Появление и интерпретации термина информационное общество

Обратимся к замечательным трудам директора Института развития информационного общества Т. В. Ершовой [20] и ведущего научного сотрудника ИФ РАН И. Ю. Алексеевой [2], где эта тема раскрыта достаточно интересно и подробно. Употребляемый при этом термин «информация» следует понимать в смысле, обобщающем все возможные его трактовки, включая и приведенную выше. В отдельных случаях оно будет сопровождаться специальным комментарием. За ссылками на публикации авторов, упомянутых в этом пункте, мы отправляем читателя к работам [20,2].

В 1973 г. американский социолог Д. Белл в работе «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования» выдвинул концепцию перехода западного общества, характеризуемого как «индустриальное общество», в постиндустриальную стадию, получившую название постиндустриального общества (ПИО). Однако он не раскрыл суть этого термина, отразив лишь хронологию.

В 1972 г. японцы заявили о необходимости сделать свое общество информационным. Это была реакция на увеличения роли информации в обществе. Но вместе с работой Д. Белла это создало концепт «информационное общество» (ИО), который определяет суть постиндустриального общества как общества, в котором определяющую роль играет не индустрия, а информация: «Это общество, продуктивность которого определяется информационным сектором

в большей мере, чем производственным сектором, и сферой услуг» (Определение 1).

Здесь уместно указать на то, что термин информация в этом пункте имеет двойной контекст. Это в основном носители информации (сигналы, данные, документы, сообщения и т. п.), с одной стороны (и называть их информацией некорректно!), и собственно информация как потенциал отражения объектов, с другой [80].

Дж. Несбит назвал переход к ИО одной из десяти важнейших тенденций трансформации Запада, а в дальнейшем и мира в целом. М. Кассель в работе «Информационное общество. Экономика, общество, культура» рассмотрел суть 4-й КР (п. 1.1).

В настоящее время выделено также значение слова «знания» в общественном устройстве: «Это привело к распространению терминов «общество знания», «экономика знания». В соответствии с этими изменениями Запад как ПИО сконцентрировался на производстве моделей продуктов, а их материальное воплощение во многом переместилось в не западные индустриальные страны, многие из которых пытаются освоить высокие технологии, включающие информационные, и технологии применения знаний. Однако при этом они остаются индустриальными обществами». Если коротко, то знание — это структурированная и проверенная информация, закрепленная в некоторых носителях и составляющая фундамент результативной жизнедеятельности. Есть ряд других определений знания (см., например, Википедию в Web-среде).

В 1983 г. И. Масуда, один из авторов «Плана информационного общества», разработанного в Японии, стал родоначальником книг по трактовке ИО, предложенной японцами. Автором термина ИО считают профессора Токийского технологического института Ю. Хаяши. Контуры ИО обрисованы в докладах, представленных японскому правительству на пороге 60-70-е гг. такими организациями, как Агентство экономического планирования, Институт разработки и использования компьютеров, Совет по структуре промышленности Японии: «Японское ИО: темы и подходы» (1969), «План ИО» (1971), «Контуры политики содействия информатизации японского общества» (1969). ИО здесь определено как общество, где процесс компьютеризации дает людям доступ к надежным источнинам информации, избавляет их от рутинной работы, обеспечивает высокий уровень автоматизации производства (Определение 2). При этом продукция производства станет более «информационно емкой», что означает увеличение доли инноваций, проектно-конструкторских работ и маркетинга в их стоимости: «Производство информационного продукта, а не продукта материального будет движущей силой образования и развития общества».

Следует заметить, что еще в 40-х гг. XX в. австралийский экономист А. Кларк писал о перспективе общества информации и услуг, а в 50-х американский экономист Ф. Махлуп говорил о наступлении информационной экономики. Д. Белл представил вариант конвергенции идей постиндустриализма и ПО в книге «Социальные рамки ИО» (1980 г.). У Белла это новое название для ПИО, подчеркивающее теперь не его положение в последовательности ступеней общественного развития — после индустриального общества, а основу определения его социальной структуры — информацию. ИО в трактовке Белла обладает всеми основными характеристиками постиндустриального общества: экономика услуг, центральная роль теоретического знания, ориентированность на будущее и обусловленное ею управление технологиями, развитие новой интеллектуальной технологии. Однако если в «Грядущем постиндустриальном обществе» ЭВТ рассматривалась как одна из наукоемких отраслей и как необходимое средство решения сложных задач (с применением системного анализа и теории игр), то в «Социальных рамках ИО» большое значение придается конвергенции ЭВТ с техникой средств связи (ТСС), обеспечивающей телекоммуникации.

При всем разнообразии акцентов ИО рассматривалось в 60-е гг. как общество, обладающее, по крайней мере, следующими характеристиками:

  • — Высокий уровень развития компьютерной техники, «информационных» и телекоммуникационных технологий.
  • — Наличие мощной информационно-вычислительной инфраструктуры (ИВИ).
  • — Увеличение возможностей доступа к информации (через ее носители — В. A. LU.) для все более широкого круга людей.
  • — Информация (точнее ее носители — В. А. Ш.) и знания становятся в информационную эпоху стратегическим ресурсом общества, сопоставимым по значению с ресурсами природными, людскими и финансовыми.

Целесообразно подобрать измеримые величины, совокупность показателей, величина которых отображает степень развитости этих свойств.

В 70-х гг. обозначились различные направления и тенденции, концентрирующие внимание на тех или иных сторонах существующих в обществе отношений к информации и технико-технологическим средствам ее передачи, хранения и переработки. При этом рассматриваются различные социальные перспективы: возможные, желательные или негативные.

В книге С. Нора и А. Минка «Компьютеризация общества. Доклад Президенту Франции» ИО характеризуется как сложное общество, в культуре которого возникают серьезные проблемы (источник в [2]). Авторы уверены, что понять эти проблемы в русле постиндустриального подхода Белла невозможно. Такой подход, утверждают они, позволяет увидеть в будущем только «транквилизованное» ПИО, где изобилие и сближение жизненных стандартов позволят объединить нацию вокруг огромного культурно гомогенного среднего класса и преодолеть социальные противоречия.

Постиндустриальный подход продуктивен, когда речь идет об информации, управляющей поведением производителей и покупателей, но бесполезен при столкновении с проблемами, выходящими за сферу коммерческой деятельности и зависящими от культурной модели. Название одной из глав книги С. Нора и А. Минка — «Будет ли компьютеризованное общество обществом культурных конфликтов?». Полагая, что ИО будет менее четко социально структурировано и более полиморфно, чем ПИО, авторы прогнозируют, что одним из факторов полиморфизма явится отношение различных групп к тенденции упрощения языка, связанной, не в последнюю очередь, с экономичностью баз данных и различных форм электронноопосредованной коммуникации. ИО, — предсказывали они, — будет обществом борьбы за язык между разными группами.

Наиболее влиятельные социологические концепции, выдвинутые в начальный период формирования идеологии ИО, подчеркивали ценность научного, теоретического знания и/или достоверной информации, прогнозировали возрастание их роли в обществе с развитием компьютерных и телекоммуникационных технологий.

Однако усиливаются тенденции, подчеркивающие значение ненаучной информации и связывающие перспективы формирования ИО с «утратой научным дискурсом его привилегированного статуса». С точки зрения американского социолога М. Постера (источник в [2]):

  • — адекватная социология электронно-опосредованных коммуникаций возможна только в том случае, если наука рассматривается как один из видов дискурса наравне с другими;
  • — неправильно трактовать информацию как экономическую сущность и подводить теоретическую базу под распространение товарных отношений на информационную сферу;
  • — легкость копирования и распространения информации разрушает правовую систему, устои которой сформированы для защиты частной собственности на материальные вещи;
  • — в эпоху конвергенции ЭВТ и ТСС невозможно адекватно понять социальные отношения, если не принимать во внимание изменения в структуре коммуникационного опыта.

В 1990-2000 гг. новые культурные феномены, порождаемые стремительным развитием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), стали объектом внимания многих авторов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >