Общественно-политический строй и социальная структура Древнерусского государства

Историки-демографы не располагают точными данными о численности населения Древней Руси. Бесспорно, основная масса людей проживала в сельской местности.

Самым распространенным видом поселений на Руси были деревни и села. Многие села стали центрами княжеских и боярских вотчин. На ранних этапах истории Древней Руси в состав сел-вотчин входили только двор владельца и жилища его слуг. Позднее в селах стали появляться хозяйства зависимых крестьян.

Обязательной принадлежностью села был храм, куда собиралось на религиозную службу окрестное население (церковный приход). Село, не ставшее церковно-приходским центром, называлось сельцом. Рядом с селами располагались деревни, или веси, - поселения в один или несколько дворов. Деревни, как правило, располагались на небольшом расстоянии друг от друга.

Центрами государственной, экономической, административной, общественной и духовной жизни были города. Число городов росло постоянно. Историки пишут о 25 городах в X в., 64 - в XI в., 135 - в XII в. Средняя численность населения города была небольшая - около 1 - 1,5 тыс. человек. Выделялись лишь крупные центры, со временем превратившиеся в самостоятельные княжения. К ним исследователи относят около 30 городов с населением 5- 10 тыс. человек. В Новгороде середины XIII в. насчитывалось 30- 35 тыс. человек, в Киеве - более 40 тыс. Это была большая цифра - Киев превосходил по численности населения большинство европейских столиц. Иностранные путешественники, побывавшие в начале XI в. в Киеве, писали о 8 рынках и 400 церквах города.

К городам тянулись пригороды. Они находились в зависимом положении от старейших городов и должны были подчиняться решениям их вече.

Основными занятиями большинства горожан являлись ремесло и торговля. Уровень ремесленного развития Древней Руси был чрезвычайно высок. Историки и археологи насчитывают более 150 изделий, выпускаемых только русскими кузнецами.

Характерная черта русского города - его тесная связь с сельской местностью. Жители городов занимались торговлей и ремеслом, имели подсобное хозяйство, промышляли охотой, рыболовством и даже бортничеством. За городскими стенами находились сады и огороды, поля и пастбища, на которых горожане пасли свой скот. Часть продуктов питания и сырья, необходимого для ремесленного производства, закупалась в близлежащих селах и деревнях.

Археологические раскопки показали, что в русском городе преобладала усадебно-дворовая застройка (отсюда - меньшая плотность и численность населения в сравнении с западноевропейским городом). При этом дома горожан были просторнее крестьянских изб. Богаче и разнообразнее была и утварь. Находки в Новгороде

позволили историкам утверждать, что предметы декоративно-прикладного искусства, вызывающие сегодня удивление специалистов, даже для простых новгородцев были вещами доступными и привычными. Высоким был и уровень грамотности - свидетельство культурного развития городов Древней Руси.

Конечно, древнерусские города отличались от западноевропейских. Но различия эти еще не были настолько существенными, чтобы говорить о принципиально ином пути развития городов Киевской Руси. По интенсивности хозяйственной жизни, по численности населения они мало в чем уступали европейским городам. Город и на востоке Европы выступал носителем нового. Это связано с особенностями городской жизни, ее укладом, средоточием материальных и духовных ценностей, наконец, с большими возможностями города - политического центра земли-волости - влиять на события.

В города под защиту княжеской власти стекались люди, разные по общественному положению и этнической принадлежности. Здесь усваивались, перерабатывались и осмысливались разнородные культурные традиции, что в сочетании с местными особенностями придавало Древней Руси неповторимое своеобразие.

Княжеская власть была центральным элементом в государстве. Глава Древнерусского государства - киевский князь - выступал высшим судьей и законодателем, управителем и защитником земли. В его ведении находилась внешняя и внутренняя политика. Князь должен был "судити суд истинен и нелицемерен", защищать "обидимого от руки обидящего". Таким образом, на княжескую власть возлагалась защита интересов общества в целом, поддержание своеобразного социального равновесия, позволяющего избежать губительных потрясений, оборона земли.

Киевский князь правил, рассаживая своих сыновей и родственников по землям-волостям. Внутри своей волости такой князь обладал большими правами: он управлял, судил, собирал дани - княжил. В будущем утвердившийся взгляд на объем княжеской власти сделает его суверенным государем, самостоятельным удельным князем. Но в эпоху существования единого Древнерусского государства власть местных князей в наиболее важных частях была ограничена в пользу старшего в роде - князя Киевского.

Власть киевского князя не была абсолютной, он должен был считаться с волеизъявлением свободного населения, которое собиралось на народное собрание - вече. Ни один закон не определял компетенцию веча; оно действовало, исходя из традиции, которая предполагала участие веча в решении наиболее важных для земли-волости дел. Вече могло приглашать на престол нового князя, обсуждать и решать вопросы войны и мира. Иногда князь обращался к вечу с просьбой о сборе необходимых ему материальных средств. Нередко важные решения принимались совместно - вечем и князем. Подобные случаи русские летописи обозначали не только словом "вече", но и словом "сдумаша". Случалось, что вече не соглашалось с князем, вступало с ним в конфликт и изгоняло из города. При этом следует помнить, что вече - древний институт, прошедший определенные стадии развития: народные собрания древних славян естественно отличались от случаев, когда вече "сдумаша" со своим князем. В Древней Руси князь нередко участвовал и даже руководил вечем. Но руководить - не значит господствовать.

Однако и вече не могло обойтись без князя. В этом заключалась одна из важных особенностей политической организации Древнерусского государства: верховная власть делилась в нем между князем с дружиной, с одной стороны, и вечем - с другой.

Князя и дружинников связывала дружба, которая подкреплялась взаимными личными обязательствами. Князь должен был справедливо распределять то, что он добыл в бою совместно с дружиной. Дружина, в свою очередь, поддерживала и защищала своего князя. Если одна из сторон нарушала условия такого договора, он расторгался. Князь прекращал защищать своего бывшего дружинника и выделять ему часть дани, а тот переставал служить прежнему государю. В практике взаимоотношений князя с боярством встречается открытое недовольство князем: "Пойди, княже, прочь, ты нам еси не надобен!" - и прекращение "ряда" - договора с ним.

Подобная модель, характерная для первого периода существования Древнерусского государства, с возвышением княжеской власти утрачивает прежнюю простоту и патриархальность. В период расцвета Древнерусской державы великий князь - это монарх, окруженный многочисленными дружинниками.

Каждый из князей опирался на свою дружину. Самой многочисленной и сильной была дружина киевского князя, великокняжеская дружина. Дружина делилась на старшую дружину - бояр, которые были ближайшими советниками и помощниками князя: с ними он держат совет, думу, им давал разнообразные ответственные поручения, отправлял по городам посадниками. В состав младшей дружины входили отроки, детские, выполнявшие в походах обязанности воинов и слуг, а в мирное время - мелкие административные поручения.

Дружина помогала князю управлять страной, контролировать торговые пути, взимать дани и налоги, защищать и расширять подвластные территории. Князь был славен своей дружиной. Это положение, сформулированное летописцем, свидетельствовало о том, что киевский князь должен был считаться с мнением дружины и, в первую очередь, с самой влиятельной ее частью - "княжескими мужами", боярством.

Положение боярства менялось. Долгое время дружинники, следуя за Рюриковичами, переходившими с престола на престол, получали положенную им дань, участвовали в дружинных пирах на княжеском дворе и т. д. В XIII в. рядом с княжескими селами появляются и села боярские. "Княжеские мужи" "садятся" на землю. Это привело к принципиальному изменению способа существования элиты: доля доходов, получаемых от эксплуатации холопов и зависимых земледельцев, стала возрастать, тесня иные источники дохода.

Появление наследственных феодов-вотчин привело к изменению социальных интересов боярства. Они неразрывно связываются с крупной земельной собственностью и с местным князем, радеющим о процветании своей земли-волости. В XI-XII вв. наряду с княжеским и боярским землевладением возникает и церковное землевладение, получает распространение практика земельных пожалований и вкладов на помин души.

В "Русской правде" княжеское хозяйство предстает уже достаточно сформировавшимся. Это обширный хозяйственный комплекс, куда входят поля, луга с сенокосами, леса, огороды, сады, бортные и охотничьи угодья. В центре хозяйства находится княж двор с жилыми и хозяйственными постройками, с многочисленной челядью. Но господский двор - не только место проживания владельца, но и центр управления зависимым населением. Здесь живут слуги, исполнители княжеской воли - огнищане, тиуны, ключники и др.

В княжеских, боярских и монастырских селах и деревнях проживало зависимое население. В этой роли выступали прежде всего холопы. Ими становились вольные люди, утратившие по каким-либо обстоятельствам статус свободного человека.

Холопы относились к низам русского общества. Штраф, который налагала "Русская правда" за убийство раба, равнялся 5 гривнам, жизнь свободного человека оценивалась в 80 гривен. Однако холопство в Древней Руси, в отличие от классического рабства, было смягчено христианством. Убийство холопа осуждаюсь церковью. Постепенно появляются и другие виды зависимости, которые, при сохранении части имущественных и личных прав, предполагали работу зависимого человека на господина. Так появились рядовичи: они принуждены были заключать ряд - договор с землевладельцем. Закупы брали у хозяина в долг деньги - купу - и обязаны были отрабатывать проценты. Нарушение или невыполнение обязательств грозило холопством. Наконец, во владениях князей и бояр жили и трудились смерды. Вероятно, так назывались зависимые от землевладельцев крестьяне.

Оценка политического и социально-экономического устройства Древнерусского государства вызывала и вызывает острые споры в исторической науке. Советская историография княжеские и боярские села определяла как феодальные вотчины. При этом признавалось, что степень развития феодализма была еще достаточно низкой. Подобно христианству, проступавшему редкими островками в языческом океане, феодальные вотчины долгое время существовали в окружении свободных общин-миров ("вервь"). Основная фигура Древней Руси - не феодально зависимый, а свободный человек, общинник (по терминологии "Русской правды" - "люди"). Тем не менее важным признавалось не количество, а качество: главный вектор развития - феодализация общественных отношений.

Незрелость феодальных отношений, сочетание и переплетение в общественном строе элементов старого и нового дали основание многим историкам характеризовать древнерусское общество как раннефеодальное, а государственный строй - как раннефеодальную монархию. Впервые наиболее полно это положение сформулировал академик Б.Д. Греков. В советской историографии этот тезис получил общее признание. Продолжают разделять эту оценку и часть современных российских историков.

Однако в исторической литературе существуют и другие точки зрения. И.Я. Фроянов выступил против подобных характеристик государства и общества Древней Руси. Санкт-петербургский историк и его последователи считают, что древнерусское общество не имело четкой формационной принадлежности. Поскольку общество находилось в состоянии разложения родового строя, уместно говорить о своеобразной "многоукладности" - существовании элементов и феодализма, и родового строя, и даже рабовладения. Соответственно историки петербургской школы отказываются от трактовки Древней Руси как раннефеодальной монархии.

В современной историографии эта точка зрения завоевала немало сторонников. Правда, в самом подходе к проблеме несколько изменены акценты. Анализируя и сравнивая древнерусское общество X-XII вв. с западноевропейским, отдельные историки считают, что вообще говорить о феодализме применительно к Руси следует с очень серьезными оговорками. Они сомневаются в тождественности общественных отношений и отношений собственности в Древней Руси тому, что определяется в литературе как классический западноевропейский феодализм.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >