Междисциплинарность особого порядка судебного разбирательства уголовных дел

А. А. Толкаченко

Действующий УПК наряду с традиционным порядком разбирательства в суде предусмотрел упрощенную форму принятия судебного решения по уголовным делам. Осмысление этого института с учетом исторического и зарубежного опыта, а также обширной судебной практики, в особенности военных судов, приводит к выводу о том, что он является вполне оправданной формой судебного разрешения отдельных категорий уголовных дел о преступлениях, совершенных в условиях очевидности и не являющихся особо тяжкими.

В различном виде упрощенные, сокращенные формы уголовно-процессуальной деятельности по отдельным категориям дел известны всем правовым системам мира; они также существовали в отечественной истории (например, протокольная форма досудебной подготовки материалов в СССР и т.д.).

Появление данного института в современном российском уголовном процессе объясняется реализацией принципа состязательности (нет спора - нет и "состязания"), а также расширением элементов диспозитивности (свободного распоряжения сторонами своими материальными и процессуальными правами).

Естественно, что с введением данного института и его последующим законодательным совершенствованием у правоприменителей возник ряд вопросов, связанных с реализацией положений норм гл. 40 УПК, нерешенность, непоследовательность и пробельность которых отчасти порождает противоречивую следственную и судебную практику. Появились примеры негативных криминологических аспектов применения особого порядка судебного разбирательства по уголовным делам, способные дискредитировать саму идею компромисса и упрощенного судопроизводства, не стихает критика отдельных его положений в науке, не улучшили положение дел и изменения, внесенные в гл. 40 УПК.

В этой связи заслуживающими внимания представляются доктринальные, правотворческие и правоприменительные меры совершенствования особого порядка судебного разбирательства, относящиеся не только к судебной деятельности. Однако, как показывает анализ литературы по вопросам применения норм и институтов нового УПК, эта тема рассматривается лишь в уголовно-процессуальном аспекте. К тому же в комментариях к УПК реализации института особого порядка судебного разбирательства отводится скромное место.

Между тем, учитывая широкий перечень вопросов, возникших в процессе применения норм гл. 40 УПК, органы предварительного расследования, прокуратуры и суды продолжают испытывать потребность в научно-обоснованных рекомендациях по правильному применению особого порядка судебного разбирательства.

Проблема отчасти компенсирована принятием в 2006 г. первого в своем роде постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60, направленного на обеспечение единства судебной практики и соблюдение прав участников судебного разбирательства. Однако даже Пленум высшей судебной инстанции страны констатировал, что одними разъяснительными мерами в рассматриваемом вопросе не обойтись, в связи с чем Верховный Суд РФ выступил с законодательной инициативой о совершенствовании некоторых норм гл. 40 УПК.

Справедливости ради следует отмстить, что в процессе разработки трех соответствующих постановлений Пленума Верховного Суда РФ: от 05.03.2004 № 1; от 05.12.2006 № 60 и от 11.01.2007 № 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", рабочими группами отмечалось, что в целом вся гл. 40 УПК и взаимосвязанные с ней нормы материального права нуждаются в существенной корректировке.

О важности междисциплинарного подхода, уголовно-правовых и криминологических аспектов особого порядка судебного разбирательства свидетельствуют следующие положения.

1. Посредством института особого порядка судебного разбирательства законодатель стремится скорректировать современную уголовную политику:

упростить, насколько это возможно, излишне формализованную и социально не оправданную бюрократизацию уголовно-процессуальной процедуры по делам о не особо тяжких преступлениях, рационализировать уголовное судопроизводство, сделать процесс менее длительным и более эффективным;

сэкономить силы и средства органов уголовной юстиции по расследованию и судебному разбирательству уголовных дел определенной категории;

склонить обвиняемого (подсудимого) к компромиссу: к сотрудничеству с органами уголовного преследования и с его помощью изобличить других участников преступления, быстро и с минимальными издержками раскрыть преступление, установить все обстоятельства его совершения и т.д.;

сократить разрыв во времени, которое протекает с момента совершения преступления до принятия по нему итогового решения, что способствует реализации принципа неотвратимости ответственности.

  • 2. С учетом общности предмета регулирования нормы об особом порядке судебного разбирательства по уголовным делам в своей совокупности составляют новый, комплексный (междисциплинарный) правовой институт, основанный на идее разумного компромисса в уголовном судопроизводстве, но в котором уголовно-процессуальные нормы гл. 40 УПК не могут быть единственными, доминирующими и достаточным и.
  • 3. Институт особого порядка судебного разбирательства не является разновидностью зарубежных моделей "сделок о признании вины", он принципиально отличается от них, так как реализуется на базе единых процессуальных гарантий и с соблюдением общих принципов и процедур, предусмотренных УПК.
  • 4. Постановление приговора вовсе без проведения судебного разбирательства недопустимо, в том числе исходя из конституционных основ правосудия в России. Однако его вынесение без проведения судебного следствия в обычном порядке, т.е. в полном объеме, возможно, но только при наличии оснований и условий, предусмотренных гл.40 УПК.

При этом под основанием для применения особого порядка судебного разбирательства имеются в виду перечисленные в нормах УПК положительные посткриминальные поступки обвиняемого, а под условиями - категорийность совершенного им преступления, доказанность его вины в преступлении, наличие согласий государственного (частного) обвинителя и потерпевшего с ходатайством обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Как видно, ряд оснований и условий имеют выраженное криминологическое и уголовно правовое содержание.

5. Обязательным условием применения особого порядка является вид преступления как результат законодательной оценки общественной опасности деяния и нормативно определенный критерий пределов возможного компромисса между государством в лице правоохранительных органов, суда и совершившим преступление лицом.

Произошедшее расширение категорий преступлений, рассматриваемых в особом порядке, со средней тяжести до тяжких, нельзя признать социально и научно обоснованным. Оно не может быть оправдано мотивами упрощения процедуры и уменьшения бюрократизации уголовного процесса, поскольку это может создавать угрозу более важным интересам личности, общества, государства, а также назначению уголовного судопроизводства, как оно сформулировано в ст. 6 УПК. В этой связи целесообразно на законодательном уровне вернуться к ограничению категории таких дел до преступлений, не являющихся тяжкими, как это и имело место первоначально, при принятии УПК 2001 г.

Об этом же свидетельствуют и проекты изменений в законодательство о борьбе с преступностью, в соответствии с которыми предлагается расследовать дела о преступлениях небольшой и средней тяжести дознавателям в сокращенном порядке, а также для этих же категорий дел предусмотреть упрощенный порядок применения деятельного раскаяния по типу зарубежной "сделки с правосудием". Представляется, что сходные институты должны взаимодействовать между собой по основным криминологическим параметрам, в частности, по видам преступлений, как они определены в ст. 15 УК.

  • 6. Применение особого порядка судебного разбирательства криминологически нецелесообразно, как это и предусмотрено законом, ставить в зависимость лишь от усмотрения потерпевшего. При наличии указанных в УПК оснований и условий вопрос об удовлетворении (отклонении) ходатайства обвиняемого (подсудимого) о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства должен решать суд с учетом позиции государственного обвинителя к данному ходатайству обвиняемого (подсудимого).
  • 7. Вопросы правового регулирования назначения уголовного наказания относятся к предмету материального, а не процессуального права, так же как и вопросы его исполнения составляют предмет регулирования уголовно-исполнительного законодательства, на что попутно обращалось внимание и в решениях Конституционного Суда РФ. Поэтому особенности назначения наказания при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства нуждаются в отражении не в УПК, как это имеет место в настоящее время, а исключительно в нормах уголовного законодательства РФ.

Для этого положения ч. 7 ст. 316 УПК следует перенести в новую статью гл. 10 УК о назначении наказания. Такая норма может быть сконструирована по типу ст. 65 УК о наказании при вердикте присяжных заседателей о снисхождении и помещена в УК сразу после нее (например, под номером 65.1).

Подобно тому, как наличие в УПК гл. 42 об особенностях производства в суде с участием присяжных заседателей обусловливает специфику назначения уголовного наказания, оправданно отраженную в ст. 65 УК, в гл. 10 УК могла бы содержаться корреспондирующая с гл. 40 УПК норма об особенностях назначения наказания при особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. А за основу при ее конструировании можно принять положения ч. 7 ст. 316 УПК.

8. В этой связи следует заметить, что пример вторжения уголовно-процессуального законодательства в несвойственный для него предмет уголовно-правового регулирования и, следовательно, превышения своих полномочий, в ст. 316 УПК не является единственным. Так, в ч. 2 ст. 349 УПК содержится противоречивое и непоследовательное положение о том, что если подсудимый заслуживает снисхождения, то председательствующий по делу назначает ему наказание с применением положений ст. 64 и 65 УК.

Между тем в указанных уголовно-правовых нормах представлены различные правила обязательного смягчения уголовного наказания, о чем также говорится во втором предложении ч. 2 ст. 349 УПК, а учет одних и тех же обстоятельств дважды, т.е. повторно, хотя бы и для смягчения наказания, не основан на законе. Справедливости ради следует констатировать игнорирование судебной практикой данного предписания, при необходимости - именно со ссылкой на разные основания и условия применения ст. 64 и 65 УК и на то, что вопросы назначения наказания регламентируются уголовным, а не уголовно-процессуальным законодательством.

В связи с изложенным ч. 2 ст. 349 УПК также нуждается в приведении в соответствие с нормами уголовного закона, что уже происходило с нормами действующего УПК неоднократно.

9. Ныне гарантированное в ч. 7 ст. 316 УПК обязательное сокращение наказания на одну треть распространяется только на избранный судом основной вид наказания за конкретное преступление. Поэтому сроки и размеры дополнительного наказания определяются в рамках санкции статьи Особенной части УК об ответственности за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Сроки и размеры наказаний, назначаемых по совокупности преступлений и приговоров, определяются на основе единых уголовно-правовых правил, что вытекает из положений ст. 69, 70 УК, а также разъясняется в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 о назначении уголовного наказания.

Наряду с этим указанное правило о льготном назначении основного наказания не исключает, при наличии к тому оснований, применение других уголовно-правовых правил обязательного смягчения (ст. 62, 64, 66 УК) либо усиления (ст. 68, 69, 70 УК).

Так, практикой выработана обоснованная позиция о том, что при наличии нескольких обстоятельств, ограничивающих размер максимально возможного наказания, суд обязан их вес учесть.

Однако последовательность применения этих норм на практике вызывает сложность, в том числе и потому, что наиболее специальная норма о льготном порядке назначения наказания при особом порядке судебного разбирательства содержится ныне в ч. 7 ст. 316 УПК.

10. При совершенствовании норм разд. X УПК также целесообразно уточнить процессуальные полномочия государственного обвинителя по делам анализируемой категории. В частности, оставляя за ним право соглашаться или возражать против ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, вместе с тем следовало бы закрепить в нормах гл. 40 УПК положение о том, что этим правом государственный обвинитель пользуется только в ходе судебного производства по уголовному делу (если, конечно, обвиняемый заявил такое ходатайство).

А в тех случаях, когда такое ходатайство обвиняемым заявлено в ходе предварительного расследования, этими полномочиями необходимо наделить должностное лицо, надзирающее за процессуальной деятельностью лица, осуществляющего предварительное расследование по данному делу.

11. Требует законодательного урегулирования процедура выражения прокурором (либо, с учетом новой структуры системы органов предварительного расследования, начальником следственного органа) своего согласия с ходатайством обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства в целях недопущения с его стороны их лишнего, не основанного на законе, произвольного усмотрения и нарушения тем самым прав человека. Целесообразно, чтобы соответствующее должностное лицо со стороны обвинения свою позицию (т.е. согласие или возражение) поданному вопросу выражал не тогда, когда он направляет дело в суд с обвинительным заключением (обвинительным актом), а непосредственно в ходе расследования, т.е. на более ранней стадии, когда обвиняемый заявляет о своей готовности сотрудничать с органами уголовного преследования. При этом такое согласие органов обвинения с ходатайством обвиняемого следовало бы оформлять документально, письменно. Таким процессуальным и потому официальным документом мог бы служить "Протокол сотрудничества обвиняемого с органами уголовного преследования". Его наличие могло бы свидетельствовать, как и при явке с повинной, о наличии объективных оснований для применения особого порядка судебного разбирательства, а потому и о законодательно определенной обязанности суда обязательного смягчения такому лицу уголовного наказания.

Изложенные выводы и предложения базируются, в том числе, на разъяснениях, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60 об особом порядке судебного разбирательства.

Данное постановление явилось своевременным, актуальным и обоснованным практикой. Несмотря на его относительную компактность, в нем рассмотрены наиболее актуальные вопросы, по принципу не навредить, а только помочь. Например, приложение 37 к УПК о форме приговора при особом порядке изначально было небезупречно, как и многие иные формы процессуальных документов. В 2007 г. все содержащиеся в УПК формы бланков документов были из него оправданно исключены.

Содержащиеся в постановлении разъяснения имеют не только практическое значение, но и вносят вклад в теорию уголовного права и уголовного процесса, что и должно быть характерно для деятельности Верховного Суда РФ. Более того, непротиворечивые и корректные разъяснения заслуживают дальнейшей реализации на уровне законодательного внедрения, т.е. того, чтобы часть их предложить к внесению в качестве изменений в УПК. Тем более уже имеются прецеденты, когда по материалам обсуждения актуальных вопросов Пленум Верховного Суда РФ выходил с законодательной инициативой.

К тому же Пленум Верховного Суда РФ на основе проведенного обобщения практики всех судов общей юрисдикции пошел дальше разъяснений. Было признано целесообразным выступить с законодательной инициативой о совершенствовании законодательного регулирования особого порядка судебного разбирательства, имея в виду первоначально хотя бы "программу минимум" в этом вопросе. Указанная инициатива оформлена отдельным постановлением Пленума для реализации в установленном порядке. Интересно заметить, что вся указанная работа по исследуемой проблеме проведена по поручению Председателя Верховного Суда РФ Военной коллегией Верховного Суда РФ и признана успешной. Пленумом поручено представлять законопроект от имени Верховного Суда РФ в Государственной Думе Федерального Собрания РФ заместителю председателя Военной коллегии В. В. Хомчику.

Предложения о необходимости изменения редакции главы 40 УПК, радикальные и минимальные, высказывались с момента введения его в действие, причем со стороны всех участников состязательного уголовного процесса, что отмечалось и в юридической литературе.

Пленум Верховного Суда РФ ограничился лишь некоторыми изменениями гл. 40 УПК, имея в виду, что особый порядок судебного разбирательства по уголовным делам нуждается в дальнейшем, более радикальном совершенствовании. Предложения Верховного Суда РФ поддержаны Генеральной прокуратурой РФ и Минюстом России.

Принятые Пленумом предложения обоснованы тем, что в связи с изменениями УПК с 2003 г. особый порядок судебного разбирательства стал применяться по делам о преступлениях, максимальное наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы. Таким образом, в упрошенном порядке возможно рассмотрение дел и о тяжких преступлениях.

Под указанную в ч. 1 ст. 314 УПК категорию уголовных дел подпадают такие опасные для личности, общества и государства деяния, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по найму, с особой жестокостью, по мотиву национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды, в целях использования органов или тканей потерпевшего (ч. 2 ст. 111 УК); незаконное лишение свободы при отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 127 УК); захват заложника (ч. 1 ст. 206 УК); содействие в террористической деятельности (ч. I ст. 205.1 УК), организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ч. 1 ст. 208 УК); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 1 ст. 211 УК); массовые беспорядки (ч. 1 ст. 212 УК); хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 213 УК) и другие социально резонансные преступления.

Рассмотрение дел об указанных преступлениях вызывает, как правило, общественное внимание, затрагивает интересы многих лиц, а потому без исследования в суде доказательств, допроса в суде потерпевших и свидетелей зачастую нельзя вынести по ним справедливое решение, выявить причины и условия, способствовавшие их совершению.

Дела о тяжких преступлениях требуют особого внимания, что возможно обеспечить только в общем порядке судебного разбирательства, при надлежащем соблюдении принципов уголовного процесса и обеспечении гарантий прав всех участников уголовного судопроизводства.

С учетом изложенного Пленумом было предложено ограничить применение особого порядка судебного разбирательства уголовными делами о преступлениях небольшой и средней тяжести, к которым в соответствии со ст. 15 УК относятся умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, а также все неосторожные деяния.

Также было отмечено, что в предлагаемом законопроекте целесообразно уточнить последовательность волеизъявления участников уголовного процесса относительно особого порядка судебного разбирательства с учетом того, что право заявить соответствующее ходатайство принадлежит обвиняемому, а государственный либо частный обвинитель и (или) потерпевший вправе возражать против заявленного им ходатайства, как это предусмотрено ч. 4 ст. 314 УПК.

В целях реализации права на равный доступ к особой форме правосудия, предполагающей императивное снижение уголовного наказания, на лиц, совершивших не тяжкие преступления, предлагается распространять льготные правила назначения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и на случаи, когда уголовное дело, назначенное в особом порядке, впоследствии по независящим от подсудимого причинам рассмотрено судом в общем порядке. К тому же данное предложение взаимодействует с разъяснениями о практике назначения уголовного наказания, данных в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 1 "О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции", специально посвященном этим вопросам.

Таким образом, особый порядок судебного разбирательства с его междисциплинарными аспектами, в соответствии с которым судами рассматривается значительное количество уголовных дел, по-прежнему нуждается в дальнейшем совершенствовании.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >