бессознательного в психике людей. Она является катализатором взаимного обмена инстинктами и чувствами между бессознательным и сознанием. Сознательная, целеустремленная воля отдельного человека, которая выполняет функцию мембраны между сознанием и бессознательным, в толпе ослабевает. Мембрана становится прозрачной, преодолимой для взаимопроникновения инстинктов и чувств.

Действующая публика (в отличие от действующей толпы) воздействует на публицистов и журналистов посредством слов, общественного мнения и настроения и таким образом оказывает давление на политических деятелей. Так формируется то, что называется могуществом общественного мнения. Г. Тард подробно рассматривал феномен общественного мнения, источники его возникновения, способы его разрастания. «Мнение есть кратковременная и более или менее логическая группа суждений, которые, отвечая задачам, поставленным современностью, воспроизведены в многочисленных экземплярах, в лицах одной и той же страны, одного и того времени, одного и того же общества» (Тард, 1998, с. 303). Прежде, чем обрести общее мнение и осознать его как общее, люди должны осознать, что обладают общими традициями, и в силу этого составляют единую общность. Г. Тард отмечал, что общественное мнение тем сильнее, чем меньше сила традиций. Превращением индивидуального мнения в мнение общественное, общество обязано было в древности и средние века публичному слову, в наше время — прессе. Он доказал, что основная черта публики —это формирование мнений.

В истории человеческих общностей мнение существовало всегда. Г. Тард рассматривал исторические этапы изменения общественного мнения. Первый этап — общественное мнение возникает в общности, где все друг друга знали. Это могли быть род, племя, город. Общественное мнение формируется в процессе разговора, в котором участвовал каждый. Такое мнение сохраняло личностный характер. Благодаря частным разговорам и речам ораторов, какая- нибудь идея утверждалась в умах, причем каждый представлял ее себе связанной с тем тембром голоса, с тем лицом, с той знакомой личностью, от которой он ее воспринял. Именно это, по мнению Г. Тарда, придавало идее жизненную силу. В результате этого идея служила связью между людьми, сплачивая их и создавая единое мнение.

Второй этап — в феодальных государствах, раздробленных и локализованных, общественная жизнь ограничивалась территорией города или местности. Общественное мнение в то время существовало в виде множества фрагментов мнений, которые не обнаруживали долговременной стабильной связи между собой. Это были мнения отдельных местностей, и потому сплоченной общности не существовало, она была раздробленной. Новости и мнения переносили бродячие торговцы, менестрели, странники. В отличие от публичных ораторов они не добивались достижения единства мнений и чувств. «Были тысячи отдельных мнений, не имеющих никакой постоянной связи между собой» (Тард, 1998, с. 305).

Третий этап связан с возникновением книгопечатания. Сначала книга, а затем газета и журнал обеспечили недостающую связь, объединили фрагменты мнений в единое целое. Первичные группы людей, близко знающих друг друга, были заменены вторичными группами незнакомых людей, но разделяющих единое мнение. «В ходе этой эволюции... — пишет С. Московичи, — книги и журналы сломали пространственные, временные и классовые барьеры. Писатели и журналисты ... направили все речки и ручейки отдельных мнений в огромный резервуар общественного мнения» (Московичи, 1996, с. 246). Национализировать и даже постепенно интернационализировать общественный дух — такова работа журналиста.

Рассмотрев теорию Г. Тарда, С. Московичи делает прогноз. Он считает, что в настоящее время наступает четвертый этап видоизменений мнений, который характеризуется тем, что возникает новый класс людей — ученых, журналистов, публицистов. Этот новый класс заменит в глазах публики класс политиков, будет формировать общественное мнение по собственному усмотрению, невзирая на мнение публики или мнение политиков, будет диктовать политику государства. «Власть средств массовой коммуникации и власть общественного мнения — это одно и то же» — пишет С. Москови- чи (Московичи, 1996, с. 246). С наступлением этого этапа человек начинает больше принадлежать публике, чем социальному классу.

Средства массовой коммуникации изменяют природу политических партий. Чтобы поддерживать с членами партий и сочувствующими контакт, политические партии создают собственную прессу, способствуют образованию все новых и новых публик. Так партии меняют свою суть, из партий борцов они превращаются в партии публицистов и их публику. Место толпы занимает публика. «Массовые коммуникации приносят человеку домой, воссоздают для него в четырех стенах то, зачем ему раньше нужно было идти на площадь» (Московичи, 1996, с. 249). С. Московичи отмечает три признака превращения «партии-толпы» в «партию-публику». Первый признак —это конкуренция, в которую вступают партии, чтобы иметь доступ к средствам массовой коммуникации или владеть ими. Второй признак — презентация и выбор кандидатов на политические должности определяется практикой изучения политического рынка, политическим маркетингом. Третий признак — средства массовой коммуникации создают политику, авторитет, имидж, который может не соответствовать его реальным человеческим качествам (Московичи, 1996, с. 267).

В книге «Трансформация власти» (1895) Г. Тард предсказал информационную революцию. Он вывел закон поляризации власти средств массовой коммуникации. Этот закон гласит: «Число лиц, владеющих средствами массовой информации, имеет тенденцию уменьшаться. И напротив, число лиц, на которых они оказывают влияние, непомерно возрастает. Невозможность всем приобщиться к владению средствами массового влияния, и есть причина современного социального неравенства» (по: Московичи, 1996, с. 250). Г. Тард писал: «Просматривается что-то вроде общего закона: это все увеличивающийся разрыв между числом вождей и числом ведомых. 20 ораторов или вождей родов в античные времена управляли городом в 2000 граждан. Соотношение составляло 1 к 100. В наше время 20 журналистов управляют иной раз 40 миллионами человек. Соотношение 1 к 200000» (по: Московичи, 1996, с. 251). Таким образом, средства массовой информации тиражируют лидеров в тысячах, миллионах копий. «Там, где античная Греция скопировала бы десять маленьких Гитлеров на протяжении одного поколения, современная Германия выпустила их несколько миллионов менее чем за десять лет», — отмечает С. Московичи (Московичи, 1996, с. 252).

Г. Тард изучал механизм распространения идеи. Этим механизмом является внушение. «Существует различие между тем, кто внушает, и тем, кто подвергается внушению» — писал Г. Тард. Существует коллективный «внушитель», который состоит из господствующего вождя, и членов толпы, подражающих и внушающих друг другу. Вождь толпы обладает определенными чертами. Во- первых, он должен владеть внушением, уметь производить впечатление. Во-вторых, благодаря исключительному развитию воли, человек сам превращает себя в вождя. Существует пять способов влияния — железная воля, орлиная острота взора, сильная вера, могучее воображение, неукротимая гордость», — считал Г. Тард (Тард, 1998, с. 400). Это источники огромной силы вождя. Он выделял два типа влияния. Первое —это влияние на расстоянии, например, влияние на публику. Здесь главную роль играет превосходство ума и воображения. Второе — влияние непосредственное, влияние на толпу. Оно оказывается эффективным только при использовании вышеперечисленных способов. Причем Г. Тард открыл механизм действия процесса социальной идентификации, описанный в 70-е годы XX в. Г. Тэджфелом. «Когда толпа восхищается своим лидером, когда армия восхищается своим генералом, она восхищается собой, она присваивает себе то высокое мнение, которое этот человек имеет о себе самом», — писал Г. Тард (Тард, 1996, с. 114).

Г. Тард установил, что толпа не способна к разумному действию, только отдельный человек может мыслить и действовать рационально. Толпа не способна к интеллектуальному творчеству. У людей, собранных вместе, способность мыслить снижается и чувство реальности стирается. Однако в толпе существуют люди, обладающие сильной волей, они увлекают и управляют остальными. Это вожди, религиозные деятели, политики, журналисты.

Г. Тард фактически является основателем теории массовой коммуникации. Он обнаружил, что любая коммуникация, и массовая и межличностная, сопровождается внушающим воздействием. Особенно сильно это воздействие проявляется в толпе.

Г. Тард внес в науку идею об уровнях развития групп. Существуют естественные и искусственные группы. Естественные — это толпы, которые подчиняются биологическим законам внушения. В толпе у людей снижаются способности к мышлению. Искусственные—это организации, корпорации, подчиняющиеся социальным законам подражания. Однако в организации люди должны стимулировать друг друга к интенсивной мыслительной деятельности с целью достижения общего результата.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >