Основы профилактики насилия в семье

8.1. Теоретические основы семейного насилия

В современном обществе до сих пор не существует единого определения понятия "насилие". При описании этой проблемы часто используют такие термины, как злоупотребление, принуждение, синдром опасного обращения с детьми, синдром избиваемой женщины, эксплуатация, управление, манипулирование и т.д. Насилие - это применение силовых методов или психологического давления с помощью угроз, заведомо направленных на слабых или тех, кто не может оказать сопротивление.

Каждый человек, независимо от пола и возраста, может подвергнуться насилию, оказаться слабее физически или морально или быть зависимым от проявляющего насилие. Однако в отношении детей эта проблема стоит наиболее остро. Их жизнь действительно зависит от родителей, воспитателей и учителей, которые обладают неограниченной властью над ребенком длительный период жизни. Жестокое обращение с детьми в семье, школьное насилие вызывают необходимость оказания комплексной квалифицированной помощи со стороны специалистов по социальной работе, психологов, врачей разного профиля и правоохранительных органов.

Тема насилия против детей в семье возникла в XIX столетии в ходе процесса индустриализации, когда семья потеряла функцию защиты ребенка и сама стала эксплуатировать его, отправляя на работу, лишая образования, нормальных условий развития и перспектив на будущее. В то время старшие дети (в лучшем случае) были просто обречены на добывание средств существования для родителей, младших братьев и сестер. Ответной реакцией передовой общественности на насилие над детьми было создание различных союзов и обществ: в 1871 г. в Нью-Йорке - "Общество предупреждения жестокого обращения с детьми"; в 1898 г. в Германии - "Союз защиты детей от использования и жестокого обращения", который позднее был преобразован в "Немецкий союз защиты детей"; в 1899 г. в Британии под патронажем королевы Виктории - "Национальное общество предупреждения жестокого обращения с детьми".

Начиная со второй половины XX в. появляются новые подходы к изучению данного явления. Так, в 1961 г. X. Кемпе (Henry Kempe) предложил свою концепцию "синдрома битых детей", где описал педиатрические, психиатрические и правовые аспекты насилия над детьми. Дальнейшее развитие эта концепция получила в работах Ж. Гарберино (James Garberino, концепция "синдрома детей, битых в психологическом смысле") и исследованиях Е. Трибе-Бекер (Elisabeth Trube-Becker). Важным в этих исследованиях является обращение к теме психологического насилия над детьми в семье и его последствий для дальнейшей судьбы ребенка.

Жестокое обращение с детьми - это фактическое причинение им вреда через оскорбление, несправедливое наказание, побои, чрезмерные требования или запрещения чего-либо из "любви к ребенку". Оно включает в себя: физически жестокое обращение, убийство, вред вследствие неоказания помощи, дефицит необходимой защиты и заботы, вред психике, пренебрежение.

Принято выделять четыре вида жестокого обращения: физическое насилие, сексуальное насилие, пренебрежение потребностями ребенка, психологическое насилие.

Физическое насилие - жестокость и другие целенаправленные антигуманные действия, причиняющие боль ребенку и препятствующие его развитию (причинение физической боли: побои, укусы, прижигания, преднамеренное удушение или утопление ребенка, а также ситуации, когда ребенку дают яды и неадекватные лекарства). Жестокость и интенсивность насильственного поведения оценивается в зависимости от возраста и чувствительности ребенка, а также от отношений между взрослым и ребенком.

Клинический пример

Лейла Щ. (предпочитает, чтобы ее называли Лялей) 14 лет - в настоящее время проживает в стационарном отделении социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних но причине отмены опеки приемной матери (72 года), на основании решения органов опеки и попечительства, так как она не справлялась с воспитанием девочки.

Ляля состоит на учете в милиции, сменила за 7 лет 7 школ но причине неуспеваемости, воровства и нарушения дисциплины (драки, скандалы с учителями, "разборки" с одноклассниками). С 5-го класса начала принимать алкоголь, курить. Пробовала "токсикоманить", но остановилась. Отмечаются три попытки к суициду. К наркотикам относится отрицательно.

Ляля родилась вне брака от первой беременности первых срочных родов через кесарево сечение. Елена (мать Лейлы) с мальчиком Владимиром были взяты из детского дома в возрасте трех и пяти лет и усыновлены одинокой женщиной "К" сорокалетнего возраста с высшим образованием, которая работала инженером в одном из московских НИИ космической промышленности.

Оба ребенка плохо учились, в раннем подростковом возрасте начали прогуливать школьные занятия, курить и принимать алкоголь, а примерно с 16-17 лет - наркотики. Елена родила трех девочек-погодок от разных отцов (Лейла - старшая из них), а также еще одну девочку, которая умерла в возрасте двух месяцев из-за многочисленных врожденных заболеваний и патологии (в период активной наркомании матери). Елена не заботилась о своих дочерях, не воспитывала их, а приносила их домой и оставляла на дол пій срок своей приемной матери, которая ухаживала, кормила и содержала их всегда (и по настоящее время). В это время Елена не работала, сожительствовала с разными мужчинами, принимала алкоголь и наркотики, воровала, а также приходила к матери и требовала у нее денег, даже отбирала их силой, несмотря на то что основные денежные суммы семьи уходили на ее троих детей. В настоящее время Владимир регулярно находится вместах лишения свободы, а Елена умерла в 2010 г. последствий СПИДа, туберкулеза и наркомании.

Ляля охотно идет на контакт, если видит заинтересованность в своей судьбе. Откровенно и эмоционально рассказывает подробности своей жизни. При этом не возникает ощущения глубины прочувствования этой информации самой девочкой. Ее восприятие событий отличается or анамнеза.

Считает, что на нее очень сильно повлияли следующие события:

  • 1. "Как мать уходила из дома" и не только не ласкала девочку, а отталкивала ее or себя, даже била, когда той было еще около 2 лег; очень хотелось материнской любви и заботы.
  • 2. "Как мама силой отбирала деньги у своей приемной матери" и Ляля заступалась за бабушку (с детства стала называть ее тоже мамой).
  • 3. "Как мама домой принесла малышку". Когда биологическая мать родила четвертую девочку и привезла ее домой, Ляле было лет 8-9 (она точно не помнит - забывает многое, о чем тяжело помнить - вытеснение - например, как назвали ребенка). Ляля рассказывает, что играла с ней, купала, укладывала спать и ей казалось, что это было долгий период (на самом деле примерно 1-1,5 месяца). Ляля очень привязалась к малышке (чего нельзя сказать о двух ее сестрах) и, когда девочка куда-то пропала, очень забеспокоилась и спросила у матери, где она? На что мать со смехом ей ответила, что та умерла. У Ляли случился тогда первый нервный срыв (она и сейчас не может говорить об этом спокойно - судорожный плач), в основном из-за того, что мать ТАК рассказала об этом и что совсем не пожалела малышку...

После этого случая Ляля попробовала в первый раз алкоголь, стала кричать на мать и практически вообще перестала считать ее матерью, некоторое время не посещала школу, тогда же начались проблемы с успеваемостью и поведением.

Сексуальное насилие - использование детей для удовлетворения сексуальных потребностей взрослых. Применение угроз, силы, хитрости для вовлечение ребенка в сексуальную деятельность. Использование детей для изготовления порнографической продукции, а также демонстрация им порнографической продукции. Вовлечение детей в занятия проституцией. При этом насильник злоупотребляет доверием ребенка и использует свои властные возможности. Наиболее частые формы сексуальных злоупотреблений: словесные приставания; "сексуальные прикосновения"; оральные, вагинальные и анальные изнасилования. Ребенок не всегда осознает значение злоупотребления (и ему не обязательно будет нанесен физический вред), поэтому он может бездумно согласиться на предлагаемые ему действия.

Большое значение имеет возможность ребенка осознать произошедшее. В этой связи стоит выделить случаи насилия над умственно отсталыми детьми.

Клинический пример

Дима Н. (14 лег) поступил в приют из милиции. Подросток обучался в школе для умственно отсталых детей и жил в полной семье. Мать парализовало много лег назад, и отец ухаживал за женой и воспитывал Диму. Когда ребенку было 10 лег, отец объявил ему, что мама не может выполнять своих обязанностей и теперь Дима будет ее заменять. С тех пор отец постоянно вступал с ним в половую связь. Он был ласков и заботлив. Покупал ребенку подарки и никогда не наказывал. У Димы появился друг в школе, с которым он поделился своими отношениями с отцом, друг рас сказал учительнице, а она сообщила в милицию.

При первичной беседе в приюте с психологом и педагогом подросток был общителен, рассказывал в подробностях о своей жизни в семье. Отца описывал как любящего, хорошего, непьющего. Говорил, что очень любит мать. Ухаживает за ней вместе с отцом. Так как мама давно прикована к постели, Дима научился кормить и мыть ее, убирать за ней. В школу ходить получается не всегда, да и не сильно хочется. В отношениях с отцом не видит ничего плохого. Ему жалко и маму, и отца. Создавалось впечатление благополучных семейных отношений, если не брать в расчет насилия, которому постоянно подвергался ребенок.

В дальнейшем проведенная диагностика выявила у подростка высокий уровень тревожности, наличие страхов (страх смерти родителей, страх наказания, нападения бандитов, пожара, войны, крови, одиночества), чувства отвергнутости и отчуждения.

Поведение подростка отличалось избирательностью в контактах, скрытностью, подозрительностью, настороженностью.

Пренебрежение потребностями ребенка - не удовлетворяются жизненные потребности ребенка в жилье, пище, одежде, лечении, оставление детей без присмотра. Пренебрежение - это отсутствие таких необходимых компонентов нормального развития ребенка, как уход, содержание (питание, обеспечение одеждой и т. д.), забота о здоровье, защита, контроль и требовательность родителей или опекунов. Понятие "здоровье ребенка" следует рассматривать в данном контексте очень широко: это и физическое развитие в соответствии с возрастом, и душевное здоровье, и социальная зрелость. Важно обратить внимание на то обстоятельство, что отсутствие требовательности и контроля со стороны родителей оценивается не только как пренебрежение, но и как жестокое обращение.

Клинический пример

Вероника М., 8 лет, попала в приют но направлению органов опеки и попечительства. Отец умер, когда девочке было 3 года. Она живет с мамой и отчимом. Мама, как рассказала Вероника, всегда пьяная. Пьет вместе с отчимом. Одну комнату в квартире родители сдают, на эти деньги семья и живет. Девочка сама готовила еду, как могла стирала себе одежду. В опеку обратилась соседка по квартире после того, как пьяный отчим на глазах у соседей чуть не выкинул Веронику с балкона 5-го этажа. Несколько минут он держал ребенка за ноги вниз головой, а на следующий день ничего не помнил об этом. Вероника, находясь в приюте, просит отправить ее в детский дом, домой возвращаться не хочет.

Психологическое насилие - ребенок испытывает постоянную нехватку внимания и любви, угрозы и насмешки, что приводит к потере чувства собственного достоинства и уверенности в себе. К нему предъявляются чрезмерные требования, не соответствующие его возрасту, которые ребенок не в состоянии выполнить. Психологическое насилие, или эмоционально жестокое обращение, - поведение, вызывающее у детей страх; заниженные или завышенные требования, свидетельствующие о непризнании ребенка родителями и препятствующие построению им представлений о собственной ценности. Сюда же относятся: душевная жесткость; психологическое давление в унизительных формах (унижение, оскорбление), а также некоторые запреты чего-либо, якобы оправданные любовью; гиперопека и чрезмерная забота, которые могут вызвать чувства беспомощности, бесполезности и абсолютной зависимости ребенка от родителей. Принуждение "из любви" и невнимание к детским потребностям также являются насилием. Насилие над душой относится к такой форме насилия, которую трудно узнать и воспринять. Оно делает ребенка неуверенным, заставляет держаться особняком, вгоняет в депрессию и печаль или же делает агрессивным и способным к ответному насилию (может быть, не сейчас, а через некоторое время, возможно, - через годы). Если ребенок в прямом или переносном смысле "остается один", если к нему долгое время не проявляется внимание и нежность, у него появляется связанная с этим эмоциональная незащищенность, а это и есть насилие над душой ребенка. Сигналами такого насилия являются: боязливость, запуганность, покорность, апатия, депрессия, пассивность, отставание взросления, тревожность, беспомощность, некоммуникабельность.

Психиатр ЕМ. Вроно приводит примеры из своей практики работы с детьми, которых "воспитывали" родители:

1. Восьмилетний мальчишка, который пытался повеситься на собственных колготках, но вовремя был из петли вынут, рассказывал мне, что решился умереть, потому что не было никакой другой возможности убедить родителей не отправлять его в детский дом. Родители, впрочем, делать этого не собирались: они его таким образом "воспитывали" - очень уж много на него жаловались в школе, да и двойки получал.

"Понимаете, - говорит мальчик, - иначе на них подействовать было невозможно. Я уж и прощение просил, и ревел, и ругался, и скандалил - не слышат, и все. В детский дом, говорят, сдадим - будешь знать". - "И ты решил умереть? А что это такое, по-твоему, - умереть? Что йогом будет?" - "Ну, если я умру, мама тогда уже точно поймет, что в детский дом меня сдавать нельзя, и все будет хорошо". - "Когда?" - "Когда смерть кончится".

По счастью, его из петли вынуть успели - умирать он собирался не навсегда, но узел из колготок затянул настоящий...

2. Пятнадцатилетняя девочка после ожога пищевода (она выпила бутылку ацетона во время скандала с матерью) сказала мне: "Я была готова на все, лишь бы заставить ее замолчать, я даже выговорить вам не могу, как она меня обзывала". Девочка не собиралась умирать. А годы скитаний но хирургическим отделениям, тяжелые операции и погубленное на всю жизнь здоровье - это цена неумения и нежелания матери держать себя в руках, когда ей показалось, что дочка слишком ярко накрасилась...

Характерные особенности самочувствия и восприятия себя ребенком при психологическом насилии красочно описаны в автобиографическом романе Павла Санаева "Похороните меня за плинтусом": "Анализов, исследований и консультаций проводилось множество. У меня брали кровь из вены и из пальца, делали пробы на аллергию и снимали кардиограммы, смотрели ультразвуком почки и велели дышать в хитроумный аппарат. Все результаты бабушка показывала профессорам... В институте педиатрии мне заодно измерили внутричерепное давление, нашли его повышенным, и это подтвердило диагноз "идиот", давно поставленный бабушкой... Почему я идиот, я знал уже тогда. У меня в мозгу сидел золотистый стафилококк. Он ел мой мозг и гадил туда. Знали это и лифтерши. Они знали от бабушки. Вот, например, ищет она меня с гомеопатией, спрашивает у лифтерши:

  • - Вы моего идиота не видели?
  • - Ну почему идиота... на вид он довольно смышленый.
  • - Это только на вид! Ему стафилококк давно уже весь мозг выел.
  • - А что это такое, извините?
  • - Микроб такой страшный.
  • - Бедный мальчик! А это лечится?
  • - У нормальных людей да. А ему нельзя ни антибиотиков ни сульфанилмидов.
  • - Но за последнее время он вроде вырос...
  • - Вырос-то вырос, но когда я его в ванной раздеваю, мне делается дурно - одни кости.
  • - И еще ко всему и идиот?
  • - Полный! - с уверенностью восклицает бабушка..."

Дети, подвергающиеся психологическому насилию, чувствуют себя ненужными, плохими, глупыми, часто имеют низкую самооценку, переживают ощущение собственной несостоятельности. Психологическое насилие часто выступает в сочетании с другими видами насилия.

Представители различных теоретических ориентации указывают на патогенное влияние физического и психологического насилия, в том числе сексуальных домогательств, телесных наказаний, неадекватных родительских установок и манипуляторcтва, на личность и психику ребенка.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >