Формирование социологии как самостоятельной научной дисциплины

Как правило, родоначальником социологии считается французский ученый XIX в. О. Конт. Действительно, этот тезис верен применительно к позитивистской социологии. В этом русле немаловажную роль сыграли идеи, выдвинутые К. А. де Сен-Симоном, секретарем которого Конт служил. Но некоторые ключевые идеи, положенные в основу социологии как самостоятельной научной дисциплины, были заложены еще до Сен-Симона и Конта.

Так, труды мыслителей Нового времени, таких как Т. Гоббс, Дж. Локк, А. Фергюсон, Ж. Ж. Руссо и др. содержат идеи, которые заложили предпосылки формирования теоретических основ будущей социологии. Если иметь в виду не эмпирическую, а теоретическую социологию, то такие труды как «Общественный договор» Ж. Ж. Руссо и «Опыт истории гражданского общества» А. Фергюсона можно отнести к числу социологических, поскольку в них рассматриваются сущностные характеристики, ценности, институты формировавшегося гражданского общества, которое будет более или менее подробно рассмотрено в следующей главе.

В этом контексте можно согласиться с Р. Ароном, по мнению которого, историю социологии следует начать с Ш. Л. Монтескьё, который характеризуется как один из основоположников социологической теории. «Я начал с Монтескьё... потому, — обосновывал свою позицию Арон, — что автора “О духе законов” можно считать одновременно политическим философом и социологом. В стиле классических философов он продолжает анализировать и сопоставлять политические режимы; в то же время он стремится постигнуть все области социального целого и выявить множественные связи между переменными величинами»[1].

Поэтому, утверждал Арон, его следует рассматривать не как предвестника социологии, а как социолога в собственном понимании этого термина: «Если исходить из того, что предметом своего специального изучения социолог считает научное познание общества как такового, то Монтескьё, с моей точки зрения, в не меньшей степени социолог». Более того, утверждал Р. Арон, «толкование Монтескьё социологических принципов, содержащееся в труде “О духе законов”, представляется в ряде случаев более “современным”, чем у Конта. Это вовсе не значит, что Монтескьё взял верх над Контом; это говорит скорее о том, что Монтескьё — не предвестник социологии, а один из основоположников социологической доктрины»[2].

Как представляется, прав Арон также в своем утверждении, что, «если брать еще более высокий уровень науки - историков, специализирующихся на изучении идейного наследия Монтескьё, то они переменно относят его к литераторам, политическим мыслителям, историкам права, идеологам»[3].

И действительно, Монтескьё пытался анализировать политические системы своего времени, сочетая, говоря современным языком, концептуальные подходы, разработанные в XIX и XX вв. в политической науке, политической философии, политической социологии.

Арон не без оснований причисляет к разработчикам социологической теории также французского политического деятеля и историка XIX в. А. Токвиля, который получил известность прежде всего благодаря фундаментальному труду «Демократия в Америке». Здесь важно учесть, что Токвиля вряд ли можно отнести к позитивистскому направлению в социальных и гуманитарных науках. Если внимательно изучить этот труд, то станет очевиден тот факт, что в подходе его автора органически сочетаются элементы истории, политической науки, политической философии и политической социологии.

Тем не менее, если исходить из формальных критериев, отсчет появления социологии как самостоятельной научной дисциплины можно начинать с 30-х гг. XIX в., когда вышел в свет шеститомный труд О. Конта «Курс позитивной философии» (1830—1842). Идеи, изложенные в этом труде, получили дальнейшее развитие в последующих его работах, в частности «Системе позитивной политики», «Духе позитивной философии» и др.

В начале XIX в. идеи социального универсализма получили дальнейшее развитие. Органические концепции консервативной ориентации, сложившиеся в тот период, основывались на идее, согласно которой история везде, в самые отдаленные эпохи, застает людей в общественном состоянии. Поэтому нет никакого основания предполагать существование дообщественного, так называемого «естественного» состояния, из которого люди будто бы вышли, придумав общество и установив его свободным соглашением между собою. В народном сознании общественный порядок всегда представляется не как произвольное установление, а как независимо от человеческой воли сложившийся объективный порядок.

В этом духе О. Конт рассматривал в качестве ключевых факторов развития общества господствующие идеи и умонастроения людей. В одной из своих работ он отмечал, что «идеи управляют и переворачивают мир», а кризис общества наступает от умственной анархии. «Наша опаснейшая болезнь, — писал он, — состоит в глубоком разногласии умов относительно всех основных вопросов жизни, твердое отношение к которым является первым условием истинного социального порядка»1.

На этой основе Конт выделял три сменявших друг друга эпохи в развитии человеческого познания: теологическая, метафизическая, позитивная. Если в первых двух эпохах познание носило спонтанный характер и не имело достаточных научных оснований, то третья позитивная эпоха основывается на точной оценке существующей реальности.

Именно на основе идей и принципов позитивизма был разработан наиболее завершенный вариант органической теории общества. Суть позитивистской версии этой теории состоит в том, что биология предоставляет принципы теоретического обоснования общества и, следовательно, его научного, объективного исследования. «Я докажу, — писал, например, один из мыслителей, оказавших существенное влияние на формирование позитивизма, К. А. де Сен-Симон, — что природа человека ничем не отличается от природы других животных, что способность совершенствоваться присуща вообще всем животным, что, если... человек исчезнет с лица земли, животное, ближайшее к нему по степени своей организации, будет совершенствоваться»[4].

Из такого допущения делался вывод, что человек является частью природы и его психика определяется физиологическими характеристиками. Соответственно научные основы социальной политики выводятся из физиологии человека. О. Конт рассматривал общество как единый организм, обладающий собственной структурой. Этот организм, по его мнению, действует в соответствии с законами, подобно закону всемирного тяготения в физике. При этом он призывал отказаться от разного рода абстрактных теорий и идей, поскольку они, по его мнению, неосуществимы и бесполезны. Следовательно, нужно обратиться к исследованию позитивного знания. Главный тезис позитивизма состоит в том, что все подлинноеу положительное («позитивное») знание о действительности может быть получено лишь в виде результатов отдельных специальных наук или их «синтетического» объединения.

Иначе говоря, Конт и его последователи рассматривали позитивизм как «строго научную философию», которая определяется в «Курсе позитивной философии», как философия, выведенная на основании законов точных наук. Следуя за просветителями, Конт высказал убеждение в способности науки к бесконечному развитию и в неограниченности предметной области, к которой применимы научные методы мышления.

Согласно О. Конту, социология призвана изучать поведение людей точно так же, как биология изучает поведение животных. Он сформулировал следующие исходные принципы позитивизма: отказ от умозрительных рассуждений об обществе; использование при его изучении общенаучных методов, разработанных в естественных науках; проверка истинности полученного знания с помощью наблюдения и эксперимента; практическое использование полученного знания.

В этом контексте уместно подчеркнуть, что сначала Конт называл новую научную дисциплину «социальной физикой», а впоследствии (в 1839 г.) — социологией. Он считал, что социология является наукой, способной дать позитивные ответы на самые насущные вопросы времени и указать обществу эволюционный путь развития, исключающий социальные катаклизмы и революции. Поэтому он называл социологию позитивной наукой. Социология была включена основателем позитивизма в свою классификацию наук: математика — астрономия — физика — химия — биология — социология.

Свою лепту в формирование основ социологии внес Гегель. Речь идет прежде всего о его концепции гражданского общества. На основе систематизации всего наследия французской, английской и немецкой общественно-политической мысли Гегель пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию диалектического движения от семьи к государству в процессе длительного и сложного процесса исторической трансформации от Средневековья к Новому времени. Социальная жизнь, характерная для гражданского общества, радикально отличается от этического мира семьи и публичной жизни государства.

При этом общество не может являться «гражданским» до тех пор, пока оно не управляется политически иод контролем государства. Лишь верховная публичная власть — конституционное государство — может эффективно справиться с его несправедливостями и синтезировать конкретные интересы в универсальное политическое сообщество. С этой позиции Гегель критиковал теорию естественного права за то, что оно смешивает гражданское общество и государство, рассматривает последнее как партнера его подданных и тем самым подвергает сомнению «абсолютный божественный принцип государства». Как считал Гегель, в отношении частного права, семьи, гражданского общества в целом государство выступает одновременно и как внешняя необходимость, и как имманентная цель.

Государство представляет общество в его единстве. Гражданское общество одновременно сохраняется и преодолевается как необходимый, но подчиненный аспект более широкого, более сложного и более высокого сообщества, которое организовано политически.

Особый подход к проблеме гражданского общества прослеживается в марксизме. Вслед за Гегелем К. Маркс рассматривал гражданское общество как исторический феномен, возникший на определенном этапе общественно-исторического развития, а не как данная природой форма самоорганизации людей. Оно, как и государство, характеризуется особыми формами и отношениями производства, классового разделения и классовой борьбы. Причем они имеют преходящий характер, поскольку порождают пролетариат — могильщика буржуазного общества.

Строя свой анализ главным образом на способе производства, Маркс не уделил должного внимания таким элементам гражданского общества, как домохозяйства, добровольные ассоциации, средства массовой информации, школы, университет. Он игнорировал также появление, начиная с XVIII в., профессиональных организаций инженеров, врачей, юристов, архитекторов и др.

В марксистской теории в гражданском обществе в «своей ближайшей действительности» человек — мирское существо, имеющее и для себя, и для других значение действительного индивида. В государстве же, где человек признается родовым существом, он лишен своей действительной индивидуальности. В этом русле Маркс говорил о различии «между религиозным человеком и гражданином государства, между поденщиком и гражданином государства, землевладельцем и гражданином государства, между живым индивидом и гражданином государства»1.

При этом Маркс концентрировал внимание на выявлении скорее того, как экономика определяет политику, нежели на социальной структуре, которую невозможно свести исключительно к экономическим классам или экономическим отношениям. В конечном счете Маркс упростил крайне сложную структуру гегелевской модели гражданского общества, сведя его фактически к сфере труда, производства и обмена. Для него гражданское общество — это форма, в которой осуществляется экономическое развитие. Здесь для марксизма характерна тенденция к раздвоению социальных структур, сводящая все социальные отношения к экономическим, политическим и идеологическим, т.е. к элементам базиса и надстройки.

При этом из поля зрения выпадает комплекс социокультурных, этнонациональных, семейно-бытовых отношений, институтов, обеспечивающих социализацию и воспитание

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 1. С. 340.

подрастающего поколения. Во введении к «Критике политической экономии» Маркс характеризовал гражданское общество как производное от материальных условий жизни и утверждал, что «анатомию гражданского общества необходимо искать в политической экономии».

В марксизме была заложена возможность полного растворения индивидуально-личностного начала в коллективном, будь то в гражданском обществе или государстве. Маркс пришел к мысли, что человек может найти себя и освободиться лишь тогда, когда он станет действительно родовым существом. Его спасение — в слиянии с родом, обществом. Показательно, что марксизм предусматривал снятие разделения государства и гражданского общества путем отмирания государства и соответственно права.

Поэтому естественно, что, настаивая на необходимости слома старого государственного аппарата, В. И. Ленин, считавшийся самым влиятельным последователем Маркса, вообще не пользовался понятиями гражданского общества и правового государства. Считалось, что освобождение человечества придет в результате уничтожения классовых различий и последующей ликвидации разделения между гражданским обществом и государством, а также достижения координации и объединения личного и коллективного существования. В итоге в условиях реального социализма государство, которое рассматривалось как выразитель и гарант всеобщего интереса, но сути дела полностью подчинило и поглотило все общество. Поэтому неудивительно, что из советского обществознания вообще исчезло понятие «гражданское общество».

  • [1] Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993. С. 26.
  • [2] Там же. С. 33.
  • [3] Там же.
  • [4] Цит. но: Аксельрод Л. И. Курс лекций но историческому материализму. М., 1925. С. 34.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >