Либеральный лагерь в 1850-1870-е гг.

В период подготовки и проведения реформ либералы, поддерживая преобразовательную политику правительства в целом, оказались в парадоксальной ситуации. Они не делали резких оппозиционных заявлений не потому, что были малочисленны или чересчур осторожны, а потому что практически не могли ничего возразить против деятельности Зимнего дворца. Власть шаг за шагом осуществляла требования либеральной программы, и либералам оставалось лишь сетовать по поводу неудачных, с их точки зрения, отдельных пунктов проектов реформ и критиковать методы проведения преобразований.

Иными словами, они пытались просветить власть в либеральном духе и пеняли ей за то, что она недостаточно доверяет обществу. Подобная позиция вряд ли могла привлечь к либералам широкое общественное внимание. Правда, оставались еще пункты либеральной программы, касающиеся конституции и парламента, которые правительство не собиралось выполнять, но эти пункты были сняты с повестки дня самими либералами. С их точки зрения, реформы, проводимые властью, могли способствовать ликвидации социальной розни, от которой сильнее всего страдала страна. Конституция же и парламент в данный момент могли быть и были бы только дворянскими, что никак не отвечало целям либералов. Кроме того, требование немедленного введения конституции могло испугать правительство, вставшее на путь преобразований. Подобные суждения были характерны в конце 1850-х - начале 1860-х гг. и для западников (К.Д. Кавелин, Б.Н. Чичерин), и для славянофилов (Ю.Ф. Самарин, А.И. Кошелев).

С другой стороны, отсутствие самостоятельной политики, следование в фарватере правительственной идеологии ослабляли позиции либералов, не давали им возможности сделаться заметной общественной силой. "Медовый месяц" власти и либерального лагеря, когда они сосуществовали достаточно мирно, закончился в 1870-е гг. Именно тогда либеральное движение становится более самостоятельным и приобретает черты оппозиционности по отношению к курсу, проводимому правительством. В указанное десятилетие окончательно рушатся надежды на установление партнерских отношений между Зимним дворцом и обществом, и представители последнего начинают искать социальные ниши и осваивать социальные роли, в которых они могли хотя бы частично реализовать свои надежды и требования.

Заметим, что эпоха Великих реформ предоставляла для этого достаточно широкие возможности. Смягчение цензуры позволяло использовать прессу для осторожного высказывания оппозиционных взглядов. Появление земских и судебных органов вызвало к жизни профессии земских и думских гласных, присяжных поверенных, судей, использовавших профессиональные трибуны для пропаганды либеральных идей. Университетская реформа позволяла делать то же самое на лекционных и практических занятиях со студентами. Однако, вставая в оппозицию к власти, либеральное движение потеряло свое единство, разбившись на два течения: земское и городское (профессорское). Первое все еще возлагало надежды на верховную власть и пыталось реализовать либеральные принципы в своей профессиональной деятельности. Второе больше занимаюсь пропагандой либеральной программы и попытками создания единого оппозиционного фронта.

Однако ни переговоры с революционными народниками, ни проведение банкетных кампаний, ни попытки собрать свои силы ни к чему не привели. Чтобы понять причины слабости либерального движения в 1850-70-е гг., необходимо обратиться к особенностям этой части общественного направления, которые достаточно ярко проявились именно в интересующий нас период. Во-первых, стоит вновь упомянуть о необычайно узкой базе этого движения. Носителем либеральных идей в империи была не буржуазия, а дворянство, поэтому надежды на перемены долгое время связывались именно с этим сословием, которое должно было переродиться и стать новым политическим элементом в жизни страны.

Во-вторых, русские либералы не являлись демократами в полном смысле этого слова. Они долго не могли согласиться с тем, что в России должно доминировать общественное (народное) мнение, а не мнение образованной элиты. В-третьих, либералы долгое время оставались монархистами (верили в реформаторские возможности Зимнего дворца). Даже лидеры западничества писали о необходимости установить в стране некую "самодержавную республику", а то и просто конституционную монархию. Не будем забывать о том, что либерализм зародился в крепостнической империи, а значит, вынужден был говорить в первую очередь о политических свободах, оставляя в тени свободы гражданские. Недостаток внимания к ним и даже готовность поступиться этими свободами - характерная черта российских либералов.

Им была свойственна внеэкономическая, культурно-духовная природа взглядов, что делало эти взгляды и достаточно привлекательными, и в то же время умозрительными. Наконец, бросается в глаза раздробленность русского либерального лагеря, его разветвленность, количество носителей либеральных взглядов, организационно не связанных друг с другом и часто не понимающих друг друга. Если обратиться к периоду Великих реформ, то такими носителями были и либеральная бюрократия, и часть поместного дворянства, и внесословная интеллигенция. Причем жесткая идеологизированность, присущая всему российскому общественному движению, лишала либералов разных толков и разных социальных слоев способности слушать и слышать друг друга, пытаться понять оппонентов, искать в их позиции какие-то конструктивные начала. Вместе с тем либерализм использовал малейшую возможность, чтобы зацепиться за русскую почву, стать для нее органичным явлением, доказать свою общественную необходимость и самостоятельность.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >