ИСКУССТВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА

Ключевые понятия: эпоха Просвещения, екатерининский классицизм, палладианство, русское просветительство, театр классицизма, репрезентативный портрет, костюмированный портрет, камерный портрет, карусельный портрет, ампирный портрет, сентиментализм, дворянская культура, провинциальный портрет, классицистическая скульптура, антикизированные мотивы, Императорская академия художеств, Комиссия о каменном строении Москвы и Петербурга, ранний классицизм, строгий классицизм, барочные реминисценции русского классицизма, павловский классицизм.

ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII ВЕКА. ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПОХИ

В результате освоения материма данной главы обучающийся должен:

знать

  • • принципиальные положения развития исторического процесса в России екатерининского времени;
  • • особенности художественных процессов в эпоху Просвещения;
  • • специфику сложения системы Академии художеств;

уметь

  • • определять исторические условия, причины, механизмы явлений, характерных для России екатерининского и павловского времени, в области изобразительного искусства и архитектуры;
  • • выделять ключевые исторические факторы, определяющие условия создания и бытование конкретного произведения искусства эпохи классицизма;

владеть

• навыками аналитического исследования изучаемого материала в контексте исторической эпохи.

Понятие "Эпоха Просвещения" и русское просветительство. Личность Екатерины II и ее государственная политика

Характеристику второй половины столетия принято начинать несколько позже, чем хронологическая середина века, – с 1761 г., со смерти императрицы Елизаветы Петровны, когда на престол взошел ее племянник Петр Федорович – император Петр III, "прусский вестовщик на русском престоле", как его назвал В. О. Ключевский. Некоторые современные историки, пытаясь найти хоть какие-то положительные черты его недолгого правления, всегда вспоминают об указах императора о вольности дворянства и об отмене существования Тайной канцелярии, забывая при этом, что они были подготовлены еще Елизаветой Петровной. Император подписал их, кстати, в три первых дня правления, не интересуясь даже их программой. Переворот, или "революция 1762 года", как его часто называют, привел на трон Екатерину II, и ее "самодержавство" продолжалось 34 года, столько же, как и Петра Великого, деятельность которого она старалась продолжать. Известно, что Елизавета накануне своей смерти, которая случилась 25 декабря 1761 г., вызвала к себе Екатерину, но та, по ее собственному признанию, ничего не поняла из бессвязных слов умирающей государыни. Однако, как полагает исследователь, "это был символический акт передачи власти от дочери Петра Великого мелкой немецкой принцессе, доказавшей свою способность управлять великой империей" (Крючкова М. А. Мемуары Екатерины Второй и их время. М., 2009. С. 390).

Время Екатерины часто называют "просветительским абсолютизмом" – термин довольно условный, поскольку Просвещение в Евроне сложилось за несколько десятилетий до Французской революции, когда будущая императрица была еще совсем юной. Однако, воспитанная на философии Просвещения, Екатерина взяла за основу его идеи и, опираясь на них, продолжала развивать дело Петра по превращению России в мощную империю, способную играть ведущую роль в мировой политике. В "Наказе" императрицы (1765–1767), этом важнейшем документе среди ее многообразных дел, написанном как указание для будущей работы Уложенной Комиссии, есть два очень важных момента. В нем говорится, что, во-первых, русский народ – народ европейский и потому должен воспитываться в духе законов и нравственных идеалов христианства, а во-вторых, на огромных территориях России невозможно никакое иное управление, кроме самодержавия. Внутренняя политика Екатерины продолжала политику Петра I, и хотя в ней не было гениальности ее великого предшественника, успех в реформах ей приносил принцип постепенности, позволяющий без петровских надрывов и вечной спешки (что естественно для начала такого подлинного взрыва) осуществлять систематическое реформирование российского общества, избегая резких потрясений. Во внешней политике ее царствование отмечено незабываемыми победами А. В. Суворова и П. А. Румянцева, Г . А. Потемкина и М. И. Кутузова, А. Г. Орлова-Чесменского и Ф. Ф. Ушакова.

Однако расцвет абсолютизма заложил и причины будущих кризисов в общественной и политической жизни России во второй половине XVIII в. Антифеодальные силы нашли выход в Крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева – одном из крупнейших восстаний во всей русской истории, которое стимулировало рост антикрепостнических настроений. В той или иной мере оно повлияло на формирование мировоззрения таких просветителей, как Н. И. Новиков и А. Н. Радищев (впоследствии, правда, жестко раскритикованный А. С. Пушкиным за "смесь скептицизма Вольтера, филантропии Руссо, политического цинизма Дидерота и Реналя", да еще в искаженном виде), творчество таких писателей, как А. П. Сумароков и Д. И. Фонвизин, на взгляды многих передовых деятелей дворянской культуры.

Между тем, несомненно, то было время не разрушительных, а созидательных реформ, состояния стабильности, относительной свободы мысли и слова. Приведем об этом времени не слова Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева или В. О. Ключевского, давно отдавших дань Екатерине, а современных историков, обладающих новым видением тех давних событий: "По существу, именно в екатерининскую эпоху была создана “единая и неделимая” империя с неисчерпаемыми людскими и экономическими ресурсами и бескрайними просторами, поглощавшими любого завоевателя. Это было многонациональное государство с неповторимым этническим, экономическим, культурным, природным и социальным обликом.

Блестящие победы российских полководцев екатерининской поры на суше и на море способствовали формированию национального самосознания, которое, однако, было неотделимо в это время от сознания имперского.

Успехи екатерининского царствования во внешней политике высоко оценивались и современниками, и несколькими поколениями потомков, однако в исторической перспективе многое из этого наследства обернулось для России и ее народов серьезными проблемами. Во-первых, империя складывалась как унитарное государство с сильной центральной властью, что по существу и обеспечило ей долголетие, ибо только сильная центральная власть была в состоянии удерживать эту огромную страну в повиновении. Одновременно на саму империю постепенно стали смотреть как на наивысшую ценность, а в заботе о ее сохранении видеть важнейший патриотический долг. Очевидно, что при этом игнорировались интересы и личности, и отдельных народов. Ущемление национальных интересов распространялось на все населявшие империю народы, включая и русский – народ метрополии, который не только не получал никаких выгод от этого своего положения, но и нес на своих плечах основные тяготы по обеспечению жизнеспособности страны. Однако колонизаторская политика правительства ассоциировалась для народов империи именно с русским народом, что способствовало разжиганию национальной розни" (Анисимов Е. В., Каменский А . Б. Россия в XVIII – первой половине XIX в. М., 1994. С. 209-210).

Так или иначе, но именно при Екатерине II был завершен петровский "проект" по превращению России в великую державу. После смерти Екатерины "вечный наследник на троне" Павел, некогда романтический рыцарственный юноша, хорошо образованный, понимающий толк в искусствах, взошел на престол зрелым 42-летним мужем со сложившимся характером, а главное – с твердой уверенностью, как надо управлять. Далее были гатчинская шагистика, прусский мундир, прусская коса (все это русские люди уже проходили 35 лет назад), да к тому же усиливаемые непредсказуемостью поступков императора – неуверенность в завтрашнем дне и постоянный страх, испытываемый всеми: от первого вельможи до последнего обывателя. Чем это кончилось, мы знаем.

Что касается "духовных реформ" императрицы, то в 1785 г. Екатерина издала указ о сословных привилегиях дворянства (так называемая Жалованная грамота дворянству, точнее – "Грамота на права, вольности и преимущества благородного дворянства"). Благодаря совместным усилиям И. И. Шувалова и М. В. Ломоносова, деятельности профессоров и преподавателей Московского университета и Академии художеств, открывшихся еще при Елизавете Петровне, начала активно формироваться та культурная среда, которая просуществовала практически до 1917 г. Вопросы образования (не только мужского, но и женского, доступного не только дворянам, но и мещанам) занимали Екатерину всю жизнь. Недаром с самого момента основания (1755) Московский университет становится истинным центром культуры и науки. Наследники Ломоносова уверенно заявляют о себе, и уже не единицами, а сотнями исчисляются в России образованные люди, растет слава русской дворянской интеллигенции.

Реальная жизнь проникает в журнальную прозу "Живописца" (издававшегося Н. И. Новиковым), в комедии Д. И. Фонвизина, поэзию Г. Р. Державина. В России появляются переводы книг западных сентименталистов, предромантиков, писателей эпохи "бури и натиска": в 1760-е гг. – Ж.-Ж. Руссо, в 1770-е – драм Г. Э. Лессинга, пьес Д. Дидро, сочинений Л.-С. Мерсье, затем романов С. Ричардсона и гетевского "Вертера". М. М. Херасков, в середине 1750-х гг. близкий к сумароковскому кругу, в следующее десятилетие отступает от канонов классицизма, выражая настроения зарождающегося сентиментализма.

Напряженному развитию общественной мысли и литературы соответствовал быстрый подъем русской художественной культуры, вылившийся в формирование целого поколения мастеров, представленного крупнейшими творческими индивидуальностями. Этот подъем, несомненно, был обусловлен развитием национального искусства в предшествующий период: в овеянное высоким гражданственным идеалом петровское время, в елизаветинское правление, когда русское барокко столь блистательно проявило себя в грандиозных архитектурных ансамблях, в монументальной и станковой живописи. Прямые нити ведут от Ивана Никитина и Андрея Матвеева, Ивана Коробова и Михаила Земцова, Ивана

Вишнякова, Алексея Антропова и Ивана Аргунова к Василию Баженову и Ивану Старову, Дмитрию Левицкому и Владимиру Боровиковскому, Михаилу Козловскому и Федоту Шубину. Вторая половина столетия – это победы русского искусства на пути самостояния, пути, подготовленном всем предшествующим ходом развития: уже вровень с Западом, но по своему пути.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >