Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Экспериментальная психология

Проблемы возникновения новых гипотез

Описав общие черты, или нормативы, экспериментального метода, мы не затронули вопроса откуда берутся экспериментальные гипотезы. Общий ответ может звучать так: их выдвигает исследователь, решая научные задачи или желая достигнуть практических целей средствами научного познания. Две позиции могут быть разведены согласно работам, изучающим научное творчество.

Здесь важно учесть доводы о надындивидуальном характере возникновения и движения гипотез в научном познании, обсуждавшиеся таким авторитетами в истории психологии и методологии науки, как М. Г. Ярошевский и К. Поппер. Их интересовали проблемы соотношения индивидуального творчества в постановке учеными научных проблем и степень детерминированности научных гипотез складывающейся к тому или иному времени конкретной ситуации в конкретной науке. Можно выделить две тенденции в объяснении источников развития новых научных гипотез — субъективистскую и объективистскую.

Субъективистская позиция предполагает, что именно анализ творческого мышления человека, детерминированности его внутренней познавательной мотивацией может раскрыть закономерности развития научных гипотез и прирост научного знания.

К. Поппер, защитивший магистерскую диссертацию в 1928 г. (у К. Бюлера) именно по психологии творческого мышления, пришел потом к пониманию, что положение дел, описывающее изменение научных гипотез, никоим образом не может быть объяснено психологическими законами, в частности законами творческого мышления. Он впоследствии даже выделил специальный мир 3 — мир теорий и гипотез, который в развитии человечества занял свое место наряду с миром 1 — физической реальности и миром 2 — психологической (субъективной) реальности. В книге "Мир Парменида", вышедшей в 1998 г., этот психолог, а затем методолог науки указал на античного мыслителя как первого, кто утверждал существование мира теорий как особой реальности, стоящей за миром феноменов. Статус объективного бытия этому миру 3, по Попперу, задает его относительная автономия от единичных носителей знания, инвариантность по отношению к изменяющимся культурно-социальным условиям, а также его детерминирующая роль по отношению к содержанию гипотез, формулируемых конкретными учеными, и развитию всего человечества [Поппер, 2002].

М. Г. Ярошевский, проанализировав соотношение внешней (заданной предметным содержанием научной области) детерминации и внутренней мотивации научного мышления, логику развития паук и становление профессионального мышления, также пришел к отрицанию субъективистской позиции как не позволяющей описать или объяснить научное творчество.

Оба ученых выдвинули представления о двух основных позициях, которые условно можно назвать субъективистской и объективистской, и обосновали правомерность последней. Согласно субъективистской позиции, любая научная гипотеза зарождается в голове конкретного человека. Отсюда, по Ярошевскому, возникает неоправданное желание связать развитие научных гипотез с познавательным интересом, или внутренней мотивацией, с одной стороны, и честолюбивыми устремлениями человека, или внешней мотивацией, с другой стороны. Но объяснить возникновение научных гипотез с точки зрения их содержания результатами индивидуального творчества, т.е. вне связи со сложившейся в науке проблемной ситуацией, не представляется возможным. И субъективизм в методологической позиции, отражающей отношение к возникновению научных гипотез, заключается не в признании роли конкретного субъекта в научном творчестве (этого никто не оспаривает), а в объяснении детерминации содержания гипотез именно законами индивидуального мышления человека.

Таким образом, хотя формулировка конкретной проблемы совершается посредством индивидуального мышления, сама проблема, или проблемная ситуация, складывается в науке объективно, во многом безотносительно к отдельно взятой творческой личности.

Проблема — это формулирование, т.е. осознание, какого-то противоречия, в разрешение которого и внесет вклад проведение научного или практически направленного исследования.

Проблемная ситуация объективно присутствует в системе сложившихся знаний к каждому историческому моменту развития пауки. В этом смысле научное творчество детерминировано сложившимися системами профессиональных взглядов, а точнее, теорий и возможностью проверки гипотез.

Теоретико-эмпирическое исследование включает как постановку проблемы, завершающуюся обоснованием теоретической гипотезы, так и проверку эмпирически нагруженных гипотез. Другой вопрос, может ли ученый преобразовывать проблемную ситуацию своими научными достижениями. Да, может (обосновывает К. Поппер). Он может формулировать новые теории, может предлагать новые исследовательские методы, быть в разной степени чувствительным к запросам практики.

Однако любая наука продолжает при этом оставаться надындивидуальным образованием, созданным поколениями людей в научных сообществах. Проверка гипотез есть средство перехода от одной проблемной ситуации к другой. Но научные гипотезы рождаются только в голове профессионала. Дилетант, не отягощенный знаниями, не может сформулировать новой гипотезы. Ведь гипотеза нова только в том случае, если она снимает в своей формулировке предыдущие формулировки проблемы, которые уже не удовлетворяют исследователя. Знать и снимать противоречия в старых представлениях проблемы можно, только владея этими проблемами. Без соответствующих профессиональных знаний новая формулировка проблемы появиться не может.

Итак, объективистская позиция не отрицает того, что порождение гипотез происходит посредством индивидуального мышления. Но содержание научной гипотезы не возникает на пустом месте. Ученый, как бы мы сказали вслед за немецким автором учебника "Теория и эксперимент в психологии" К. Хольцкамцом, отягощен имеющимися у него научными знаниями. По словам М. Ярошевского, мышление ученого направляется категориальными регулятивами, поскольку оно совершается в рамках доступных ему научных категорий, и любой ученый организует свое исследование в рамках сложившейся в настоящий момент методологической парадигмы. Таким образом, направленность выдвижения гипотезы содержательно определена именно рамками сложившейся в науке проблемной ситуации.

Правил, в соответствии с которыми исследователь выводит новые закономерности на основании новых опытных данных, не существует, поэтому он должен формулировать гипотезы. "Новые гипотезы выдвигаются либо для объяснения вновь наблюдаемых, подчас неожиданных явлений, либо для устранения оставшихся незамеченными противоречий в ранее существовавших концепциях" [Полани, 1985, с. 31]. "Новые" гипотезы в этом утверждении будто противопоставляются "старым", т.е. выдержавшим проверку опытным путем. В психологической науке новые гипотезы возникают часто в системах новых интерпретаций, нового понимания предмета изучения и сосуществуют как "современники" в рамках разных психологических школ.

С проблемой возникновения новых гипотез связана также проблема разноуровневых обобщений: между объяснением той или иной зависимости на уровне обсуждения результатов действия переменных и на уровне каузального описания полученной эмпирической зависимости как закономерности всегда остается некий пробел, требующий от исследователя "прорыва" в обобщении. Этот пробел заполняется исследователем, во-первых, привнесением в психологическое объяснение определенных представлений о том, как действуют психологические законы или психологические механизмы регуляции деятельности, поведения, общения. Во-вторых, этот пробел заполняется "недостающими звеньями" между описанием зависимости и обобщением. Определить достаточную для понимания закономерности полноту обобщения сложно, и в психологии существует масса понятий, конкретизируемых в разной степени полно.

Например, понятия "материнская депривация", "интеллектуальная стратегия" и "уровень притязаний" могут использоваться в контексте построения разных гипотетических объяснений наблюдаемых зависимостей и сами раскрываться в разной степени полно со стороны входящих в них переменных.

Новые объяснения и новые гипотезы в психологии могут возникать именно па пути все более глубокого и полного охвата тех эмпирических зависимостей, которые сами по себе не являются новыми, но допускают переинтерпретацию в результате развития самих психологических понятий.

Наконец, новые гипотезы возникают, когда "старая" проблема вводится в новый контекст обсуждения, начинает анализироваться в комплексе других, иногда и непсихологических, подходов. Новая гипотеза не всегда означает движение на пути развития психологического знания, если ее выдвижение легализует тот или иной редукционистский подход. Таким образом, критерий "более новая" не может служить синонимом "более содержательной" гипотезы. Одним из аспектов новизны гипотезы — кроме углубления и прояснения уже известных теоретических взглядов — выступают новые возможности обобщения, которые дает ее проверка.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы