Приоритет обязанностей над культивацией прав человека.

Благодаря особым геополитическим условиям, в которых формировалось российское государство, условием его сохранения стало соблюдение членами общества определенных традиций, что накладывало на каждого немалый объем обязательств как морального, так и практического плана. Поэтому в русской интеллектуальной традиции культивация прав человека рассматривается как подход, противоречащий православной концепции человеческой свободы.

В богословской литературе находим предостережение: «Христианин ставит свою веру в Бога и свое общение с Ним выше собственной земной жизни. Поэтому недопустимым и опасным является истолкование прав человека как высшего и универсального основания общественной жизни, которому должны подчиняться религиозные взгляды и практика»[1]. Этот тезис показывает, что для значительной части россиян концепция прав человека не будет убедительной. В контексте права собственности религиозное мировоззрение диктует неприкосновенность к чужому имуществу, вплоть до заповеди против зависти: «Не желай жены ближнего твоего, и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, (ни всякого скота его), ни всего, что есть у ближнего твоего».

Понимание приоритета обязанностей над правами человека приходит и либеральным исследователям: «... существенные ограничения права собственности (любой: и частной, и общей долевой, и общей совместной) ... оправданы и неизбежны. А следуют они из приоритета обязанностей человека перед обществом по отношению к его правам как члена общества... Нет обязанностей — не существует и прав. Обязанности же могут существовать и в отсутствие прав»[2].

Вообще, право собственности занимает подчиненное положение в системе обеспечения свободы личности в православном понимании.

Свободная самореализация человека в бизнесе, которую так ценят российские предприниматели (см. параграф 1.5), напрямую не связана с правом собственности. Она достигается благодаря широким полномочиям руководителя в сфере хозяйственной деятельности и творческим возможностям бизнеса. Менеджер высокого уровня в компании тоже может приобщиться к хозяйственной свободе, предоставляемой бизнесу в рыночных условиях. Он (она), управляя бизнесом, но факту реализует многие правомочия собственника, который, впрочем, может в любой момент уволить менеджера без объяснения причины.

Ответственность при реализации права собственности обеспечивает выполнение долга собственника перед обществом, семьей, государством, народом и т.д. Общественный взгляд на собственность традиционно опирается на нравственные установки, господствующие в обществе. Этическая основа отношений собственности в России — православная традиция. Как удалось показать В. В. Можаровскому[3], религиозный менталитет, формировавшийся в течение тысячелетия в России, имеет необходимые характеристики устойчивости и стабильности, т.е. его ценности стали внутренне связаны с ценностями государства и общества. Следовательно, в рамках именно этого менталитета и активизации его установок возможно в условиях России ответственное управление собственностью.

Заметим, что православные богословы поддерживали идею необходимости частной собственности. Священномученик митрополит Владимир Богоявленский писал в 1912 г. в защиту частной формы собственности: «Ибо в этом только случае, т.е. когда каждый имеет свою собственность для своего распоряжения и для пользования плодами своих трудов, возможно хорошее и правильное хозяйство и экономия; только тогда господствует порядок между различными званиями и классами людей; тогда только могут сохраняться мир и согласие между людьми»[4]. На самом деле, верующему человеку очевидно, что настоящий собственник всего — Господь Бог и что собственность здесь, на земле, лишь вверена собственникам в пользование на время. Она может послужить как для спасения человека, так и для гибели.

Если мы попытаемся привлечь критерий красоты (гармонии) для оценки результатов хозяйствования при разном отношении к собственности, то именно в России можно найти замечательный материал для сравнения двух подходов — дореволюционного и советского.

С одной стороны, в Российской империи отношение к собственности у подавляющего числа хозяйствующих субъектов было укоренено в православном мировоззрении, поэтому имущество понималось как средство угождения Богу. Те памятники старой России, которые уцелели до наших дней (или которые были зафиксированы документально) своей красотой свидетельствуют о здоровом отношении к собственности у наших предков[5].

С другой — то, что мы знаем как наследие советской эпохи, зачастую представляет собой бездушные памятники силы и тщеславия человеческого. Гостиницу «Москва» у Красной площади, как антиэстетичный памятник советскому могуществу даже решили снести, чтобы как-то восстановить архитектурную гармонию центра столицы. Скульптурные изображения Ленина на площадях наших городов или пресловутый Мавзолей чудовищно диссонируют с историческими городскими ансамблями.

Таким образом, в результате привлечения эстетического критерия выбор ответственного отношения к собственности становится очевидным.

В нашей стране после революции произошел трагический разрыв преемственности в традиции ответственных собственничества и предпринимательства. В последние 25 лет усилия новых собственников были направлены на сохранение материальных ценностей, созданных в предшествующие эпохи. Эффективность управления собственностью в России в среднем невысока и необходимы различные меры, в том числе образовательного характера, для обеспечения стратегического подхода к использованию имущества фирм, а также частных лиц.

Все большую популярность приобретает стратегический подход к управлению бизнесом, включающий эффективное использование активов. Устойчивость и успешная реализация долгосрочной стратегии отечественного бизнеса зависит от выбора модели хозяйственного поведения, соответствующей менталитету русского народа. Корпоративная социальная ответственность была воспринята в нашем обществе с интересом в связи с возможностью ее осуществления в рамках отечественных традиций. В ее основе лежит благотворительность, в которой очень активно проявили себя многие российские предприятия[6] (подробнее см. параграф 7.5).

Субъектами права собственности могут выступать граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования. Как утверждается в Гражданском кодексе РФ, права всех собственников защищаются равным образом.

  • [1] Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека // Русская Православная Церковь. 2008. 26 июня. URL: http://www.patriarchia.ru/db/tcxt/428616.html.
  • [2] Каменецкий В. А., Патрикеев В. П. Собственность в XXI столетии. М.: Экономика, 2004.С. 235.
  • [3] См.: Можаровский В. В. Критика догматического мышления и анализ религиозно-ментальных оснований политики. СПб.: ОВИЗО, 2002.
  • [4] Богоявленский В. О труде и собственности. М., 1912. С. 11.
  • [5] См.: Победоносцев К. П. Письма о путешествии Государя Наследника Цесаревичапо России от Санкт-Петербурга до Крыма. СПб.: Площадь искусств, 2010.
  • [6] См. например: Практики компаний в области благотворительности и социальных инвестиций. М.: Форум Доноров, 2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >