Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История русской культуры

Даниил Заточник (XII или XIII в.)

О личности Даниила Заточника, от которого до нас дошло единственное произведение, ничего не известно. Его прозвище предположительно свидетельствует о том, что он находился в заточении. Начиная с XI в. на Руси были широко распространены сборники изречений, составленные из различных источников. Используя их, Даниил создал афористичное но форме повествование. Он широко использовал народные пословицы и поговорки, что приближает его произведение к фольклору. Нарочитая грубость Даниила, его балагурство восходят к скоморошеским традициям. Но за всем этим чувствуются приоритет, отданный интеллектуальной силе человека, и высокое представление о человеческом достоинстве.

Даниил Заточник – прототип русского интеллигента, и если во Владимиро-Суздальской Руси закладывались предпосылки Предвозрождения, то Даниила можно назвать предтечей А. Н. Радищева.

Из XII в. Даниил Заточник протягивает руку в XVIII и далее в XIX столетие, когда В. Г Белинский, связывая его с героями великой русской литературы, писал: "Кто бы ни был Даниил Заточник, можно заключить не без основания, что это была одна из тех личностей, которые на беду себе слишком умны, слишком даровиты, слишком много знают и, не умея прятать от людей своего превосходства, оскорбляют самолюбивую посредственность; которых сердце болит, снедается ревностью но делам, чуждым им, которые говорят там, где лучше бы молчать, и молчат там, где выгодно говорить; словом, одна из тех личностей, которых люди сперва хвалят и холят, а потом сживают со свету и, наконец, уморивши, снова начинают хвалить".

Художественная литература. Произведения всех жанров, о которых говорилось выше, обладают высокими художественными достоинствами. Но помимо них можно выделить и собственно художественную литературу. Она представлена выдающимся памятником Киевской Руси – "Слово о полку Игореве", написанном не ранее 1185 г. и обнаруженном в конце XVIII в.

"Слово о полку Игореве"

До Нового времени "Слово о полку Игореве" дошло в единственном списке предположительно XVI в., который в составе сборника XVII в. попал в коллекцию известного собирателя древних рукописей А. И. Мусина-Пушкина. "Слово" было издано в 1800 г., а в 1812 г. единственный список сгорел во время московского пожара после захвата Москвы Наполеоном.

"Слово о полку Игореве" в той же степени, как и "Слово о законе и благодати", – произведение личностное, в котором присутствует активная авторская позиция, поэтому уже в течение двух веков пытаются определить его создателя. Несомненно, что автор его – профессиональный поэт, обладающий огромным литературным даром, хорошо знакомый с письменными памятниками своего времени и фольклором. Его знание родовых связей князей и военных дел свидетельствует в пользу того, что это один из княжеских певцов. Но попытки отождествить его с каким-либо историческим лицом к успеху не привели.

"Слово" – самое популярное произведение средневековой русской литературы. Число его переводов на современный русский язык близко к ста. Это, конечно, не первое художественное произведение Киевской Руси. В IX–X вв. написаны былины, а в самом "Слове" неоднократно упоминается Боян как знаменитый певец, который творил в XI в. "Слово о полку Игореве" – вершина художественной литературы Киевской Руси. Читая его, видишь истоки великой русской литературы XIX в.

"Слово о полку Игореве" близко к средневековому эпосу, через который прошла каждая значительная культура. Для Греции – это "Илиада", для Западной Европы – "Песнь о Роланде" и т.п. В то же время "Слово" отличается от большинства произведений данного жанра. Оно описывает не победу, а поражение собственного войска. Это вносит изменения в структуру и стиль повествования: в нем преобладает настроение печати и сострадания, что, кстати, соответствует русскому национальному характеру. Подлинным шедевром "Слова" стал плач Ярославны по своему мужу, полк (войско) которого разбито половцами. Идейным стержнем произведения является призыв к объединению русских земель в борьбе со степняками. И может быть, если бы русские князья восприняли этот совет, они не потерпели бы жестокого поражения от монголов через полвека.

В центре "Слова" не столько рассказ о самом походе, сколько размышление о его целесообразности, раздумья о причинах печали, охватившей всю русскую землю, воспоминания о прежних удачных временах. В отличие от близких к религии житий и поучений, "Слово" обнаруживает черты фольклорных жанров: героического эпоса, славы, плача. Однако, находясь на грани между литературой и фольклором по особенностям своей поэтики, в отличие от фольклора "Слово" – произведение авторское.

Отмечают музыкальность "Слова", его особую чуткость к звуку. Сам автор называет свое произведение то "словом", то "повестью", то "песнью". Несомненна близость "Слова" к русским былинам и украинским думам. Его относят также к ораториям. Уникальное значение "Слова" состоит в том, что его автор сумел достигнуть "бесподобного слияния устной и книжной стихии". В высоком художественном синтезе оно "сочетает и песенные элементы, и черты воинской повести, и приемы древнерусской ораторской прозы" (Ю. В. Келдыш).

Ритмичность "Слова" дает основания рассматривать его как стихотворный памятник. Но ритм произведения постоянно меняется. Но словам Д. С. Лихачева, в "Слове" мы находим то тревожный ритм, превосходно передающий волнение Игоря перед бегством, то ритм большого свободного дыхания народного плача в обращениях Ярославны к солнцу, ветру, Днепру, то бодрый и энергичный ритм мчащегося войска в описании кметей Всеволода буй тура. Это синтетическое произведение можно отнести и к эпосу, и к повести, и к слову, и к песне.

"И действительно, в тексте Слова мы слышим то песню-славу курянам-кметям, созданную от лица Бояна в традициях дружинной поэзии, то плач-заклинание Ярославны, созданный по образцу народных женских плачей, то “слово” – страстную речь оратора, обращающегося к князьям, то горестное и глубоко лирическое повествование о походе Игоря".

Миогожанровость этого лиро-эпического памятника и составляет его тайну. В то же время ритмическая проза – основная черта поэтики "Слова" – характерна и для других произведений Киевской Руси: "Слова о законе и благодати", "Слова" Кирилла Туровского и т.д.

Композиция "Слова" тщательно продумана и стройна. В ее основе лежит принцип переплетения триад. Внешнюю триаду составляют зачин, основная часть и концовка. Основная часть тоже трехчленна:

  • • повествование о походе (недоброе предзнаменование, упорная битва, поражение);
  • • центральный фрагмент, посвященный киевскому князю Святославу (сон Святослава, его толкование боярами, "злато слово" Святослава о необходимости единства русских князей, сливающееся с авторской позицией);
  • • заключительный фрагмент, связанный с возвращением Игоря из плена (плач-заклинание Ярославны, вызывающий Игоря с "того света", бегство Игоря, погоня Гзака и Кончака).

Композиционными скрепами служат обычные для фольклора повторы.

Для языка произведения характерны метафоры и символы, что делает речь иносказательной и загадочной. Подобная стилистика была характерна в то время и для Запада, и для Востока (стиль "Слова" сопоставим с "темным" стилем трубадуров и "затруднительным языком" Низами). В качестве поэтических символов автор использует имена языческих божеств Дажьбога, Стрибога, Хорса, Велеса и мифологических персонажей (Дива, Карпы и Жли, девы-Обиды и др.). Будучи христианином, автор поэтически в соответствии с анимистическими представлениями язычников одушевляет природу, наделяя способностью к действиям, предсказаниям, чувствам не только животных и птиц, но и реки, травы, деревья, которые то враждебны человеку, то сочувствуют и помогают ему.

"Слово о полку Игореве" написано в ту пору, когда развитие русской литературы в течение четырех веков и еще более длительное существование фольклора обеспечили такое богатство русской речи, на основе которого можно было создать оригинальный индивидуальный синтез, превративший это произведение в вершину не только русской, но и мировой культуры.

Развитие художественной литературы позволило создать средневековый русский литературный язык, отличающийся и от старославянского, который постепенно стал восприниматься как церковнославянский, поскольку на нем велись преимущественно богослужения и создавались религиозные произведения, и от восточнославянского языка дописьменной эпохи. Наличие литературною языка – одна из основных черт нации, поэтому можно сказать, что в Киевской Руси возникла русская нация.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы