Георг Вильгельм Фридрих Гегель

В немецкой философской мысли XVIII в. постепенно сформировались тенденции интерпретировать эстетику как своеобразную философию искусства. Наиболее отчетливо такой подход проявился в работах Георга Гегеля, который подошел к разработке эстетической концепции как к философской задаче. Будучи прекрасным аналитиком и систематизатором, Гегель сумел не только обобщить достижения предшествовавшей традиции эстетических исследований (что само по себе было уже значительным научным достижением), но и предложить ряд оригинальных трактовок, которые позволили ему включить эстетику в единую философскую концепцию идеального. Отчасти этому способствовало активное развитие гуманитарных наук, наблюдавшееся на протяжении всего XVIII в. В это время формируются основные искусствоведческие и литературоведческие теории, разрабатывается концепция жанров, стилей, анализируются особенности художественного творчества и т.д. Накопленный материал требовал обобщения, которое было невозможно осуществить в рамках какой-либо одной гуманитарной науки, тогда как философия предлагала необходимый инструментарий для столь глобального обобщения.

"Эстетика" Гегеля до настоящего времени остается образцом фундаментального труда, не знающего аналогов по четкости формулировок, логичности и полноте изложения материала. В основу издания были положены лекции, которые Гегель читал в Гейдельбергском и Берлинском университетах в конце первой трети XIX в.

В духе господствовавшего тогда в науках историзма (которого так часто не хватает современным исследователям) Гегель на основе анализа обширного материала выделяет три стадии развития искусства, а именно - символическую, классическую и романтическую. Рассмотрение символической формы искусства Гегель начинает с определения понятия "символ" с точки зрения исторической эстетики: "Символ... составляет начальный этап искусства как согласно понятию, так и в порядке исторического появления и должен поэтому рассматриваться как предискусство". Символическим является искусство древних народов Востока, Египта, Персии и т.п. В чем проявляется специфика этой формы искусства? Гегель видел ее в том, что для искусства этих народов свойственно несоответствие между формой и содержанием: "Сами по себе эти создания нас не привлекают, непосредственное созерцание их не доставляет нам удовольствия и не удовлетворяет нас; они сами как бы требуют от нас, чтобы мы перешагнули через них и пошли дальше, к их смыслу, который есть нечто более широкое, более глубокое, чем эти образы". Восприятие такого искусства фактически является его расшифровкой. Свойственное такому искусству несоответствие между смыслом и его непосредственной художественной формой объясняется "бедностью искусства, нечистотой и безыдейностью самой фантазии". С другой стороны, это восходит и к специфике самого загадочного содержания, которое не могло быть выражено при помощи более совершенных художественных форм, но требовало архаичную форму выражения, в которой "фантастическое" переплетается с "гротескным", и благодаря этому передает сложные мистические идеи, лежащие в основе этих произведений.

Классическое искусство, представленное в искусстве преимущественно античном, есть эстетическая реальность, в которой происходит совпадение искусства и прекрасного, т.е. искусство становится способом адекватного выражения эстетического идеала, который, по мнению Гегеля, "дает содержание и форму классическому искусству". Благодаря этому именно в классическом искусстве осуществляется адекватное формообразование, осуществляющееся действием идеала, а не неоформленного и только лишь интуитивно осознанного содержания искусства символического. Идеал классического искусства возникает благодаря художественному осмыслению религиозной традиции, поэтому происхождение идеала тесно связано как с проблематикой эстетической, так и областью истории религии. В результате религиозного развития древние боги утрачивают зооморфизм, обретают духовное содержание и человеческий облик. Из всех видов искусств для воплощения идеала классического искусства наиболее подходит скульптура. Переход от зооморфных древних божеств к антропоморфным античным богам был только лишь ступенью на пути развития религиозных идей. В антропоморфизме античных богов коренилась причина неизбежного заката античной религии классического искусства, поскольку такое представление о божественном является противоположностью тому, что "составляет понятие субстанционального и божественного. Гибель этих прекрасных богов искусства необходимо обусловлена их собственной природой, поскольку сознание уже не может больше удовлетворяться ими; оно отвращается от них, уходит в себя". Гегель уверен, что развитие искусства неразрывно связано с развитием религиозных представлений.

За внешним антропоморфизмом античных богов скрывается "недостаток их человеческого существования", несмотря на кажущуюся близость мира людей и мира блаженных небожителей между ними существует онтологическая пропасть, которая будет преодолена только в христианстве, в его учении о Боговоплощении. Гегель обращается к теологии, говоря, что именно в христианстве реализуется "действительность в плоти и духе", так как при сотворении человек был образом и подобием Бога, а во Христе Бог стал образом и подобием человека. Если античные боги - предмет классического искусства - существовали изначально в представлении человека и потом получали свое выражение в металле или камне, но в духе и плоти они не существовали никогда, то христианство открывается как бытие, жизнь и деятельность самого Бога. Новое религиозное содержание открывается человеку не благодаря искусству, но привносится извне, потому что "Бог религии откровения - истинно действительный Бог".

Романтическое искусство, согласно Гегелю, имеет выраженное религиозное содержание, причем это содержание является христианским. Неслучайно рассмотрение особенностей романтического искусства Гегель начинает с параграфа, озаглавленного "История искупления Христа", т.е. история искупления, совершенного Христом, что составляет основной предмет религиозного романтического искусства. Религиозная основа объясняет во многом специфику романтического искусства, которое в восприятии верующего человека утрачивает значение абсолютной ценности. Причина этого коренится в областях онтологии и аксиологии. Аксиологически истина может существовать и вне связи с прекрасным, поскольку для человеческого сознания понятие истины и понятие эстетического идеала разнятся. Если истина и красота совпадают (а по Гегелю они обязательно совпадают), то это хорошо, если же нет (т.е. если человек не может увидеть красоты в том, что является, или в том, что он почитает за истину), то тем хуже для красоты. Но и религия откровения нуждается в искусстве, как в инструменте, посредством которого можно представить Бога. Идеалом романтического искусства является любовь, которая есть выражение духовной красоты как таковой. Говоря о романтическом искусстве, Гегель касается проблемы различных религиозных и квазирелигиозных легенд, которые вообще-то ближе стоят к искусству символическому. Однако их частую нелепость, неразумность, безвкусие Гегель объясняет не ущербностью формы, за которой скрывается мистико-архаическое содержание, а тем, что Бог действует в пространстве материальном, которое изначально ограниченно. В качестве пространства нерелигиозного романтического искусства, которое, однако, генетически и методологически связано со своей религиозной версией, Гегель рассматривает европейскую рыцарскую культуру.

Причину развития искусства, обеспечивающего смену стадий, Гегель видел в Абсолютном Духе - фундаментальном принципе всей гегелевской философии. Определить последнее понятие достаточно сложно. По мнению А. Ф. Лосева, Абсолютный Дух есть диалектический синтез объективного и субъективного духа. Лосев считает Абсолютный Дух личностью, но следует помнить, что сам Гегель такого объяснения не предлагает. Абсолютный Дух, но Гегелю, лежит в основе всего сущего. Только ему свойственно совершенное бытие и полное самопознания, т.е. Абсолютный Дух обладает атрибутами Бога, являясь, как можно предположить, его философской проекцией. Абсолютный Дух здесь предстает как совершенный философствующий Ум, как гносеологическая проекция совершенного бытия, как предел знания и существования. Искусство в философском отношении представляет собой раскрытие Абсолютного Духа, которое осуществляется посредством созерцания.

Как уже отмечалось, Гегель понимает эстетику как философию искусства. В предисловии к "Эстетике" он недвусмысленно определяет эстетику как "философию художественной деятельности". Такое определение можно понять неправильно - свести его предмет к сугубо искусствоведческой проблематике. Но для Гегеля понятие художественное не ограничено областью искусства: художественное соотносится скорее с понятием прекрасного, т.е. не является только лишь искусствоведческой категорией. Жесткой критике Гегель подвергает концепции йенских романтиков, рассматривая их эстетику как проявление в искусстве субъективного идеализма И. Фихте, как апофеоз субъективного в искусстве и эстетике.

Основную эстетическую категорию - прекрасное - Гегель трактует как чувственное явление идеи. Он уточняет, что художественное прекрасное является идеей, "перешедшей к развертыванию в действительности и вступившей с ним в непосредственное единство". Идеальная сущность прекрасного проявляется в том, что прекрасное выступает у Гегеля как понятие, тождественное истине, поскольку прекрасное не может не быть истинным. Поэтому и "неудовлетворительность" художественного произведения не всегда объясняется субъективными факторами, такими как, например, бездарность или неумение автора. Она может объясняться и объективными причинами, такими как "неудовлетворительность содержания". Без обладания истиной невозможно создание прекрасных произведений искусства. Оценивая с точки зрения европоцентристской парадигмы искусство нехристианских народов, Гегель утверждает, что "художественные создания китайцев, индусов, египтян, их изображения богов и божков оставались бесформенными или получали лишь дурную, неистинную определенность формы. Эти народы не могли овладеть тайной истиной красоты, потому что их мифологические представления, содержание и мысль их художественных произведений были еще неопределенны внутри себя или отличались дурной определенностью, а не были в самих себе абсолютным содержанием". Прекрасное выступает как явление идеи, т.е. как ее раскрытие, реализация в истории. Делая акцент на "явленности" прекрасного, Гегель тем самым указывает на то, что оно обретает "определенное наличное существование в качестве природной и духовной объективности". В отличие от субъективизма Фихте, Гегель изображает прекрасное как "непосредственно существующее для сознания", что, учитывая сказанное о понятии Абсолютного Духа, открывает горизонты для последовательного объективизма в философии и эстетике. Таким образом был намечен выход из онтологического тупика фихтеанства и того направления в немецкой эстетике, которое можно означить условно как "субъективистский романтизм". Представление о тождественности прекрасного и истинного тоже способствовало усилению объективизма. Категория истины априорно претендует на сверхличностный характер, поскольку в большей степени сохраняет теологическое содержание. В качестве иллюстрации можно привести пример, когда, увидев нечто хорошее, вполне уместно сказать "как прекрасно!", но весьма затруднительно - "как истинно!".

Для раскрытия содержания категории прекрасного важна оценка Гегелем прекрасного в природе. В основе прекрасного в природе Гегель видел реализацию телеологического принципа, который человек "смутно" воспринимает, наблюдая природные явления и предметы. Она (т.е. природа) прекрасна, поскольку при созерцании соразмерных понятию образов природы мы смутно чувствуем существование такого соответствия. При чувственном рассмотрении взору открывается внутренняя необходимость расчленения целого. Но прекрасное в природе представлено весьма несовершенным образом, дальше "смутного предчувствия" оно не идет. Вообще, прекрасное в природе у Гегеля не лишено известного налета субъективного. Например, зачастую те качества и свойства природных явлений и объектов кажутся нам прекрасными, которые находятся в некоем "соответствии" тому, что свойственно именно человеку: "...мы называем животных красивыми, если они обнаруживают душевное выражение, созвучное человеческим свойствам, например смелость, силу, храбрость, добродушие и т.п. Это выражение, с одной стороны, несомненно свойственно предметам и изображает определенную сторону животной жизни, но с другой - связано с нашими представлениями и нашими душевными настроениями". Как известно, раскрытие прекрасного в природе он считал недостаточным, поскольку все природное в значительной степени связано с материальной формой и находится в зависимости от нее, являясь бытием сугубо чувственным. Искусство же (очевидно, здесь Гегель под искусством понимает нечто близкое к социологической интерпретации культуры) обладает преимущественно духовной природой, материальность здесь скорее кажущаяся, нежели реальная. Поэтому высшим эстетическим значением обладают не природные феномены, но творения человека. Только искусство является пространством реализации эстетического идеала, который Гегель понимал как образованное в процессе раскрытия идеи непосредственное единство идеи и действительности. Идеалу свойственно не только существование, но и развитие, а поскольку "создания всех искусств суть произведения духа", то развитие искусства, становление стилей представляет собой процесс, обусловленный развитием идеала искусства.

Описывая систему отдельных искусств, Гегель в соответствии с тремя этапами развития искусства выделяет три стиля, наблюдаемых в отдельных видах искусства. Первый стиль - строгий - пренебрегает привлекательностью и грациозностью форм. Второй стиль - идеальный - характеризуется жизненностью форм прекрасного, чему соответствует задача передать жизненность изображенного предмета. Третий стиль - приятный - формируется тогда, когда основной задачей искусства становится создание произведений, нравящихся, производящих внешнее впечатление на зрителя. Гегель иронично определяет данный стиль как "угодливый поворот в сторону публики".

Предвосхищая рост дилетантизма в эстетике и искусствоведении, Гегель утверждал, что "нужно очень много видеть и видеть не раз, чтобы получить право высказывать свое мнение" о деталях художественного произведения.

В обобщенном виде эстетическая концепция Гегеля иллюстрируется схемой (рис. 12).

Эстетическая концепция Гегеля

Рис. 12. Эстетическая концепция Гегеля

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >