Уникальность каждого человека

Каждый человек уникален и неповторим. Это особенно видно на примере великих людей. Если бы Александр Пушкин умер в самом начале своей жизни, никто другой не создал бы роман в стихах "Евгений Онегин"; без Ильи Репина не было бы картины "Крестный ход в Курской губернии", без Василия Кандинского – первых полотен, положивших начало абстракционизму. Но неповторимость очевидна и на примере любого, произвольно взятого человека.

Каждый человек незаменим: у каждого из людей есть такое дело, которое не способен сделать никто другой. А если и он не сделает, то в мире останется пустое место, не заполненное ничьим трудом. Это дело может быть любым: от написания симфоний до вбивания гвоздя. Как писал американский писатель Г. Торо, вбивать гвоздь надо так прочно, чтобы, проснувшись среди ночи, можно было с удовольствием думать о своей работе. Вся проблема, говорит Торо, в том, чтобы найти такое дело, такое место, встав на которое человек займет уникальную, неповторимую позицию. Надо "втиснуться" в этот застывший, слипшийся мир, где все места уже заняты, раздвинуть его глыбы. Если я не пытаюсь найти свое место, значит, я занимаю чужое, я повторяю уже известные мысли и делаю дела, которые могут делать многие. И тогда я не отвечаю своему человеческому назначению, потому что человеческое назначение заключается в том, чтобы оставить свой след на земле, свою "заклепку в машине Вселенной".

Историчность человека

Человек – существо историчное, его природа меняется в ходе истории, и эти изменения непосредственно сказываются на природе человека, также меняющейся от одного исторического периода к другому. Человек – не завершенное существо, он находится в процессе хотя и медленного, но постоянного становления, и сейчас невозможно предсказать, каким он окажется в достаточно отдаленном будущем. Формирование человека во многом зависит от него самого. Оно не предопределено какими-то историческими законами. Нельзя сказать, в частности, что оно ведет к неизбежному появлению коммунистического сверхчеловека, способного ограничивать свои потребности каким-то естественным минимумом, свободного от зависти, тщеславия, гордыни и других родимых пятен человека капиталистического общества.

Человеческая иерархия ценностей

Человек является существом, деятельность которого опирается на иерархию ценностей. Только субъект, способный оценивать собственные действия, формулировать свои предпочтения, связанные с предикатами "хороший" или "плохой", а значит, способный опираться на иерархию ценностей в процессе выбора возможных действий, – только такой субъект может определять самого себя. Очевидно, что понятия "хороший" и "плохой" должны пониматься в самом широком смысле и включать любые ценности, в том числе и эстетические.

Человек – этическое и политическое существо

Человек является этическим и политическим существом, причем политика выполняет телеологическую функцию в отношении этических его целей. Понятие общественного пространства, пишет Рикёр, выражает, прежде всего, условие плюрализма, являющегося результатом распространения межчеловеческих связей на всех тех, кто находится вне отношения "я" и "ты" и выступает в роли "третьего". В свою очередь, идея плюрализма характеризует желание жить вместе, присущее той или иной общности: людей, нации, региона, класса и т.п. и несводимое к межличностным отношениям. Именно этому желанию "Жить вместе" политические институты придают структуру, отличную от всех тех систем, которые могут быть охарактеризованы как "порядки признания". Политическая власть вместе со всеми ее уровнями представляет собой продолжение способности, характеризующей человека могущего.

На этическом уровне самоопределения, играющем особую роль к конституировании человека как могущего субъекта, он оказывается способным быть ответственным и вменяемым в этико-юридическом плане, т.е. нести ответственность за свои действия и их последствия, исправлять причиненный ущерб, если его действия инкриминируются ему с позиций гражданского права, и нести наказание, если он заслуживает этого согласно уголовному праву. Ответственность человека носит очевидный интерсубъетивный характер.

Человек определяется главным образом своими способностями, которые достигают полной реализации только в условиях политического, общественного состояния. С этой точки зрения размышление над природой человека могущего составляет, как представляется Рикёру, то антропологическое введение, в котором нуждается политическая философия. К этому можно добавить, что такое рассуждение должно быть также тем антропологическим введением, которого пока лишены эстетика и философия искусства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >