Политическая доктрина Габриеля Бонно де Мабли

Аббат, французский просветитель и социальный философ Г. Б. де Мабли (1709—1785) родился в дворянской семье и в отличие от Мелье и Морелли не верил в возможность возвращения к принципам золотого века. Однако он полагал, что только коммунистический строй соответствует природе справедливо построенного человеческого общества.

В обосновании коммунистического общества он исходил из теории естественного права, согласно которой государство и право выводятся из природы человека. В трактате «О правах и обязанностях гражданина» (1758 г.) Мабли считал, что человеку присущи, с одной стороны, разум, сострадание, благодарность и соревнование, а с другой — эгоизм. В естественном состоянии человек следует естественным законам как велениям разума. Следствием этого является свобода, равенство, взаимопомощь людей, совместный труд на общее благо, «счастливая общность интересов». Возникновение частной собственности стало причиной всех социальных зол: нищеты, рабства, тирании, нравственных пороков.

В своем трактате «О законодательстве или принципы законов» (1776 г.) Мабли писал, что частная собственность возникла как следствие лености части граждан или злоупотреблений со стороны должностных лиц. В результате общество распалось «на два класса — богатых и бедных». Мабли ставил в прямую зависимость собственность и власть в государстве, считая, что последняя принадлежит в государстве собственникам и направлена против неимущих. «Едва богатства приобретут какой-то вес, богатые пытаются захватить государственную власть... Незаметно для себя государство оказывается во власти деспотизма, а глупость народа навеки закрепляет его порабощение»[1].

Поскольку люди не могут жить в одиночку, им свойственно стремление к объединению. Будучи разумными существами, люди заключают общественный договор — учреждают государство ради общего блага и устанавливают законы, чтобы сдерживать свои страсти. Единственным источником всякой власти является народ, он сохраняет за собой право изменять существующее правление. Если существующее правление тираническое, противоречащее естественным правам человека на безопасность и свободу, то народ вправе изменить его любыми средствами, включая революционные.

Проект коммунистического общества Мабли не оставался неизменным. С одной стороны, он восхвалял коммунистические порядки древности и полагал, что отход от них привел к многочисленным несчастьям. С другой стороны, будучи рационалистом, Мабли понимал, что общность имущества идеальна для человечества, но неосуществима не только из-за «испорченности» людей, по еще более из-за деления общества на противоположные классы и отсутствия сил, способных взять на себя осуществление коммунистического идеала. Мабли видел, что внутри третьего сословия происходит борьба социальных групп: «Кто не видит, что наши общества разделены на различные классы людей, которые по причине существования у них земельной собственности, по причине жадности и тщеславия имеют интересы, не скажу разные, но противоречивые?»[2].

По этой причине в трактате «О законодательстве» Мабли предлагает мероприятия, носящие эгалитаристский характер (в этом проявляется влияние Ж.-Ж. Руссо), способные по возможности приблизить общество к утерянному раю золотого коммунистического века: в первую очередь законы, уничтожающие жадность, или по крайней мере предотвращающие часть тех зол, которые возникают по причине частной собственности, которую уничтожить нельзя. Он обращается к законодателям: «Устройте свои законы так, чтобы я довольствовался умеренным состоянием. Покажите мне, что богатства бесполезны... Они должны распространяться на все: на мебель, жилища, стол, слуг, одежду; если вы что-нибудь оставите без внимания, вы откроете путь для злоупотреблений, которые распространятся на все. Чем суровее будут законы, гем менее опасным будет неравенство имуществ»[3].

Посредством этих законов государство должно способствовать установлению простых потребностей и нравов. Первый среди законов — закон против роскоши. Второй закон — запрет торговли, отмена денег, отказ государства от покровительства купечеству, поскольку присущий коммерции дух алчности противоречит добродетельному поведению. Третий закон о порядке наследования, согласно которому имущество завещателя должно равномерно распределяться между членами его семьи, а лучше вообще дробиться или даже переходить в руки неимущих. «Пусть богачи приучатся смотреть на неимущих, как на своих сыновей, братьей и наследников». Четвертый закон устанавливает пределы владений отдельных граждан. Не следует разрешать «владеть землей сверх определенного количества»[4].

По форме правления государство Мабли — республика, верховным носителем власти в ней является народ. Его суверенитет выражается, прежде всего, в том, что только он является верховным законодателем. Народ избирает правительство, которое неукоснительно исполняет мудрые законы. Государство с помощью законов, должностных лиц и жестоких наказаний детально регулирует все стороны жизни, стремясь обеспечить всеобщее равенство при сохранении ограниченной частной собственности.

Проблемы государства и права в доктрине Гракха Бабефа

Наиболее детально концепция «государственного коммунизма» была изложена Г. Бабефом (1760—1797) и его единомышленниками в программе тайного общества «Заговор во имя равенства».

Бабеф родился в Пикардии на севере Франции в бедной семье. Рано познал бедность и лишения, работал поденщиком, а затем помощником землемера.

Во время Французской революции он принял имя Гракх. Первоначально он одобрил свержение якобинской диктатуры 9 термидора (27 июля) 1794 г. и установление термидорианской республики. Однако термидорианский Конвент (законодательное собрание) и Директория (исполнительная власть) отменили законы, ограничивающие рост цен на товары первой необходимости и размер зарплаты, что резко ухудшило положение народных масс. Осознав свою ошибку, Бабеф и его единомышленники (бабувисты) в 1796 г. создали «Тайную директорию общественного спасения» — нелегальную революционную организацию с целью свержения термидорианской Директории и установления подлинного равенства, а также продолжения революции. По доносу предателя Бабеф был арестован и приговорен к смертной казни.

Опираясь на доктрину естественного права, Бабеф не призывал к идеализации первобытного коммунистического строя и тем более не к его восстановлению. Он различал естественное состояние первобытных людей и тот коммунистический строй, который в действительности соответствует разумной природе человека. Естественный строй первобытных людей — это общество несовершенное и случайное, а коммунистическое общество — это продукт человеческого разума, его опыта, размышлений, оно соответствует естественному праву. По мнению Бабефа, борьба за естественное право людей на полное равенство пронизывает всю предшествующую историю человечества. С его точки зрения, французская революция XVIII в. должна стать последним эпизодом этой вечной борьбы и принести победу бедным и угнетенным. Однако поскольку революция не доведена до конца вследствие гибели Робеспьера, то необходимо ее продолжить вплоть до торжества естественного права.

Для создания общества «свободы, равенства и всеобщего счастья» необходима революция. Сторонники Бабефа в документе «Акт о восстании» детально расписывают ход ее проведения. Прежде всего, народные массы должны овладеть всеми правительственными учреждениями, подавить всякое возможное сопротивление сторонников тирании и для этого обезоружить и арестовать их, в том числе членов обеих палат Конвента — Совета старейшин и Совета пятисот и Директории, «являющихся узурпаторами народной власти». Бабувисты предполагали начать восстание в Париже, откуда революционное движение «легко сообщилось бы демократическим элементам во всей республике». В день восстания должен был быть учрежден Национальный конвент, состоящий из революционеров.

Для облегчения положения трудящихся им должны быть немедленно предоставлены различные преимущества: бесплатная раздача хлеба, обеспечение народа продовольствием, вселение неимущих в дома врагов революции, безвозмездное возвращение народу заложенных в ломбарде вещей и т.п. По мнению Ф. Буонарроти, сподвижника Бабефа, «существовало убеждение, что пыл пролетариев, единственной подлинной опоры равенства, возрастет вдвое, когда они с самого начала восстания увидят осуществление множество раз откладывающихся мероприятий, которые должны облегчить их участь».

Наконец, устанавливается революционная диктатура Национального конвента, являющегося временным правительством на переходный период. Оно, однако, не вводит в действие якобинскую Конституцию 1793 г., поскольку в ней содержались положения о частной собственности как естественном праве человека: бабувисты стремились к уничтожению частной собственности и всяких различий между людьми.

После захвата власти начинается созидание коммунистического общества, черты которого были сформулированы в проекте «Декрета об управлении».

  • 1. Провозглашается принцип всеобщности и обязательности труда. Все лица, не занятые полезным трудом, объявляются «иностранцами». Они не пользуются политическими правами; под страхом смертной казни им будет запрещено иметь оружие; революционное правительство может отправлять «иностранцев» в места исправительного труда.
  • 2. Экономическая жизнь должна быть основана на принципе общности имущества и искоренения частной собственности. Осуществляется национализация всего имущества в республике, собственником которого должна стать Большая национальная община. Ей передается имущество национальное, общинное, конфискованное у врагов революции. Собственность общины постоянно возрастает за счет имущества вступающих в нее граждан. Национальная община является наследником всех собственников. В общину принимаются все желающие, в нее зачисляется молодежь. Национальная община организуется как форма единого, в масштабах страны, централизованного и регулируемого государством народного хозяйства. «Богачи, не желающие отказаться от своего избытка в пользу неимущих, являются врагами народа».
  • 3. Особый закон предусматривал меры, ускоряющие процесс упразднения частной собственности. Среди них упразднение права наследования; отмена денег; взимание налогов натурой, причем общий размер налогов ежегодно увеличивается вдвое, а их сумма распределяется в прогрессивном порядке; запрет частной торговли с другими народами и т.д. Эти меры в совокупности с политическими ограничениями богачей должны «сделать золото более обременительным, нежели песок и камни».
  • 4. Всеобщее вооружение народа. Все, кто занят полезным трудом, получат оружие и будут участвовать в народных собраниях.
  • 5. Прямое народоправие. При общности имущества «искусство регулирования общественных дел настолько упростится, что скоро станет доступным для всех». В связи с этим сократится число должностных лиц, которые теперь будут заняты полезным сельскохозяйственным или ремесленным трудом. Центром политической жизни будут народные собрания, на которых станут приниматься наиболее важные законы.

В идеальной республике Бабефа идея равенства приобретает черты грубой уравнительности и примитивизма, отражающие низкий уровень общественного сознания зарождавшегося пролетариата. Полное равенство, как и у Морелли, предусмотрено даже в мелочах, вплоть до одинаковых костюмов и одинаково прилично меблированной квартиры, «чтобы так называемое изящество мебели и одежды уступило место деревенской простоте»; предполагалось пресекать «манию выставления напоказ своего остроумия и фабрикования книг».

Производство, потребление, воспитание и обучение, общественная и личная жизнь граждан будущего общества должны были, по их мнению, тотально регламентироваться при помощи права и государства. Враждебность бабувистов к частной собственности доводила до отрицания ими достижений культуры и цивилизации, а требования материального равенства — до уравнения потребностей и талантов. По мнению бабувистов, всем гражданам должен быть обеспечен «одинаковый и честный средний достаток», «умеренный и скромный достаток». «Граждане будут хорошо питаться, хорошо одеваться, усиленно развлекаться при отсутствии всякого неравенства, всякой роскоши»[5]. Не будет ни столицы, ни больших городов, все дома и мастерские будут построены по одинаковым планам.

В государстве устанавливается полное единомыслие, поскольку ученость питает тщеславие и толкает на пагубные действия, направленные против прав простых и менее образованных людей. «Превосходство талантов и предприимчивости, — писал Бабеф, — является лишь химерой и благовидным обманом, который всегда служил заговорщикам в их кознях против равенства и счастья людей...»[6]. Подрастающее поколение должно воспитываться в строжайшей строгости и умеренности. Будет запрещено все, что не может быть предоставлено каждому. В республике существует одна религия — религия равенства, основанная на догмате бессмертия души.

Контрольные задания

  • 1. Специфика французской политико-правовой идеологии.
  • 2. Политическая доктрина Вольтера.
  • 3. Доктрина Ш. Л. Монтескье. Положения, вошедшие в практику функционирования современных государств.
  • 4. Политическая доктрина французских материалистов. Различия воззрений Д. Дидро, П. Гольбаха, К. Гельвеция.
  • 5. Историцизм Ж.-Ж. Руссо: новая интерпретация государства и права.
  • 6. Утопический коммунизм: различия политических моделей Ж. Мелье, Э.-Г. Морелли, Г. Б. дс Мабли и Г. Бабефа.

  • [1] Мабли Г. Б. де. О правах и обязанностях гражданина // Мабли Г. Б. де. Избр.произв. М., 1950. С. 79.
  • [2] Мабли Г. В. де. О правах и обязанностях гражданина. С. 79.
  • [3] Там же. С. 90.
  • [4] Мабли Г. Б. де. О правах и обязанностях гражданина. С. 129.
  • [5] Буонаротти Ф. Заговор во имя равенства. М., 1963. Т. 2. С. 124.
  • [6] Там же. С. 254.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >