ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ НАЧАЛЬНОГО ЭТАПА НОВОГО ВРЕМЕНИ (XVI—XVII ВЕКОВ)

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ТЕОРИИ ПЕРИОДА БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ГОЛЛАНДИИ

Первая буржуазная революция произошла в Нидерландах — в самой развитой для того времени стране (республике семи провинций и нескольких областей)1.

Начало буржуазной революции совпало с победой Голландии в освободительной войне против феодальной Испании (1565—1609 гг.). После этого открылись возможности для бурного развития капитализма в Нидерландах. Новый общественный уклад обусловил развитие передовых идей, которые обосновывали его легитимность. Их доктринальной основой выступала теория естественного права.

Политико-правовая доктрина Гуго Гроция

Голландский правовед Гуго Гроций (1583—1645) является одним из создателей повой рационалистической философии права и государства, основанной на теории естественного права. Он сформулировал ее в трактате «О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право пародов, а также принципы публичного права» (1625 г.). Труд был написан Гро- цием в эмиграции (во Франции), куда ученый был вынужден бежать, спасаясь от преследования враждебной религиозной секты. В 1627 г. трактат по распоряжению папы римского был внесен в перечень запрещенных книг.

Учение о праве. По мнению Гроция, учение о естественном праве составляет «естественную, неизменную часть юриспруденции» как науки. Мировоззренческая основа его правовой доктрины опирается на тезис о том, что все люди от рождения равны и наделены природой естественными страстями, стремлениями, разумом. Основываясь на этом положении, Гроций вводит в научный оборот новое понимание права: право есть совокупность предписаний человеческого разума, без которых невозможно существование самого индивида.

Потребность в праве обусловлена природой человека: внутренне присущим каждому индивиду стремлением к спокойному общению с себе подобными; способностью человека руководствоваться в этом общении разумом. Однако присущая каждой личности склонность к совместной жизни, природная общительность людей нуждаются в социальных регуляторах, которые опосредуют подобное взаимодействие. Такими регуляторами выступают предписания естественного права, представляющие собой требования человеческого разума. В этом смысле право рассматривалось как набор правомочий индивида, закрепленных в социальных нормах. Среди них целый ряд предписаний естественного права: «как воздержание от чужого имущества, так и возвращение полученной чужой вещи, и возмещение извлеченной из нее выгоды, обязанность соблюдения обещаний, возмещение ущерба, причиненного по нашей вине, а также воздаяние людям заслуженного наказания».

Согласно Гроцию, в условиях бурного развития рыночных отношений именно право призвано быть мерилом справедливости. Будучи разумным существом, человек оценивает поступки людей на основе их соответствия или несоответствия целям совместного общения. По мнению Гроция, «общество преследует ту цель, чтобы пользование своим достоянием было обеспечено каждому общими силами и с общего согласия»[1]. Поэтому справедливость как условие общежития «целиком состоит в воздержании от посягательств на чужое достояние». Следовательно, право рассматривалось как нравственное свойство, присущее индивиду. По природе своей индивид обладает только справедливыми притязаниями на вещи и действия, в соответствии с которыми он поступает законно, сообразно началам естественного права.

В зависимости от источника происхождения мыслитель выделяет два вида права:

  • 1) право естественное, источником которого является «сама природа человека»;
  • 2) право волеустановленное, источником которого выступает воля субъекта.

По субъекту — носителю воли Гроций подразделяет волеустановленное право на:

  • 1) право божественное, основанное на «свободной воле Бога, повиноваться которой беспрекословно повелевает нам наш разум»;
  • 2) право человеческое.

Человеческое право также неоднородно, оно включает:

  • 1) право народов, т.е. нормы, приобретшие «обязательную силу волею всех народов или многих из них»;
  • 2) внутригосударственное право, т.е. предписания органов публичной власти.

Признавая существование божественного права, Гроций утверждал верховенство естественного права. По этому поводу он замечал: «Естественное же право столь незыблемо, что не может быть изменено даже самим богом... Подобно тому, как бог не может сделать, чтобы дважды два не равнялось четырем, так точно он не может зло по внутреннему смыслу обратить в добро»[2]. Исходя из этого естественному праву должно соответствовать не только человеческое, но и божественное волеустанов- ленное право.

Различная природа предписаний естественного права и иных правовых установлений позволяет Гроцию развести понятия «закон» и «право».

Понятие «право» имеет следующие отличия от понятия «закон»:

  • • источником права выступает человеческий разум, естественные права, а природа закона коренится в воле, а потому причисляется Гроцием к волеустановленному праву;
  • • в основе права лежит справедливость, в то время как закон держится на силе.

Следовательно, Гроций использует два понимания закона:

  • 1) в узком понимании закон есть волеустановленное право, идущее от гражданской власти;
  • 2) в широком смысле под законом понимаются правила нравственных поступков.

Однако даже в широком смысле Гроций не отождествляет закон и право, поскольку они имеют различные источники происхождения, не совпадают и по содержанию.

Закон и право различаются по механизму реализации правовых предписаний. Это выводит Гроция на проблему соотношения

силы и права. Данная тема была чрезвычайно актуальна в период написания трактата, поскольку в это время шла Тридцатилетняя война (1618—1648 гг.). В обоснование своей позиции мыслитель исходил из того, что право есть внутреннее свойство индивида, которое опирается на стремление человека к справедливости. По мнению Гроция, соблюдение справедливости сообщает совести спокойствие, а несправедливые поступки причиняют терзания и муки. Хотя человек, как существо разумное, обладает только справедливыми притязаниями, иногда его поступки не согласуются со стремлением к общежитию. В этом случае люди принуждаются силой к соблюдению справедливости. Это делается с помощью законов, которые выступают средством осуществления нрава. Следовательно, Гроций не отрицал роль силы в обеспечении права: «Право не получает своего внешнего осуществления, если оно лишено силы для проведения в жизнь». Такой силой является государство.

Общие проблемы права, иравообразования, его источников, механизма реализации правовых норм Гроций переносит на анализ отношений между государствами. Принципы равенства, сотрудничества и взаимопомощи должны составлять, по мнению ученого, основы нового мирового порядка. Он считается одним из создателей основополагающих принципов международного права. Как полагал Гроций, в основе международных отношений должны лежать справедливость и соображения пользы всех государств. Эти принципы закрепляются и внешне выражаются в нормах права (право народов), которые создаются соглашениями между государствами. Право народов не должно противоречить естественному нраву. Он допускал, что решение определенных вопросов в отношениях между государствами возможно не на основе права народов, а с помощью силы, т.е. войн.

Опираясь на принципы справедливости, он различал войны грабительскиеу захватнические, которые он осуждал и за которые, как он считал, инициаторы должны нести международно-правовую ответственность, и войны справедливые, оборонительные, которые он одобрял.

Однако начавшаяся война должна вестись по определенным правилам, которые бы минимизировали страдания мирного населения. Среди таких принципов Гроций выделял:

  • • гуманное обращение с пленными;
  • • следование нормам естественного права, воспрещающим истребление мирного населения (стариков, женщин, детей), напрасное уничтожение имущества воюющих сторон;
  • • стремление к скорейшему заключению мира;
  • • неукоснительное соблюдение международных договоров и т.д.

Учение о государстве. Основываясь на теории естественного права, Гроций одним из первых стал развивать договорную теорию возникновения государства. Он отрицал Божественный Промысел в создании государства, полагая, что «первоначально люди объединились в государство не по божественному повелению, но добровольно, убедившись на опыте в бессилии отдельных рассеянных семейств против насилия, откуда ведет свое происхождение гражданская власть»[3].

Источником, побудившим людей к созданию государства, являлось их стремление к общению, которое направлялось разумом человека. Существовавшее до государства «естественное состояние» общества, при котором взаимодействия между людьми были примитивными, заметно усложняется с появлением частной собственности, возрастающего многообразия интересов.

В основе государства как общественного договора лежат отношения господства и подчинения, которые складываются между монархом и подданными. Сущность государства Гроций видел в том, что это «совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы»[4].

Государство определяется Гроцием не только с точки зрения его социального назначения — реализации общезначимых потребностей, но и как особая форма организации публичной власти, способная их осуществить. Специфика данной формы гражданской власти в суверенитете. Суверенитет государства выражается в ряде признаков:

  • • исключительное право на издание законов;
  • • осуществление правосудия;
  • • назначение должностных лиц;
  • • взимание налогов;
  • • право на заключение международных договоров, решение вопросов войны и мира.

Следовательно, государство заключает договор между народом и носителем государственного суверенитета. Гроций, с одной стороны, признавал законной любую форму правления, в которой источником власти выступал общественный договор. По этой причине носителями суверенитета могут выступать монарх, группа лиц (аристократия), собрание лиц, уполномоченных и избранных народом (республика), или сочетание выборных и назначенных лиц. С другой стороны, народ, избравший определенную форму правления, должен повиноваться правителям и без их согласия не может изменить данную форму правления.

Позднее Гроций заметно расширил полномочия подданных, включая их право на вооруженное сопротивление насилию:

  • • народ вправе изменить форму правления, если такое правомочие указано в общественном договоре или если договор расторгнут самим правителем;
  • • при чрезвычайных обстоятельствах народ также имеет право изменить систему правления. Такими обстоятельствами, по Гроцию, могут быть случаи «крайней необходимости», когда правитель, «проникнутый враждебным духом, замышляет гибель всего народа» или «ради благополучия одного народа... задумал гибель другого, чтобы устроить там колонии»1.

Последним тезисом он обосновывал правомерность освободительной войны Голландии против испанского короля.

Несмотря на весь рационализм политико-правового учения Гроция, оно носит достаточно умозрительный характер, что проявляется в обильном цитировании работ известных мыслителей в противовес анализу реальных фактов и событий. По этой причине многие практически значимые вопросы о пределах вмешательства государства в жизнь индивида и общества, о соотношении источника и носителя государственного суверенитета, о наиболее эффективной форме правления остаются без ответа. Однако это не умаляет очевидных достоинств оригинальной политико-правовой доктрины Гроция.

  • [1] Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994. С. 46.
  • [2] Гроций Г. О праве войны и мира. С. 47.
  • [3] Гроций Г. О праве войны и мира. С. 45.
  • [4] Там же. С. 47.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >