Подготовка крестьянской реформы

Имея в своих руках неограниченную власть, Александр II не мог даже представить себе возможности оказывать давление на дворянство. Передовые помещики, понимавшие необходимость отмены крепостного права, составляли очень небольшую группу. Большинство дворян привыкли к даровому труду и не желали переделывать свои хозяйства на капиталистический лад. Однако с самого начала своего царствования Александр II посчитал освобождение крестьян первой и самой срочной задачей и пытался убедить дворян в его необходимости.

Осознав невозможность добровольного освобождения крестьян помещиками, он отступил. Вернувшись из Парижа в 1856 г. после заключения Парижского мира, он обратился к предводителям дворянства Московской губернии: "Существующий порядок владения душами не может оставаться неизменным. Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собою начнет отменяться снизу". Если раньше благодаря победам русской армии международный престиж России все же убеждал в устойчивости существовавшего в ней строя, то Крымская война показала, что крепостная Россия не может соперничать с буржуазным строем стран Западной Европы.

Со времени вступления на престол Александра II в правительственных кругах существовала либеральная партия, или, по крайней мере, независимая группа просвещенных людей, поклонников западноевропейских форм государственного устройства, стремившихся к тому, чтобы самодержавие уступило место более современным принципам государственной жизни. Эти люди, в число которых входили, в частности, генерал Я. И. Ростовцев, племянник П. Д. Киселева Н. А. Милютин, имели покровителя в лице брата императора, великого князя Константина Николаевича. Его главной помощницей была женщина замечательного ума и редких душевных качеств, великая княгиня Елена Павловна, тетка императора. В ее салоне собирались сторонники либеральной программы. Константин Николаевич возглавил морское министерство, которое вскоре прослыло "министерством прогресса", так как здесь поощрялись инициатива, изучение европейского опыта. На этот круг людей опирался Александр, решившись отменить крепостное право.

От решения крестьянского вопроса прямо зависели судьбы 110 тыс. помещиков и 22 млн их крепостных, 20 млн государственных и 2 млн удельных (принадлежавших царской семье) крестьян. С середины XVIII в. владение крепостными было утверждено окончательно как исключительное право дворянства. Фактически помещик имел право и на собственность, и на личность крестьянина. Он имел право суда над крепостными и нес ответственность перед государством за исполнение повинностей и правильные взносы государственных платежей. Предстояло разрушить весь сложившийся веками порядок.

Первоначально Александр II ждал от дворянства проявления инициативы, учредив в январе 1857 г. очередной Секретный комитет по крестьянскому вопросу, в который вошел и великий князь Константин Николаевич: он всегда энергично поддерживал Александра во всех его планах проведения реформ. Но ни сановники, ни дворянство этой инициативы не проявили. Тогда правительство фактически вынудило дворян выступить с "инициативой" в крестьянском вопросе. Начало этому положил так называемый "рескрипт Назимову", губернатору Литвы.

В конце 1857 г. литовские дворяне потребовали отмены инвентарий (регламентаций отношений крестьян и помещиков), введенных Николаем I в западных губерниях империи. Правительство стремилось здесь опереться на крестьян в борьбе со склонной к независимости западной аристократией. Литовские дворяне требовали отмены инвентарий, отстаивая неограниченность своей власти над крепостными, и ходатайствовали о безземельном освобождении крестьян ввиду высокой ценности земли. Царский рескрипт однозначно дал им понять, что это невозможно, и предписал создавать губернские комитеты для выработки проектов крестьянской реформы.

Рескрипт был опубликован и разослан в российские губернии. В России и за рубежом узнали о готовящейся реформе. Секретный комитет по крестьянскому вопросу переименовали в Главный комитет – николаевская традиция секретности была сломана. Помещики разных областей империи оказались вынуждены подавать прошения об открытии у себя губернских комитетов, и к концу 1858 г. во всех российских губерниях они были открыты. Вопрос о реформе в принципе был решен, личное освобождение крестьян признано несомненным. Оставался спорным главный вопрос – о наделении крестьян землей, считавшейся собственностью помещика.

Проекты, поступавшие из отдельных губерний, отличались друг от друга, потому что были основаны на различных принципах. Помещики плодородных черноземных губерний хотели оставить в своих руках максимум земли, помещики же нечерноземных областей с бедной землей соглашались дать крестьянам земельный надел за выкуп. Второй вариант был более либеральным, но в губернских комитетах его поддерживало меньшинство дворян.

Повороту в либеральном направлении способствовали, в частности, выступление известного западника К. Д. Кавелина в журнале "Современник" в поддержку выкупа земли в собственность, а в правительственных кругах – деятельность члена Главного комитета Я. И. Ростовцева, которого принято считать душой крестьянской реформы. Под его давлением была выработана новая концепция превращения бывших крепостных в собственников своих наделов, уничтожения вотчинной власти помещиков и приобщения крестьянства к гражданской жизни и правам. В правительстве идею освобождения крестьян с землей за выкуп отстаивал фактический лидер реформы Н. А. Милютин, назначенный товарищем (т.е. заместителем) министра внутренних дел.

Если Я. И. Ростовцев исходил только из общей постановки вопроса в либеральном духе, то группа во главе с Н. А. Милютиным создала вкупе с общественными деятелями и учеными новую модель реформы. В ноябре 1858 г. новая концепция освобождения с наделом стала основой правительственного курса. Он вызывал ожесточенное противодействие сторонников безземельного освобождения, так называемого "дворянского большинства".

Теперь предстояло внести либеральную программу в законодательство. С этой целью 17 февраля 1859 г. были созданы редакционные комиссии из 17 представителей министерств и ведомств, а также 21 эксперта по крестьянскому вопросу. В основном это были деятели либерального направления, высокообразованные люди, в числе которых Ю. Ф. Самарин, В. А. Черкасский, Μ. X. Рейтерн, Я. А. Соловьев и др. Председателем назначили Ростовцева, но подлинным лидером был Милютин. По словам А. И. Герцена, крепостники "в него бросали не камни, а целые мостовые". Вместе Ростовцев и Милютин представляли значительную силу, способную противостоять дворянскому большинству.

Результатом работы комиссий стал проект немедленного личного освобождения и постепенного превращения всех крестьян в собственников за выкуп при сохранении части дворянского землевладения и крупного помещичьего хозяйства. Было решено сохранить в собственности дворян земли, находящиеся под барской запашкой, и начать переход к крестьянской земельной собственности за выкуп при пользовании землею за повинности. При обсуждении в губернских комитетах, в Главном комитете и Государственном совете проекты редакционных комиссий подверглись резкой критике, но Александр II самовластно утверждал мнение либерального меньшинства, считая редакционные комиссии "органами правительства". По окончании работы комиссии были закрыты неожиданно для самих членов, собравшихся на очередное заседание. Основу проекта удалось отстоять, но его противники добились увеличения выкупа и уменьшения размеров земельных наделов на 20% по сравнению с теми, которые находились в распоряжении крестьян. Это породило проблему "отрезков" от крестьянских наделов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >