Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

Социальное содержание и юридическая природа причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление

Действия не могут признаваться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом. В таких случаях в зависимости от конкретных обстоятельств дела причинение вреда посягавшему лицу может оцениваться по правилам ст. 38 УК РФ либо оборонявшееся лицо подлежит ответственности на общих основаниях. В то же время, если в процессе задержания задерживаемое лицо совершает общественно опасное посягательство, в том числе сопряженное с насилием, опасным для жизни задерживающего его лица или иных лиц, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, причинение вреда в отношении задерживаемого лица следует рассматривать по правилам о необходимой обороне (ст. 37 УК РФ).

Задержание лица, совершившего преступление, в целях доставления его в органы власти выступает одним из средств обеспечения неотвратимости уголовной ответственности и пресечения совершения им новых преступлений.

Исходя из предложенного понимания юридической природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, и в отношении этого обстоятельства В. А. Блинников полагает правильным исключать противоправность деяния при сохранении всех прочих признаков. Однако понимание действий по задержанию преступника только как непреступных неполно отражает их социальное содержание и юридическую форму.

Уголовное законодательство не предусматривает правовой ответственности за совершение лицом действий, направленных на задержание лица, совершившего преступление, в форме причинения ему допустимого при этом вреда. Следовательно, правовая природа указанных действий состоит в том, что их правомерность основывается на использовании субъективного права гражданина, осуществляемого на основе и в пределах права объективного.

Выяснить правовую природу института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, невозможно, не ответив на вопрос: является ли это действие самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния, или нет?

В юридической литературе вопрос о самостоятельности и относительной обособленности рассматриваемых действий тоже не получил единообразного решения. В первую очередь это объясняется тем, что до 1996 г. институт задержания вообще отсутствовал в уголовном законодательстве. Однако и в настоящее время вопрос о самостоятельности данного обстоятельства вызывает споры среди ученых.

Многие авторы считают, что действия по причинению вреда при задержании лица, совершившего преступление, не являются необходимой обороной, но приравниваются к ней по своим юридическим последствиям.

Однако сторонники такой позиции сами признают, что данные явления не равнозначны. А если это так, то различие в природе сравниваемых явлений не может не предопределять различного подхода к установлению правомерности последствий.

По мнению Н. И. Загородникова, задержание преступника есть самостоятельное обстоятельство, исключающее общественную опасность и противоправность деяния. Однако автор характеризовал его юридические критерии аналогично тем, которые присущи необходимой обороне.

Представляется, что данный подход в настоящее время не учитывает того факта, что отдельные признаки действий по причинению вреда задерживаемому хотя и совпадают с необходимой обороной, но в совокупности отражают качественное своеобразие указанного института, позволяющее выделить его в самостоятельный вид правомерного поведения граждан наряду с необходимой обороной.

Согласно другой позиции, действия, направленные на задержание лица, совершившего преступление, и причинение ему при этом вреда как самостоятельное обстоятельство, исключающее общественную опасность и противоправность деяния, должны удовлетворять условиям крайней необходимости.

Ю. В. Баулин по этому поводу отмечает: "Такое решение вопроса является противоречивым, с одной стороны, утверждается, что задержание преступника – самостоятельное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, а с другой – при определенных условиях у Б. А. Куринова и во всех случаях у И. И. Слуцкого – такие действия должны соответствовать правилам крайней необходимости".

Критикуя подобные взгляды, Т. Г. Шавгулидзе заметил: "Выходит, что задержание преступника является разновидностью крайней необходимости и нет смысла выделять его в качестве самостоятельного вида обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния".

В настоящее время наиболее правильной представляется высказанная в 1970-х гг. точка зрения, согласно которой причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, является самостоятельным видом правомерного поведения, т.е. самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния.

Достаточные причины для выделения института задержания лица, совершившего преступление, и причинения ему при этом вреда в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, столь очевидны, а проблема столь актуальна, что ее уже никоим образом не смог проигнорировать законодатель, предусмотрев такое обстоятельство в ст. 38 УК РФ 1996 г .

Норма о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, не являясь исключением из общего правила, должна регламентировать соответствующим образом право всех насильственно пресекать попытки лиц, совершивших преступление, уклониться от уголовной ответственности, именно поэтому в литературе говорится о том, что задержание преступника является правом любого ("правом народа"), а не только правом (обязанностью) управомоченных на то в процессуальном порядке должностных лиц.

Согласно п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 право на задержание лица, совершившего преступление, имеют не только уполномоченные на то представители власти, но и иные лица, в том числе пострадавшие от преступления, или ставшие его непосредственными очевидцами, или лица, которым стало достоверно известно о его совершении. Положения ст. 38 УК РФ могут быть применены в отношении указанных лиц в случае причинения ими вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Слово "задержать" означает схватить, арестовать, т.е. действовать активно. Однако в более поздней редакции приводимого издания даются несколько иные, более "мягкие", значения. Термин "задержание" здесь означает: 1) воспрепятствовать движению кого или чего-нибудь, остановить; 2) временно лишать свободы до выяснения причастности к нарушению порядка, преступлению.

В. И. Дать определяет значение глагола "задержать" как удержать, остановить, не пускать, не давать воли, свободы, мешать, замедлять.

Таким образом, не обязательно быть филологом, чтобы понять, что термин "задержание" не применим без силового аспекта, поскольку невозможно "задержать", "удержать", "остановить" без соответствующего воздействия (как физического, так и психологического) на самого задерживаемого.

То есть любое задержание как насильственное, так и ненасильственное, по утверждению В. А. Блинникова, сопряжено с причинением определенного вреда или сочетанием разновидностей вреда (физического, имущественного, морального). Ведь даже при ненасильственном способе задержания осуществляется психологическое давление, моральное воздействие на лицо, совершившее преступление, выражающееся, прежде всего, в отсутствии возможности свободно располагать собой по своему усмотрению.

Анализируя значение слова "вред", можно прийти к выводу, что законодатель справедливо упомянул в ст. 38 УК РФ о вреде как об общем, собирательном, понятии, очевидно, понимая под этим и физические, и вещественные, и нравственные (психологические) последствия задержания.

Это подтверждается и сложившейся судебной практикой.

Итак, причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании есть неблагоприятные последствия для задерживаемого лица, выступающие средством обеспечения осуществления правомерного поведения в виде задержания лица, совершившего преступление. При этом такое задержание осуществляется в целях доставления "предполагаемого преступника" в органы власти.

Многим исследователям представляется неудачной законодательная характеристика задерживаемого как "лица, совершившего преступление".

Во-первых, на момент задержания юридически невозможно говорить о лице как о преступнике в силу презумпции невиновности. Во-вторых, даже при очевидном совершении лицом общественно опасного деяния, задерживаемый может не оказаться субъектом преступления в силу малолетнего возраста либо невменяемости.

Изложенное позволяет определить задержание лица как состояние допустимости вынужденного причинения уголовно значимого вреда лицу, окончившему общественно опасное деяние. При этом "внешним фактором", обусловливающим правомерность причинения такого вреда лицу, является предшествующее поведение последнего.

Предложение о том, что в ст. 38 УК РФ следовало бы предусмотреть не столько указание на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, сколько на причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное посягательство, предусмотренное уголовным законом, нашло поддержку у 65% респондентов.

Итак, законодательное закрепление права граждан на вынужденное причинение вреда с целью задержания лица, совершившего преступление, является важным шагом, направленным на объединение усилий общества и правоохранительных органов в деле борьбы с преступностью. И тот факт, что на данный период число случаев задержания лиц, совершивших преступление, гражданами (потерпевшими, очевидцами, иными лицами) вполне соотносимо с числом задержанных сотрудниками правоохранительных органов (почти каждый третий – задержанный за совершение преступления), в определенной степени свидетельствует о том, что этот шаг законодателем сделан в правильном направлении.

Делегируемое государством гражданам право применять насилие при задержании лиц, совершивших общественно опасное деяние, есть необходимость, призванная обеспечить в полной мере реализацию прав и свобод самих граждан, оградив их от преступных посягательств в будущем.

Общественная полезность правомерных действий по задержанию преступника состоит в том, что они пресекают начатое преступление, предотвращают в ряде случаев совершение новых преступлений, обеспечивают привлечение виновного к уголовной ответственности и возмещение им причиненного ущерба.

Сущность причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, заключается не только в том, что такое причинение не является общественно опасным, но и в наличии социальной ценности указанных действий, что определяется совокупностью объективно полезного результата и ценностной ориентации задерживающего лица, правильно отражающего в своем сознании результат осуществляемой деятельности.

Принятие мер по задержанию преступников как акт гражданской самозащиты имеет также большое предупредительное значение: наличие у преступника опасения получить телесные повреждения при задержании или даже смерти наряду с грозящим наказанием может удержать его от совершения преступления. Следовательно, действия граждан, представителей общественности и власти, предпринимаемые в целях немедленного задержания преступников, являются одной из действенных форм борьбы с преступностью.

Подводя итог, сформулируем некоторые выводы.

  • 1. Социальная сущность действий, направленных на задержание лица, совершившего преступление, заключается в том, что указанные действия являются не только не общественно опасными, но социально ценными. Институт задержания преступника – необходимый элемент в системе уголовно-правового регулирования общественных отношений. Его задача – отграничение общественно полезных действий, совершаемых в целях гражданской самозащиты и задержания преступника, от противоправного причинения вреда правам и интересам граждан. Поэтому данный институт является одним из основных институтов в деле борьбы с преступностью, призванным помочь законопослушным гражданам занять активную жизненную позицию по пресечению посягательств на жизнь и безопасные условия существования человека.
  • 2. Причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ, – это самостоятельный способ гражданской самозащиты, состоящий в причинении вреда лицу, совершившему преступление, с целью пресечения возможности совершения им новых преступлений и доставления этого лица в органы власти, что исключает его общественную опасность и противоправность, а следовательно, уголовную и иную ответственность за причиненный вред.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >