НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ФОРМИРОВАНИЕ ТЕХНИКОЭКОНОМИЧЕСКИХ УКЛАДОВ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ

Изучив содержание данной главы, студент будет:

знать

  • • общие закономерности и специфические особенности воздействия НТП на формирование мировой экономики, основные результаты новейших исследований по этой проблематике;
  • • основные сведения о понятийном аппарате НТП и сто эволюции, формах и направлениях, методах оценки его влияния на экономическое развитие;

уметь

• применять современный теоретический и методический аппарат для решения экономических задач и выполнения прогнозов развития конкретных экономических процессов;

владеть

  • • приемами проведения хозяйственного анализа на микро- и макроуровне с учетом факторов НТП, а также навыками самостоятельной исследовательской работы;
  • • инструментарием исследования научно-технического прогресса в развитых странах мира.

Понятийный аппарат НТП и концепции его влияния на экономическое развитие

Научно-технический прогресс (НТП), определяемый в наиболее общем виде как единое, взаимообусловленное поступательное развитие науки и техники, всегда играл важную роль в экономическом развитии отдельных стран, регионов и мирового хозяйства в целом как их совокупности. НТП является основным источником удовлетворения растущих общественных потребностей и составляет материальную основу формирования производительных сил. Наиболее заметным его воздействие стало в последние два столетия. За сравнительно короткое время, прошедшее с утверждения машинного производства с начала XIX в., был достигнут более существенный прогресс в общественном развитии, чем за всю предшествующую историю. Результатом непрерывно усиливающегося в этот период бурного развития науки становится постоянно ускоряющееся появление кардинальных нововведений, т.е. освоенных в хозяйстве качественно новых результатов передовых научных исследований и опытно-конструкторских разработок. Причем, как показывают эмпирические данные, появление таких нововведений носит циклический характер и служит основой для формирования сменяющих друг друга технико-экономических укладов или больших технико-экономических систем. В ходе становления таких систем НТП проявляет себя в двух основных формах – революционной и эволюционной. Революционная форма предполагает радикальное обновление экономики и означает переход к использованию в общественном производстве качественно новых продуктов и технологий. Так, с первой половины XIX в. началось освоение парового двигателя. Конные перевозки стал замещать железнодорожный транспорт. Эти перемены вызвали радикальные преобразования всей хозяйственной жизни. В экономике стали возникать новые организационно-институциональные структуры, повлекшие за собой существенные преобразования всей системы производственных отношений. Появились, например, железнодорожные сети со своей инфраструктурой и обслуживающими их отраслями.

В то же время в ходе распространения новых продуктов и технологий происходило их дальнейшее совершенствование на основе уже ставших известными научно-технических принципов. Эта форма НТП получила название эволюционной. Непрерывный характер НТП обеспечивал, например, совершенствование паровых агрегатов с целью повышения коэффициента их полезного действия и простоты обслуживания. Таким образом, можно утверждать: в ходе становления каждого нового уклада происходит определенное чередование доминирований революционной и эволюционной форм научно-технического прогресса. Причем эти формы одновременно сосуществуют, проявляя свое доминирование в определенные периоды формирования нового уклада. Революционная форма обычно преобладает на начальной и следующей за ней фазе, а эволюционная – на заключительной стадии его становления.

В западной литературе нередко встречаются и другие подходы к выделению форм НТП. Один из них связывают с переходом к новым или улучшенным методам производства. Другой – с созданием новых продуктов или приданием известным продуктам новых качеств. Иначе говоря, речь идет о так называемой "технологической" и "продуктовой" формах НТП.

К сравнительно недавно описанному в литературе можно отнести и проявление НТП в нелинейных организационно-институциональных формах в виде "открытой инновации" и инновационной системы.

Инновационная модель экономического развития исходит из понимания сущности НТП как комплексного, системного и интерактивного процесса, когда идеи генерируются на всех этапах инновационного цикла, результаты исследований используются на всех его стадиях, а фундаментальные исследования перестают быть инициирующим началом. Данный процесс имеет открытый, сетевой характер, формализуется в виде инновационной системы. Именно такой нелинейный тип НТП лежит в основе формирования нового технологического уклада, новой экономики и обеспечивающей ее инновационной политики. В этом случае инновации становятся не столько результатом НИОКР, проводимых в лаборатории какой-либо компании, сколько итогом деятельности объединенных в сети инновационных акторов, таких как поставщики, потребители продукции и услуг, ученые и инженеры, рисковые компании, университеты. Совместное использование ими идей и ноу-хау стимулирует появление нововведений и формирует новые экономические центры.

Большее разнообразие в трактовке форм НТП встречается в экономических теориях его воздействия на хозяйственное развитие. Эволюция этих теорий, отражающая перемены в основных потоках (мейнстриме) экономического знания об экономическом росте, определяла и изменения в представлениях об экономическом содержании и формах проявления НТП. Главные из них – положения об экзогенном и эндогенном характере влияния НТП на экономический рост, экзогенной и эндогенной формах НТП.

В рамках неоклассического подхода НТП трактовался в качестве экзогенного фактора, задаваемого извне по отношению к экономике и определяемого внутренними закономерностями развития науки и техники как некий "необъяснимый остаток", обусловливающий сдвиг производственной функции. НТП трактовался обычно как третий (наряду с трудом и капиталом) основной фактор экономического роста и повышения благосостояния человечества. В 40–60-х гг. прошлого века это эмпирическое наблюдение нашло отражение в экономической теории благодаря основополагающим исследованиям лауреатов Нобелевской премии Я. Тинбергена, Р. Солоу, Дж. Хикса и многих других ученых. Показатель технического прогресса в качестве относительно самостоятельного фактора экономического роста впервые был введен Р. Солоу в работе "Технический прогресс и агрегативная производственная функция".

Предпринятые уже в конце 1950-х гг. попытки (Р. Солоу и его последователей) оцепить измерения вклада НТП в прирост экономики развитых стран указывали на его довольно высокие значения, достигающие 75–80%. В последующие годы моделирование НТП в рамках неоклассических моделей шло в направлении как усложнения зависимости между затратами факторов и результатами производства, так и в направлении расширения спектра факторов (затраты на НИОКР, численность занятых научными исследованиями, количество наукоемких фирм и др.).

По своему экономическому содержанию неоклассическая интерпретация НТП, однако, не позволяла раскрыть внутренние закономерности технико-экономического развития, содержание и структуру его движущих сил. Она лишь отражала то обстоятельство, что величина совокупного общественного продукта росла в истекшем столетии существенно быстрее, чем затраты факторов производства.

Неоклассические теории роста ограничиваются предположением о том, что технологический прогресс имеет экзогенный характер, зависит только от времени и реально слабо связан с процессами внутри моделируемой системы. Недостаток данных моделей заключается в том, что они не дают информации о причинах роста, не содержат рекомендаций о возможных способах ускорения технологического прогресса, а значит, и роста экономики в целом. Тем самым экономическая политика но сути лишается своей основы, поскольку ключевой фактор роста вследствие своего экзогенного характера оказывается в роли "манны небесной", на которую государственная политика не может воздействовать. Исходя из этой модели, государство с помощью инструментов экономической политики (таких как изменение налогов, госрасходов) не имеет возможности оказывать длительное влияние на экономическое развитие.

Из предположения об экзогенности процесса научно-технического развития исходили также кейнсианские (Р. Харрод) и посткейнсианские (Дж. Робтинсон) концепции. В них инвестиции в образование и подготовку квалифицированной рабочей силы, темпы ее роста, инвестиции в исследования и разработки, использование современной технологии и само развитие НТП относились к числу заранее заданных условий.

Появившиеся впоследствии теории эндогенного экономического роста внешне похожи на неоклассические, но значительно отличаются от них исходными предпосылками и выводами. Они позволили формализовать связь между механизмами экономического роста и процессами получения и накопления нового знания, материализуемого затем в технологических нововведениях. Это дало возможность сделать ряд далеко идущих предположений относительно причин наблюдаемых различий в темпах экономического роста отдельных стран, эффективности различных мер государственной научно-технической и промышленной политики, влияния процессов международной интеграции и торговли на темпы экономического роста.

На рубеже 90-х гг. прошлого столетия появился ряд моделей экономического роста в рамках так называемой новой теории роста с эндогенным, т.е. с генерируемым внутри хозяйственной системы НТП, который рассматривался в качестве порождаемых внутренними причинами фактора экономического развития. Американские экономисты П. Ромер и Р. Лукас впервые в предложенных экономико-математических моделях выдвинули гипотезу об эндогенном характере важнейших производственно-технических нововведений, основанных на вложениях в технологический прогресс и в человеческий капитал.

Еще ранее, в 1930-е гг. попытку отхода от ограничений теории общего равновесия, лежащей в основе теоретических построений в рамках неоклассического подхода, предпринял И. Шумпетер, предложив концепцию созидательного разрушения. Ее центральными идеями стали положения об инновациях и новаторе, который своими действиями разрушал сложившееся состояние равновесия, внедряя новую технологию, и переводил экономическую систему из существующего к новому равновесному состоянию. Эта концепция оказалась весьма плодотворной. Впоследствии на ее основе были разработаны многие теории научно-технического прогресса. Так, немецкие ученые Г. Менш и А. Кляйн кнехт развили теорию И. Шумпетера, выделив и охарактеризовав основные виды нововведений и показав их роль в развертывании длинных экономических циклов (волн) и формирования новых технико-экономических укладов. Эта теория, однако, не признается полностью адекватной экономическим реалиям, поскольку в принципе не существует ни первого и ни второго состояния равновесия, и новатор выступает не в роли "моста" между состояниями равновесия, а в качестве субъекта, разрушающего сложившиеся традиционные процедуры принятия решений о распределении ресурсов. Тем не менее ее вклад в объяснение содержания и механизмов воздействия НТП на экономическое развитие оказался весьма значимым, особенно с учетом ее позитивного влияния на разработку эволюционной и институциональной теорий и дальнейшее развитие концепции длинных волн экономической конъюнктуры Н. Д. Кондратьева.

Попытки объяснения длинных волн, открытых Н. Д. Кондратьевым в 1920-е гг., привели к созданию синтетической теории укладов (в западной литературе в этом значении употребляется термин "парадигма"), среди авторов которой Г. Доси, К. Перес-Перес, К. Фримен, а также отечественные ученые – С. Ю. Глазьев, Д. С. Львов. В этой концепции большое внимание уделено технологическим факторам и параметрам развития. В соответствии с данной теорией технико-экономическое развитие протекает в форме последовательной смены поколений (этапов, укладов, парадигм); каждое из них характеризуется определенными первичными ресурсами, материалами, конечными продуктами, технологическими процессами, типом общественного потребления и др. Причиной прерывистого (ступенчатого) характера развития является сопряженность производственных процессов одной технологической совокупности.

Определенный вклад в разработку рассматриваемой проблематики внесла и концепция национальных инновационных систем, получившая свое развитие в 1980-е гг. с работ Б. Лундваля, К. Фримена, Р. Нельсона и других ученых. Сторонники этой теории под инновационной системой понимают совокупность взаимосвязанных организаций, занятых производством и коммерческой реализацией научных знаний и технологий или, иначе говоря, воспроизводством знаний, понимаемых в широком смысле. Согласно их воззрениям современное научно-техническое развитие формализуется в виде инновационных систем, т.е. развитие ПТП происходит в форме систем, воплощающих в себе все его проявления.

Понятийный аппарат инновационных систем и эмпирические результаты, полученные на его основе, существенно обогащают наши представления о содержании основных вызовов и их количественных параметрах, предъявляемых научно-техническим прогрессом к организационно-институциональной структуре и механизмам функционирования современного мирового хозяйства.

Анализ рассмотренных и известных других концепций влияния НТП на экономическое развитие показывает, что к наиболее продуктивным из них можно отнести научные школы, развивающие работы Н. Д. Кондратьева и Й. Шумпетера. В последнее десятилетие особо выделяется направление, формирующее новую парадигму экономической науки. Его представители объединились в международную исследовательскую сеть ГЛОБЭЛИКС. В России эти работы ведутся авторитетной группой ученых, куда входят С. Ю. Глазьев, В. Е. Дементьев, Б. Н. Кузык, В. И. Маевский, Г. И. Микерин, Р. Н. Нижегородцев, С. Ю. Румянцева, Ю. В. Яковец и другие.

Для этой школы характерен эволюционный подход к исследованию формируемых НТП процессов экономического развития, проявляющихся в комплексе технологических, производственных, финансовых, организационно-институциональных, социальных и прочих взаимосвязей и взаимозависимостей.

Результаты проведенных представителями этой школы исследований позволили установить многие важные закономерности долгосрочного экономического развития. К главным из них можно отнести неравномерность, цикличность и неравновесность процессов технико-экономического развития, имеющих свою внутреннюю логику и объективные ограничители, а также существование причинно-следственных связей между периодически возникающими структурными кризисами мировой экономики и глубокими технологическими сдвигами, кардинально изменяющими ее структуру, содержание и соотношение факторов экономического роста.

Изучение этих и других закономерностей технико-экономического развития во многом содействует сегодня разработке практических предложений по совершенствованию инновационной политики, направленных на активизацию формирования инновационных систем и организационно-институциональных структур их обеспечения.

Последние теоретические подходы можно признать сегодня доминирующими в анализе воздействия НТП на развитие современного мирового хозяйства. Их комплексное использование позволяет давать наиболее исчерпывающие на сегодняшний день качественные и количественные оценки основных вызовов НТП, предъявляемых не только текущему, но и перспективному экономическому развитию. Причем теорию долгосрочного технико-экономического развития и полученные на ее основе результаты следует рассматривать в качестве основных в таком анализе. Веским основанием этому может служить, например, проведенное С. Глазьевым комплексное количественное и качественное исследование третьего, четвертого, пятого и намечающегося шестого технологического укладов, которое следует считать единственной такого рода работой, встречающейся в литературе.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >