Влияние личности на политическое поведение и деятельность государства и общества в конкретно-исторический период

Чтобы оказать значительное влияние на международные отношения в XX в., личности было необходимо либо соответствовать требованиям времени, либо опережать его.

Исторической фигурой, которая родилась в нужное время и в нужном месте, был аятолла Рухолла Мусави Хомейни, чья личность и идеи сыграли решающую роль во внутренних преобразованиях Ирана, а также в возникновении «исламского фактора» в мировой политике.

Аятолла Хомейни начал активную деятельность на политическом поприще в тяжелые для Ирана времена: в 1960-х гг. страна нуждалась в реформах, однако перемены, намеченные шахом Мохаммедом Реза Пехлеви в рамках «белой революции», были поверхностными и ошибочными по своей сути (чем не пример негативного влияния личности на политику?). Хуже всего то, что реформы наносили удар по традиционным семейным ценностям иранского общества, по исламу и национальной гордости иранцев. В этих условиях аятолла Хомейни призвал соотечественников к неподчинению шахским приказам, идущим вразрез с интересами народа, но в русле проамериканской и нроизраильской политики «безбожного» шаха.

Принцип «велаят-э факих» — правление религиозного авторитета - был обоснован аятоллой Хомейни и лег в основу концепции «исламской власти», взятой на вооружение Ираном после победы Исламской революции 1978—1979 гг.

Что касается исторического персонажа, опередившего время, то таким можно считать президента США Вудро Вильсона. Вокруг его легендарных «14 пунктов» до сих пор не утихают дискуссии: одни утверждают, что этот документ отражает империалистические, хищнические намерения США навязать свои порядки всему миру, прикрываясь лозунгами сотрудничества и обеспечения всеобщих прав и свобод; другие убеждены, что пункты

В. Вильсона остались непонятыми и непринятыми международной общественностью в связи с тем, что мир еще не был готов к предлагаемой американским президентом модели межгосударственных отношений. Как бы там ни было, чем бы ни руководствовался В. Вильсон, его предложения опережали время: проект создания Лиги Наций, универсальной организации, обеспечивающей международный мир и безопасность, был новаторским, однако, как покажет деятельность Лиги, государства еще не были готовы передать часть своего суверенитета на наднациональный уровень, даже ради того, чтобы мировая война больше никогда не повторилась.

Говоря о факторе личности в конкретно-исторических условиях, необходимо заметить также, что сама история должна предоставлять людям возможности для того, чтобы проявить себя харизматическим лидером, искусным дипломатом или военачальником. И XX в., может, как никакой другой был богат на такие возможности: две мировые войны и холодная война, передел уже поделенного мира и процесс деколонизации, региональные конфликты и революции — все эти исторические события позволили ярко проявиться индивидуальностям и личностным характеристикам множества исторических персонажей. Продемонстрируем это на примере Второй мировой войны и деятельности «большой тройки» — И. В. Сталина, Ф. Д. Рузвельта и У. С. Черчилля.

Решительный и реалистичный Уинстон Спенсер Черчилль был единственным политиком в Великобритании, выступившим против сближения с нацистской Германией и считавшим Мюнхенское соглашение «полным и всеобъемлющим поражением» британской дипломатии. Кроме того, несмотря на свою неприязнь по отношению к коммунизму, именно Черчилль возглавил в парламенте группу сторонников сближения с Советским Союзом, поскольку он дальновидно осознавал основополагающую важность улучшения отношений с Москвой во имя спасения Великобритании.

Вступив в должность премьер-министра, У. Черчилль уделил особое внимание повышению способности Великобритании противостоять нацистской Германии военными средствами. В своем первом обращении к Палате общин он с присущей ему кристальной честностью заявил: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота»[1].

Советский лидер Иосиф Виссарионович Сталин высоко ценил президента США Франклина Делано Рузвельта и отзывался о нем как о «величайшем политике мирового масштаба и глашатае организации мира и безопасности после войны»[2]. И все же Сталин до конца не доверял ему, тем более что благодаря хорошо поставленной разведке он отчетливо видел и двойную игру американского лидера (прежде всего с разработкой атомного оружия и затягиванием открытия второго фронта). Но Рузвельт был для Сталина главным и наиболее удобным партнером, которого можно было использовать в качестве определенного противовеса Черчиллю, играя на англо-американских разногласиях. Будучи тонким политиком и дипломатом, советский лидер избегал говорить и писать одному из союзников то, что хотел бы скрыть от другого.

Со своей стороны Ф. Д. Рузвельт старался поставить себя на место Сталина, примерить ситуацию, в которой оказался Советский Союз, на Соединенные Штаты. Он и Черчилля призывал учитывать положение, в котором находился Сталин при принятии решений. Отзываясь о Черчилле, Рузвельт говорил: «У Уинни есть одна высшая миссия в жизни, — но только одна. Он идеальный премьер-министр военного времени. Его основная, единственная задача заключается в том, чтобы Англия выстояла в этой войне... У него идеальный склад ума для военного руководителя»[3].

Сталии в свою очередь был критически настроен в отношении британского лидера, отмечая: «Черчилль принадлежит, видимо, к числу тех деятелей, которые легко дают обещание, чтобы также легко забыть о нем или даже грубо нарушить его»[4].

Что касается принимаемых исторической личностью решений, оценки правильности этих решений, то здесь ключевую роль играет взвешенность, правильный расчет, учет возможных позитивных и негативных последствий этих решений. В этой связи необходимо упомянуть дискуссии, развернувшиеся вокруг М. С. Горбачева, последнего руководителя СССР.

Существует великое множество публикаций, посвященных фактору личности М. С. Горбачева в процессе распада СССР, и великое множество точек зрения на то, способствовали реформы М. С. Горбачева краху социалистической системы или нет. Поскольку это очень сложная и неоднозначная тема, ограничимся постановкой только двух вопросов. Было ли благодушие, проявляемое странами Запада по отношению к М. С. Горбачеву, следствием того, что именно его политическая деятельность способствовала распаду СССР, или же оно стало следствием реализации советским руководителем «нового политического мышления»? Имела ли место договоренность между западными державами и М. С. Горбачевым о реализации мер, направленных на разрушение Советского Союза? Ответив на эти вопросы, можно понять, кем же был М. С. Горбачев — предателем национальных интересов и государственным изменником или политиком нового поколения.

  • [1] Речь премьер-министра Великобритании У. Черчилля в Палате общин 13 мая 1940 г.URL: http://www.winstonchurchill.org/resources/speeches/1940-the-finest-hour/blood-toil-tears-and-sweat.
  • [2] Цит. по: Бушуев С. Вступительная статья // Рузвельт Э. Его глазами. М., 1947. С. 6.
  • [3] Рузвельт Э. Его глазами. С. 54.
  • [4] Цит. по: Ржешевский О. А. Сталин и Черчилль / О. А. Ржешевский. М., 2010. С. 378.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >