Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ. РАННЕЛИБЕРАЛЬНЫЕ ПАРТИИ (1858—1867)
Посмотреть оригинал

СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА И ПЕРВЫЕ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ ПАРТИИ В ГЕРМАНИИ (КОНЕЦ 1850-х - 1860-е гг.)

«Новая эра» в Пруссии и формирование либерального движения за национальное единство Германии

Организационное оформление либерального движения в Германии и выработка его первых общегерманских программных документов связаны с двумя значимыми историческими событиями, произошедшими почти одновременно в конце 50-х гг. XIX в. Решающим внутриполитическим фактором общегерманского значения стало начало «новой эры» в Пруссии. Важным внешним мотивом стал успех Пьемонта в деле национально-государственного объединения Италии при поддержке Франции против Австрии.

«Новая эра» в Пруссии началась 7 октября 1858 г., в день официального провозглашения регентства кронпринца Вильгельма. Человек, прозванный «картечным принцем» за его желание жестоко расправиться с участниками баррикадных боев в Берлине в ходе мартовской революции 1848 г., впоследствии неожиданно быстро воспринял идею конституционной монархии. Вильгельм находился под сильным влиянием супруги — Августы Саксен- Веймар-Эйзенахской, открытой музам и реформаторским идеям внучки Павла I. Он слыл горячим патриотом Германии и более прогрессивным правителем, чем его душевнобольной старший брат. В устах известного немецкого историка первой половины XX в. И. Цикурша звучит превосходная характеристика начала его правления: «Он немедленно покончил с дикой реакцией последних восьми лет, обеспечившей чудовищные преимущества дворянству и ортодоксальному лютеранскому духовенству, смеси из нарушений и произвольных толкований конституции,

И полицейских придирок самого изощренного рода, фальсификаций выборов, попрания прав судами, злоупотреблений церкви в партийно-политических интересах, грязных интриг при дворе во главе с чиновничеством»[1]. 26 октября 1858 г. регент принес клятву на конституции. Он понимал, что «конституционная идея уже проникла в народное сознание и будет опасно ей противодействовать, чтобы не выказать недоверия правителей по отношению к своему народу»[2]. Вслед за этим 6 ноября последовала отставка консервативного кабинета барона О. Т. фон Мантейфеля, который находился у власти с 1850 г.

С точки зрения регента прежний кабинет нес ответственность за «ольмюцкий позор» и колебания в период Крымской войны. Было сформировано либерально-консервативное министерство. Новым министром-президентом стал князь К. А. Гогенцоллерн- Зигмаринген, представитель боковой католической ветви правящей прусской династии, человек умеренно-либеральных взглядов. Фактически правительством руководил друг юности Вильгельма, известный либеральный политик Р. Ауэрсвальд, введенный в состав кабинета как государственный министр без портфеля. От умереннолиберальной партии М. А. фон Бетман-Гольвег из «Еженедельной газеты» стал министром по делам религии, просвещения и здравоохранения, а граф Г. фон Пюклер — министром сельского хозяйства. Граф А. фон Шлейниц стал министром иностранных дел, генерал Э. фон Бонин — военным министром. После некоторых колебаний Вильгельм по предложению Ауэрсвальда назначил министром финансов Р. фон Патова — вождя либеральной оппозиции против Мантейфеля, который в реакционные времена «черного десятилетия» регулярно трижды избирался в палату представителей прусского парламента. Ауэрсвальд и Патов восстанавливали преемственность с опытом и духом революционного 1848 г., поскольку оба входили тогда в состав прусского правительства. Два министра из прежнего кабинета Мантейфеля — министр торговли А. фон дер Хейдт и Л. Симонс остались на своих должностях, что должно было обеспечить определенное усиление консервативных элементов и преемственность с прежним министерством[3].

Перед новым составом правительства 8 ноября 1858 г. Вильгельм выступил с программной речью. Она встретила одобрение как консервативных, так и либеральных министров. И те, и другие считали, что Вильгельм преследует именно их политические цели. Консерваторы ухватились за фразу: «О разрыве с прошлым не может быть речи сегодня и вообще никогда, нужно только вручить управление в заботливые и хорошие руки, которые появятся сами по себе или в ответ на потребность времени. Вы все должны помнить о том, что воля короны и страны неразделима и что благополучие и той, и другой покоится на сильных, здоровых и консервативных основах»[4]. Это важное высказывание, которое прозвучало в самом начале речи принца, либералы либо пропустили мимо ушей, либо не придали ему никакого значения. Они с воодушевлением приветствовали то, что Вильгельм говорил об уважении к закону, о равенстве обеих христианских религий и об образовании. «Слова принца были свежим потоком воздуха в спертой атмосфере прусского государства»[5].

Либералы связывали свои надежды с позицией принца по германскому вопросу: «Пруссия должна завоевать в Германии моральный авторитет путем мудрого законодательства, подъема всех нравственных принципов и использования всех средств к объединению, таких как Таможенный союз, которые между тем должны подчиниться необходимости реформ. Весь мир должен знать, что Пруссия готова повсеместно защищать право»[6]. Либералы искренне верили, что именно Пруссия в претензиях на общегерманское лидерство должна давать пример того, как обеспечены права и свободы граждан. Однако они ошибались, если считали, что принц стремится сделать из Пруссии образцовое либеральное государство. Вильгельм вовсе не думал перенимать «английский образец», как того желали некоторые либералы. Уже в 1858 г. он сказал: «Правление можно сравнить с регулированием русла реки, нужно защищать берега, строить дамбы, не слишком узкие и не слишком широкие, но прежде всего не сооружать их поперек течения. В Англии они слишком широки, в Гессене и Ганновере слишком узкие. Надо надеяться, что мы в Пруссии найдем золотую середину»[7]. Г. фон Зибель считал, что «было бы трудно характеризовать это высказывание в либеральном духе, как выражение практического долга конституционного государя»[8]. Зибель говорил как представитель конституционного течения, связанный с носителями демократического либерализма в Немецкой прогрес- систской партии. К сожалению, принц не достиг золотой середины, как это стало ясно уже в ходе «конституционного конфликта». «Посланник нового лучшего времени» Вильгельм привел либералов в такое «доверительное настроение, что они восприняли указание на необходимость дорогостоящего усовершенствования военного дела так хорошо, как никогда раньше»[9].

В этой ситуации летом 1859 г. после окончания съезда кредитных и ссудных товариществ в Веймаре три его активных участника, Г. Шульце-Делич, Г. Геринг и Г. Фриз, на частной встрече сошлись во мнении, что наступил подходящий момент для объединения Германии, чему нужно содействовать словом и делом. Они призвали организовать 17 июля того же года в Эйзенахе собрание демократов и либералов из Саксонии, Тюрингии и Франконии для того, чтобы обсудить и принять общие основы будущей политической деятельности. В собрании приняли участие около тридцати политиков из среднегерманских государств. Г Шульце-Делич был среди них единственным представителем Пруссии. В результате напряженного обсуждения было подготовлено и принято политическое заявление из шести пунктов. Оно исходило из того сложного положения, в котором оказалась Германия под влиянием освободительной войны в Италии. Составители опасались того, что перемирие между Австрией и Францией, заключенное в Виллафранке 11 июля 1859 г., создает потенциальную угрозу независимости Германии. Чтобы избежать ее, Германии необходима новая союзная конституция. Они требовали замены германского Союзного собрания сильным и устойчивым центральным правительством и немецким Национальным собранием. До окончательного конституирования общегерманских властей Пруссия должна взять инициативу в свои руки и «принять на себя до определенного времени руководство германскими вооруженными силами и дипломатическое представительство Германии за границей»[10]. Тем не менее такое заявление не означало полного согласия на окончательное установление прусской гегемонии. В последнем пункте содержалось обещание обратиться за советом к немецкому народу по вопросу о поддержке этой политики.

Двумя днями позже, 19 июля 1859 г. при открытии сословного собрания — ландтага в Ганновере была проведена подобная встреча с участием местных демократов и либералов под руководством Р. фон Беннигсена. В результате нее было принято «Заявление свободомыслящих друзей отечества». Оно начиналось с тревожной констатации: «Повсеместно в Европе мы обнаруживаем состояние брожения, которое уже в ближайшем будущем может привести к новым осложнениям и войнам, в том числе агрессии против Германии»[11]. Поскольку в результате национально-освободительных войн в Италии могло возрасти военное превосходство Франции, северогерманские политики выступали за быстрое развитие политических сил всей Германии в ее собственных интересах: «Стремление к более единой организации Германии при участии представителей немецкого народа в определении своей судьбы должно поэтому становиться все больше. Только еще большая концентрация военных и политических сил, связанных с германским парламентом, может способствовать удовлетворению политических надежд народа Германии, богатому развитию его внутренних сил и мощному представительству и защите его интересов против внешних сил»[12]. Авторы возражали против революционного варианта спасения от внешних и внутренних угроз. Для них наиболее естественным казалось, чтобы оба самых влиятельных немецких правительства провели реформу союзной конституции,

ho поскольку Австрия была к этому не способна, надежды возлагались на прусское правительство, «которое предпринятым в прошедшем году по собственному побуждению изменением системы показало собственному народу и всей Германии, что осознает свою задачу, чтобы привести в соответствие свои интересы с интересами собственной страны, и не боится во имя этой цели жертвовать полнотой своей власти»[13].

Заявление было подписано двадцатью депутатами второй палаты сословного собрания и пятью обычными гражданами. Среди прочих свои подписи поставили известные либеральные политики Р. фон Беннигсен и Й. Микель. По профессиональной принадлежности большинство среди подписавших этот документ составляли юристы — 12 человек. Кроме того, свои подписи поставили четыре землевладельца, три торговца и два редактора. Это заявление вызвало широкий резонанс во всем королевстве. Вскоре «Северогерманская газета» призвала начать сбор подписей в поддержку заявления. Уже к 23 августа 1859 г. свои подписи под ним поставили 637 ганноверцев. Консервативная «Новая ганноверская газета», которая выступала за отстранение либеральных политиков от участия в принятии решений на всех уровнях, писала о движении, которое якобы направляется из Берлина и провоцирует революцию. Министр внутренних дел королевства граф В. фон Борье отдал распоряжение установить надзор за активными участниками кампании. Привлекает внимание, что ганноверцы в своем заявлении подчеркивали достоинства внутриполитического развития Пруссии, где с началом «новой эры» полулиберальное правительство, как многим тогда казалось, могло претендовать на успех. Поэтому и в Ганновере надежды на решение германского вопроса связывали с Пруссией. Но даже о временной передаче верховной власти Пруссии речи не шло. При том, что собравшиеся в Ганновере ни в коей мере не были связаны с теми, кто собирался в Эйзенахе, содержание обоих заявлений, по сути, совпадало: реформа Союзного собрания, сильная центральная власть и общегерманский парламент. Оба заявления были опубликованы в прессе и приобрели большую популярность. Вскоре обе группы либеральных политиков начали переговоры о совместной деятельности. 29 июля 1859 г. в городе

Бад-Кезен представители избранного в Эйзенахе комитета, в том числе Г. Шульце-Делич и Г. В. фон Унру, встретились с посланцами королевства Ганновер, среди которых был Р. фон Беннигсен. Г. В. фон Унру 4 августа сообщил в письме обер-бургомистру Эль- бинга Филиппу, что участники встречи договорились о «создании большой национальной партии за единство и усиление Германии» ш. Представители всех германских государств и всех либеральных фракций приглашались на 12-13 августа в Эйзенах для основания союза и выработки программы.

В так называемом втором собрании в Эйзенахе принял участие 31 человек, в основном из северных и центральных немецких государств. Немецкий юг был представлен двумя делегатами из Дармштадта, одним из Нюрнберга и одним из Гейдельберга. На основе двух предшествующих документов 14 августа 1859 г. собрание приняло новое заявление, которое вскоре было опубликовано либеральной прессой[14] [15]. По спорному вопросу, нужно ли немедленно передать Пруссии руководство всей Германией, был найден компромисс. Вместо временной передачи военно-дипломатических функций Пруссии, как это значилось в первом эйзенахском заявлении, теперь требовали передачи ей таких функций, только «если в ближайшее время Германия вновь будет испытывать непосредственную угрозу извне»[16]. В остальном существенных отличий от предыдущих заявлений не было. Добавился только призыв ко всем либералам и демократам: «От всех друзей немецкого отечества, принадлежат ли они демократической или конституционной партии, мы ожидаем, что национальную независимость и единство они поставят выше партийных требований и будут сообща единодушно и упорно содействовать созданию сильной конституции Германии»[17]. Такая идея национального сплочения различных идейно-политических течений оказалась весьма привлекательной и в ближайшие годы завоевала много сторонников, но она потеряла свою притягательную силу, как только Бисмарк сделал первые шаги к объединению в духе либералов. Старые противоречия между двумя главными направлениями оппозиционного движения в Германии — либералами («половинчатыми») и демократами («цельными»), которые отходили на задний план перед их общими национальными устремлениями, — вновь выступили на первый план и привели к расколу большой либеральной партии и роспуску Национального союза в 1867 г. В южногерманских государствах отделение демократов от либералов состоялось еще раньше, поскольку многие деятели оппозиции там отклоняли либеральную политику объединения под руководством Пруссии.

В августе и сентябре 1859 г. значительное число сторонников поставили свои подписи иод Эйзенахской программой. Но эта кампания была успешной преимущественно на севере и в центре Германии. В Бадене, Вюртемберге и Баварии этот документ подписали очень немногие. Там все еще возлагали надежды на великогерманский вариант объединения и не желали признать руководящую роль Пруссии в этом процессе. Авторитетные либеральные политики с севера и юга, тем не менее, надеялись найти взаимопонимание и предложили созвать новое собрание 15-16 сентября 1859 г. во Франкфурге-на-Майне. Оно состоялось по приглашению Г. Шульце-Делича и Р. фон Беннигсена и стало известно как Учредительное собрание немецкого Национального союза с участием 150 либералов и демократов из всех немецких земель. В нем участвовали, в частности, Р. фон Беннигсен, Й. Микель и Г. Планк из Ганновера, Рейшер и Гельдер из Штутгарта, Миттер- мейер, К. Велькер и фон Рохау из Гейдельберга, Эткер из Касселя, Метц из Дармштадта, Братер из Мюнхена, М. Вирт из Франкфурта, Фриз из Веймара, Геринг из Эйзенаха, Бемерт из Бремена и прусские либералы Г. В. фон Унру, О. Люнинг, А. Летте. Примечательно незначительное участие представителей Пруссии: отсутствовали так называемые «старолиберальные» депутаты прусского парламента, такие как барон Г. фон Финке. Зато было значительным представительство участников Конгресса немецких экономистов (Бемерт, Летте, Миттермейер, Вирт, Велькер). Большинство политиков были депутатами парламентов своих государств и по примеру прусской партии прогрессистов создателями собственных небольших либеральных партий. Демократов представляли Г. Фейн из Цюриха, Л. Зоннеман из Франкфурта, Ф. Штрейт из Кобурга,

Ф. Дункер, Г. Шульце-Делич и А. Штрекфус из Пруссии (все из Берлина). По сравнению с либералами демократы были в очевидном меньшинстве.

На этом собрании дело дошло до острых дискуссий об Эйзенах- ской программе. Представители северной Германии стремились сохранить ее в неизменности, представители южной Германии настаивали на изъятии тех положений, которые предполагали при определенных обстоятельствах передачу руководства Пруссии. Даже тот аргумент северогерманцев, что обязательно должно быть единство по вопросу о создании центральной власти — так как если партия стремится быть действенной, ей необходима ясная программа, — не мог убедить южных немцев. В конце концов, пришлось ограничиться заявлением о том, что «обсуждалась необходимость создания общегерманской центральной власти без обозначения ее носителей»[18]. Тем самым наиболее важный и решающий вопрос остался открытым. В отличие от итальянского Национального союза, который ясно и решительно высказался за руководство Пьемонта, представители немецкого либерального движения не смогли принять окончательного решения по вопросу о центральной власти.

После того как эта проблема была скорее отложена, чем преодолена, было принято решение об основании немецкого Национального союза. Состоящий из трех параграфов «Устав немецкого Национального союза» представлял собой одновременно и программу, и организационный документ. Прежде чем собрание было распущено, была избрана комиссия из двенадцати человек. В нее вошли шесть депутатов из парламентов Ганновера, Баварии, Веймара, Нассау, Вюртемберга и Пруссии. Семеро из них были по профессии юристами. Из самых известных либеральных и демократических политиков в нее вошли Р. фон Беннигсен, Г. Шульце-Делич и Г. В. фон Упру. Собрание поставило перед комиссией задачу организационного оформления союза, подготовки и распространения к следующему собранию развернутой программы.

  • [1] ZiekurschJ. Politische Geschichte des Neuen Deutschen Kaiserreiches. In 3 Bde.Bd. 1. Die Reichsgriindung. Frankfurt a. M., 1925. S. 15.
  • [2] Sybel H. Die Begriindung des Deutschen Reiches durch Wilhelm I. vornehmlichnach den preuBisehen Staatsacten. In 7 Bde. Bd. 2. Berlin, 1889. S. 209.
  • [3] См.: Sybel II. Op. cit. S. 220.
  • [4] Schilling M. Quellenbuch zur Geschichte derNeuzeit. Berlin, 1912. S. 371.
  • [5] Bupmann W. Das Zeitalter Bismarcks, 1852-1890. Konstanz, 1957. S. 42.
  • [6] Schilling M. Op. cit. S. 371.
  • [7] См.: Sybel Н. Op. cit. S. 209.
  • [8] Ibid. S. 210.
  • [9] Виртапп W. Op. cit. S. 43.
  • [10] Zeitung fiirNorddeutschland. 20. Juli. 1859.
  • [11] Quellen zum politischen Denken dcr Deutschen im 19. und 20. Jahrhundert /Hrsg. von R. Buchner, W. Baumgart. Bd. 5. Darmstadt, 1977. S. 172.
  • [12] Ibid. S. 173.
  • [13] Quellen zum politischen Denken der Deutschen. S. 174.
  • [14] Цит. но: ParisiusL. Leopold Freiherr von Hoverbeck (geboren 1822, gestorben1875). Fin Beitragzur Vaterlandischen Gesehichte. In 2 Bde. Bd. 1. Berlin, 1897. S. 162.
  • [15] Cm.: Zeitung fur Norddeutschland. 30. August. 1859.
  • [16] Dokumente zur deutschen Verfassungsgeschichte / Hrsg. von E. R. Huber.In 5 Bde. Bd. 2. Deutsche Vcrfassungsdokumente, 1851-1900. Stuttgart, 1986. S. 104.
  • [17] Ibid. S. 105.
  • [18] Цит. по: EisfeldG. Die Entstehungder libcralcn Parteien in Deutschland, 1858—1870. Studiezu den Organisationen und Programmen der Libcralcn und Dcmokratcn.Hannover, 1969. S. 33.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы