Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История русской культуры

РУССКАЯ КУЛЬТУРА XX ВЕКА

Основные особенности периода

Золотой век русской культуры – следствие небывалого в истории синтеза культуры Античности, Средневековья и Нового времени. Этот синтез послужил основой советской культуры и создания новой исторической общности – советского народа. Советский период был позитивным в истории русской культуры. В золотой век она достигла вершины, и дальнейшее развитие могло заключаться в распространении ее на другие народы, что и было сделано в советское время. В итоге культуры народов, входивших в состав СССР, достигли своего расцвета. Именно советское время помогло сформироваться выдающимся деятелям национальных культур. Один из многих примеров – писатель Чингиз Айтматов. Золотой век русской культуры помог ему подняться до художественных и философских вершин, которых он достиг в "Буранном полустанке" и других романах.

Национальная русская культура перешла на интернациональный уровень с созданием уникального государства – СССР, в каждой из республик которого существовала максимально возможная в едином государстве автономия вплоть до отделения. Русская цивилизация послужила основой советской цивилизации – первой попытке создания глобальной цивилизации, которая за 70 лет существования не раскрыла всех своих потенций. Советский человек как новый тип личности не сформировался – для этого нужны не годы и не десятилетия, а столетия. Можно сказать, что был проведен эксперимент по созданию единой наднациональной общности – советского народа с единой советской культурой на основе русской культуры, часть представителей которой, к сожалению, после революции 1917 г. оказалась за рубежом.

О советской культуре можно говорить в том смысле, что в данный период русская культура развивалась в тесной взаимосвязи с культурами других народов СССР. Советская культура была объявлена социалистической по содержанию и национальной по форме, что предполагало влияние государственной коммунистической идеологии на все отрасли и виды культуры и развитие национальных особенностей культур различных народов в составе СССР в рамках общей судьбы. Чтобы это произошло, русская культура должна была пожертвовать собой в стремлении создать новую общность людей без войн и эксплуатации. Это была еще одна попытка путем самопожертвования осуществить идеал сразу в полном объеме на всей земле.

У представителей русской культуры давно зрело убеждение, что нужно что-то менять. Так считали не только футурист Владимир Маяковский, но и декадент Дмитрий Мережковский с его проектами "нового христианства" и увлечением теософией и антропософией, и символист Александр Блок, призывавший "слушать музыку революции". Интеллигенция и ее идолы разрушили веру в правоту русского государства и духовно подготовили революцию, которая совершилась в 1917 г., приведя к неожиданным для большинства из них результатам. Без интеллигенции и ее активности были бы невозможны марксистская революция в России и последующий социалистический эксперимент. Интеллигенция стала движущей силой революции и ее преобразований.

Революционный порыв писатель Юрий Трифонов в романе о русском революционном движении второй половины XIX в. определил как "нетерпение" (так назывался его роман). О революции 1917 г. Борис Пастернак писал как о "Великой Русской Революции, обессмертившей Россию", которая "естественно вытекала из всего русского многотрудного и святого духовного прошлого" и "наполнила смыслом и созиданием текущее столетие". Идею "Святой Руси" сменила идея коммунистической России.

Русский идеал – царство Божие на Земле. Вот почему оказалась соблазнительной коммунистическая идеология, которая фактически это и предлагала (правда, без Бога). Все основные черты русского национального характера присутствуют в русском православии, что дало возможность отождествить с ним русскую идею. Но они же есть и в атеистическом русском коммунизме.

Можно возразить, что коммунизм был навязанной русскому народу западной доктриной. Однако присущие русской душе всемирная отзывчивость, мессианство и готовность к самопожертвованию обнаруживаются в большевизме. У русского марксизма те же источники, что и у большинства направлений, развивавшихся русской интеллигенцией XIX в., – немецкая философия, французский социализм, английская политэкономия. Идеи марксизма упали на благодатную почву. Как христианство модифицировалось в мессианское русское православие, так социалистическое учение воплотилось в мессианский большевизм. Коммунизм – это русская модификация марксизма, несущая в себе основные особенности русского национального характера, ранее нашедшие выражение в мессианском православии. Об аналогии между "Третьим Римом" и третьим Интернационалом писал Н. А. Бердяев. О "новом человеке" и о том, что "кто не работает, тот не ест", можно прочитать и в Библии, и в коммунистическом "символе веры". Как православие должно было по идее господствовать на Земле до Страшного суда, так и большевизм – до полного построения рая на Земле.

"Теория Маркса о классовой борьбе и восстании пролетариата, – подчеркивал С. Л. Франк, – его призыв к низвержению старого европейского государства и буржуазного общества ответили какой-то давно назревшей, затаенной мечте безграмотного русского мужика".

Марксизм соответствовал русскому духу своей тотальностью и тягой к справедливости. Именно в России с ее максимализмом свершилась самая радикальная революция, отрицавшая религию, государство, собственность и национальность. Большевикам удалось соединить западнические и славянофильские идеи, подтверждая предвидение П. Я. Чаадаева о том, что русская мысль способна к "могучему порыву, который должен... перенести нас одним скачком туда, куда другие народы могли придти лишь путем неслыханных усилий". Отчасти правы оказались и западники, и славянофилы: индустриализм развивался в России, но своим особым путем. Что такое наша "коммунальность", как ее назвал А. А. Зиновьев, как не безрелигиозная соборность? Коллективизация 1920–1930-х гг. была возвращением к общине, которую хотел ликвидировать П. А. Столыпин, но иной, огосударствленной.

С середины XIX в. просветители и педагоги вели борьбу за введение всеобщего начального образования. Этому способствовала деятельность церковно-приходских школ, но полностью задача была решена лишь в советское время (так называемая культурная революция). Давая людям грамоту, культурная революция приобщала массы к культуре (до революции в России было всего 180 гимназий). Советский период приобщил к культуре национальные окраины СССР. Власть уничтожала многое из прошлого, но для строительства новой культуры нужна была новая элита, и она сформировалась в эпоху всеобщей грамотности, действуя в тех рамках, которые предоставляла ей власть или которые она смогла отвоевать у власти.

Бесчеловечность сказалась не только в русской литературе, но и в русском коммунизме. Всечеловечность русского национального характера выразил Ф. М. Достоевский словами, "что лишь одному только русскому дана всемирность, дано назначение в будущем постигнуть и объединить все многоразличие национальностей и снять все противоречия их". Это назначение и пытались реализовать в Советском Союзе, создавая из сотен национальностей советский народ. Советская культура была новым этапом в развитии русской культуры и продолжала то, что было ранее присуще русской культуре. Без того синтеза, который создала великая русская культура XIX в., не могла бы возникнуть советская культура. Распространение этого синтеза на новые регионы коснулось достаточно широких слоев, что обеспечило его более высокий уровень. Культура стала монументальной в гораздо большей степени, чем в средневековой Руси.

Культура в СССР была, пожалуй, наиболее оппозиционно настроена к власти. Как определил Михаил Булгаков, писатель "всегда будет в оппозиции к политике, пока сама политика будет в оппозиции к культуре". Русская культура пережила три раскола:

  • церковный (на ново- и старообрядцев) в XVII в.;
  • светский идеологический (на западников и славянофилов) в XIX в.;
  • светский государственный в XX в.

Последний раскол оказался самым страшным, поскольку, хотя старообрядцы и подвергались преследованиям, а славянофилы замыкались в своих поместьях, большинство деятелей культуры все же оставались в своей стране. После революции 1917 г. несколько миллионов жителей покинуло Россию, либо не желая сотрудничать с большевиками, либо в связи с тяжелым материальным положением. К этому добавилась вынужденная эмиграция, когда, скажем, в 1922 г. были арестованы и высланы из страны 100 самых выдающихся деятелей культуры: философы, писатели, ученые ("философский пароход"). Впоследствии это явление получило название первой волны эмиграции.

Бежали всегда и много: на юг и на север, на запад и на восток. Бежали от произвола, от нищеты и просто так. Бежали на свободные земли, становясь казаками, и в другие государства. Октябрьский переворот дал мощный стимул эмиграции. Был резко нарушен привычный уклад жизни: притеснения, репрессии, цензура. В то же время перспективы были не ясны. Когда жизнь потихоньку наладилась, кое-кто вернулся. Некоторые почти сразу, как А. Н. Толстой, или немного погодя, как М. Горький, либо к концу жизни, как А. И. Куприн и А. Н. Вертинский. После длительного пребывания на Западе возвратились С. С. Прокофьев и В. И. Немирович-Данченко.

Десятилетиями жили за пределами России деятели культуры (например, Н. В. Гоголь и А. А. Иванов), но не переставали быть русскими писателями и художниками, хотя писали не только о России. Эмигрировавшие из России (например, Вячеслав Иванов в той же Италии) тоже оставались русскими творцами. И те и другие были частью русской культуры.

Некоторые писатели, оказавшиеся за рубежом (например, И. С. Шмелев), углубились в воспоминания о своем детстве и юности; другие занимались исторической беллетристикой (М. А. Алданов); третьи ушли в историю литературы (Б. К. Зайцев); четвертые вырвались за пределы прошлой жизни, творя новые сюжеты и образы. Среди последних наибольшую, хотя отчасти скандальную, известность получил В. В. Набоков. Русская культура за рубежом – это часть той жертвы, которую принесла русская культура в XX в.

Вторая волна эмиграции возникла во время Великой отечественной войны и состояла из военнопленных и угнанных фашистами с оккупированных территорий. Третья волна эмиграции – это диссиденты 1960–1970-х гг., которым или самим удалось вырваться на Запад, или их выслали из СССР. Некоторые крупные деятели советской культуры, оказавшись на Западе, работали на радиостанции "Свобода" (А. А. Галич, А. Т. Гладилин), так или иначе оказывая влияние на СССР. Воздействие такого писателя, как А. И. Солженицын, было весьма внушительным. После распада СССР, когда стало возможно выезжать на Запад, настала очередь четвертой волны эмиграции.

Адаптации русской культуры на Западе способствовало то обстоятельство, что с начала XX в. связи между западной и русской культурой значительно возросли. Это проявилось как в повышенном внимании самих деятелей западной культуры к достижениям русской культуры, так и во встречном проникновении русской культуры на Запад. Яркий пример – "Русские сезоны" в Париже, которые устраивал С. В. Дягилев. Русская культура XX в. распространяла достижения золотого века вовне – как в Европу, начиная с Дягилева и продолжая эмигрантами нескольких волн, так и на Восток. Русские деятели культуры хорошо знали западную культуру, в свою очередь, Запад достаточно подробно был знаком с русской культурой. Это давало новый импульс развитию последней.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы