Почему необходимо создание механизма признания трансграничной несостоятельности?

Россия является частью глобальной экономической системы, когда многие предприятия имеют филиалы и дочерние компании за рубежом, что означает необходимость решения возникающих международных споров с учетом сложившейся в мире практики. В данной связи ряд положений российского законодательства, касающихся процедур банкротства с иностранными участниками, требуют совершенствования.

Как правило, дела о банкротстве дочерних предприятий российских компаний рассматриваются зарубежным судом в соответствии принятым там законом, защищающим интересы резидентов часто в ущерб противоположной стороне из другого государства. Похожая ситуация происходит и в обратном случае, когда иностранный кредитор, не знакомый с особенностями российского законодательства о банкротстве, не получает полного удовлетворения при банкротстве должника, что противоречит выбранному курсу расширения внешнеэкономических связей России. Кроме того, может произойти конфликт принятых в государствах моделей банкротства, когда слепое следование общему вектору законодательства может привести к излишнему затягиванию процедуры банкротства нежизнеспособного бизнеса (при продолжниковской модели) или наоборот – к скорейшей распродаже активов конкурентоспособного, лишь временно неплатежеспособного предприятия (при прокредиторской модели).

В действующем Законе о банкротстве есть ряд конкретных положений, препятствующих применению общих международных правил:

  • • статья 1.5 предполагает дополнительно к закону наличие международного договора о признании решений иностранных судов по делам несостоятельности. У России есть такие международные договора с Казахстаном, Белоруссией и рядом других стран, с которыми процедуры банкротства отработаны, тогда как с остальными государствами в ряде случаев могут возникнуть проблемы. В целом регулирование процедур банкротства с международными участниками осуществляется не только на основе Закона, но и ряда других дополнительных нормативных актов, что затрудняет правоприменение, может приводить к неоднозначным решениям;
  • • "неудобными" для иностранных кредиторов являются сейчас ст. 4.1 и 16.5, согласно которым состав и размер денежных обязательств, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях, учет требований кредиторов в реестре ведется в валюте РФ: в условиях неустойчивости рубля это может приводить к дополнительным потерям иностранных кредиторов.

Пример 13.16

Согласно статистическим показателям работы арбитражных судов, общее количество дел с участием иностранных лиц, рассматриваемых российскими судами, возрастает, однако остается ничтожно малым в сравнении с общим количеством. Так, в 2009 г. было рассмотрено 1723 дела с участием иностранных лиц, в 2010 г. – 1792 дела, в 2011 – 1675 дел, в 2012 г. – 2537 дел. В 2009 г. было исполнено 376 судебных поручений иностранных судов, в 2011 г. – 463, а в 2012 г. – 591.

Международное сообщество идет по пути сближения подходов к банкротству, если участвуют резиденты разных стран. Один из важнейших согласованных документов – "Принципы коммуникации и кооперации при международных банкротствах в Европе". Тем не менее, возникает много сложностей при международных банкротствах (различия в законах, практике правоприменения и историческом опыте даже среди стран ЕС).

Пример 13.17

Проблема трансграничной несостоятельности актуальна для любого государства в ситуации, когда активы группы компаний, образующей транснациональную корпорацию (ТНК), объединены таким образом, что разделение этого имущества (что неизбежно при признании несостоятельным только одного юридического лица, входящего в ТНК) приведет к существенным потерям.

Например, транснациональная телекоммуникационная компания KPNQwest владела кабелями на территории Европы и Атлантики, причем основные кабели имели условную форму круга, описывая, например, территорию Франции, Германии, Бельгии, Нидерландов, соединяя наиболее крупные города этих стран. При этом часть кабеля, проходившего по территории Германии, принадлежала немецкой дочерней компании, а другая часть кабеля, расположенного на территории Франции, была собственностью французской дочерней компании. В 2002 г. компания вследствие неконтролируемого расширения бизнеса столкнулась с финансовыми трудностями. В результате были возбуждены дела о признании банкротом голландской материнской компании и самостоятельные дела каждой из "дочек", а следовательно, активы (в том числе и единый для всех кабель) всех компаний продавались по отдельности, что существенно снизило их стоимость.

Во многих странах с транзитной экономикой также пришли к осознанию необходимости перемен в вопросе процедур банкротства с участием иностранных участников: в частности, в Чехии, Венгрии, Прибалтийских странах, Китае, Румынии, Польше, Хорватии национальные законы, принятые в последние годы, в значительной степени позволяют решать дела и международные. В России же, несмотря на подготовку Проекта Закона "О трансграничной несостоятельности", продолжают бояться международного давления, "ухода" наших активов.

Пример 13.18

В Проекте Закона "О трансграничной несостоятельности" Минэкономразвития предлагает ввести механизм трансграничных банкротств: к компетенции российских арбитражных судов предлагается отнести дела в отношении российских и иностранных компаний-должников, центр основных интересов либо имущество которых находится в России. Следует отметить, что правила, по которым основное дело о банкротстве должно вестись в стране, где находится центр основных коммерческих интересов группы компаний (Centre Of Main Interests, COMI), в Европейском Союзе были приняты еще в 2000 г., однако критерии, определяющие понятие COMI, неоднозначны. Обычно к ним относят:

  • • место извлечения основной прибыли;
  • • местонахождение основной части кредиторов;
  • • местонахождение контролирующих акционеров либо бенефициаров компании.

Из перечня следует, что критерии могут быть противоречивы, оспариваться в силу политических интересов и национального протекционизма; в результате, дела о транснациональных банкротствах проходят нелегко и в развитых странах. В России они затруднены еще больше ввиду того, что многие зарубежные юрисдикции не признают решения наших судов и наоборот.

Одним из возможных путей решения вопроса является начало в обязательном порядке судебного разбирательства российским судом, если относительно нашего резидента открыли дело за рубежом, т.е. проведение некоей сопроцедуры. Это позволит поддержать решение иностранного суда, если оно не противоречит базовым принципам отечественного законодательства, не нарушает суверенитет страны и социальные интересы, а также интересы российских кредиторов. При этом целесообразно принятие некоего международного соглашения, так как осуществление параллельных производств по делам о банкротстве в разных странах по местным законам приведет к возникновению коллизий, правовых неопределенностей и увеличению издержек, связанных с удовлетворением требований иностранных кредиторов.

В целом можно утверждать, что правовая определенность, международная кооперация при банкротстве требуют не только более детального регулирования с российской стороны, но и пересмотра самой концепции сотрудничества: перехода от протекционизма, защиты российских активов любой ценой к координации усилий, прозрачности, справедливости, удешевлению процессов международного банкротства. Одним из шагов в развитии международной кооперации могла бы стать отмена нормы права, которая не позволяет стать арбитражным управляющим не гражданам РФ (ст. 20). Действующий сейчас запрет затрудняет интеграцию России в мировую экономическую и правовую систему, тогда как участие иностранных лиц в работе СРО, процедурах банкротства позволило бы повысить деловую культуру, доверие западных бизнесменов, внесло бы вклад в приток инвестиций, расширило партнерство с зарубежными странами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >