КОНСЕРВАТИВНЫЕ И ТРАДИЦИОННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Консервативная парадигма: лучшее не есть продукт «ограниченного человеческого разума»

Консервативная парадигма как общий комплекс принципов, установок, ценностей, ориентаций, которые определяют содержание и направление общественного сознания и поведения, формулирует свое понимание истории, свое видение человека, свое представление о прогрессе, свободе, общественном устройстве и задачах государства и права. Смысл консервативной парадигмы сводится к тому, что лучшее не есть продукт «ограниченного человеческого разума».

Термин «консерватизм» ввел в широкое употребление французский мыслитель Франсуа де Шатобриан (1768—1848), основавший в 1815 г. журнал «Консерватор». Однако понятие «консерватизм» оказалось многозначным и сущностно оспариваемым на протяжении исторической эволюции общества. В обыденном сознании термин «консерватор» понимается часто как «противник изменений». Консерватором (от лат. conservare — охранять) называют человека, чьи взгляды можно выразить формулой «старые добрые времена». Однако смысл «охранительства» предполагает иное: изменения должны быть всегда подчинены задаче сохранения лучшего. Как тип сознания, как система воззрений в отношении окружающего мира, как набор политико-идеологических ориентаций и установок личности консерватизм прямо противоположен либерализму. Он возник как критика идеалов и целей философии Просвещения, которая, по мнению консервативных мыслителей, внесла путаницу в умы людей и смуту в общество, нарушив естественное, органичное развитие стран и народов. В основе консерватизма лежит приверженность традиционным ценностям и нормам.

История консерватизма начинается со времен Французской революции (1789—1794 гг.), бросившей вызов основам старого порядка, всем традиционным силам, всем формам господства аристократии. Именно с этого времени берут свое начало две классические традиции консерватизма:

  • 1) англосаксонская восходящая к идеям английского мыслителя Э. Берка;
  • 2) евроконтиненталъная основанная на работах французских мыслителей Ж.-М. де Местра и Л. де Бональда.

Если в англосаксонских странах в основном утвердился «берковский» вариант консерватизма, то в континентальной Европе развивался своеобразный синтез идей, ценностей и установок обеих традиций, которые в конкретных странах приобретали специфические национально-культурные формы.

Классический консерватизм (в лице Э. Берка, Ж.-М. де Местра, Л. де Бональда) видел идеальный и справедливый порядок в реликтах европейского феодализма. Неоконсерваторы консервативные радикалы XX в., для которых такие реликты давно стали достоянием истории, ищут лучшее гораздо дальше — в мифологии и истоках религии.

Общим для классиков консерватизма и их современных последователей является представление о том, что «лучшее не есть продукт ограниченного человеческого ума».

1. Консерваторы негативно воспринимали общественные перемены и отрицательно относились к идеям прогресса и революции. Консерваторы не испытывали энтузиазма в отношении прогресса: смена основных ориентиров, состоявшая в том, что материальные ценности капитализма вытеснили духовный поиск, составлявший смысл прошедших эпох, казалась консерваторам проявлением общего упадка человечества.

Русский консервативный мыслитель XIX в. К. Н. Леонтьев как-то заметил: «А жизнь, видимо, пошлеет от прогресса». По мнению Э. Берка, гибель «принятого феодального рыцарского духа верности» означает переход к логике насилия и эгоизма, а современная теория демократии является «варварской философией, которая могла родиться только в холодных сердцах и порочных умах». Отказ от традиционных норм и соответствующих им внутренних ценностей — это больше, чем угроза обществу, это удар в самую сердцевину человеческой личности, отличающую человека от «разумного животного». Согласно Берку, «мы — люди, обладающие естественными чувствами, и, вместо того чтобы отбросить все наши старые предрассудки или стыдиться их, мы их нежно любим именно потому, что они предрассудки; и чем они старше и чем шире их влияние, тем больше наша привязанность».

Напротив, либералы были убеждены в том, что возможности человека неограниченны: его разуму по силам открыть все законы бытия, а воле, просвещенной разумом, — перестроить жизнь на новых правильных основаниях. Они выдвинули идею прогресса: сегодня лучше, чем вчера, а завтра обязательно будет лучше, чем сегодня. Прошлое виделось им не как драгоценное наследство, а как препятствие, подлежащее устранению. Буржуазная революция во Франции стала попыткой воплотить эту доктрину на практике и создать «светлое царство Разума».

  • 2. Консерваторы представляли общество не как механическую совокупность отдельных личностей (преследующих свои эгоистические интересы и договаривающихся о правилах игры, создающих для их обеспечения социальные институты), а как органическую и целостную систему, в основе которой лежит идея некоего высшего жизненного начала всего реального мира. Общество, на их взгляд, подобно дереву, коренящемуся в почве, в прошлом, в предании, в природе человеческого сознания. Такое «органическое» понимание общества предполагает очень серьезное отношение к его совокупному опыту — мифологии, традиции, коллективной мудрости поколений. Человек в силу ограниченности своего разума не может до конца понять подобный опыт, но это совсем и не требуется: если опыт работает, то достаточно того, что он есть. По этой причине человек не вправе безумно браться за переустройство мира, поскольку тем самым рискует разрушить заключенное в этом мире жизненное начало.
  • 3. Для консерваторов история человечества есть проявление некоего высшего начала, которое невозможно объяснить рациональными доводами. Общество как набор институтов, норм, моральных убеждений, традиций, обычаев, восходящих своими корнями глубоко в историю, должно быть подчинено этому высшему началу. «Ибо, — полагал Э. Берк, — основываясь на принадлежащей нам сегодня религиозной системе, мы живем и действуем в русле дошедшего до наших дней древнего человеческого сознания... Это сознание, подобно архитектору, не только замыслило государство как священную надстройку, но оно... предохраняет его структуру от порчи и разрушения, оно создает священный храм, очищенный от фальши, насилия, несправедливости и тирании».
  • 4. Консерватизм не является классово ориентированным мировоззрением. Если либерализм и социализм возникали как классовые идейно-политические течения, выражавшие интересы соответственно буржуазии и пролетариата, то консерватизм отражал идеалы, установки, ориентации, ценностные нормы тех классов и социальных групп, положению которых угрожают объективные тенденции общественного прогресса. Среди них были как привилегированные социальные группы, испытывающие давление демократических сил и наиболее динамичных сегментов имущих слоев населения, гак и средние и мелкие предприниматели, лавочники, фермеры, ремесленники, простые обыватели, испытывающие страх перед будущим, несущим с собой неопределенность и зачастую реальное ухудшение социального статуса. По этой причине консерватизм не связан жестко с определенным классом, а представляет определенный тип сознания, утвердившийся и общепринятый в обществе набор ценностей, обусловливающих образ мыслей и поведение широких слоев населения. Сюда же относятся и формы адаптации различных групп населения к традиционным нормам и социальным институтам.
  • 5. Но мнению консерваторов, оптимальное общественное устройство иерархично. Ведь способности людей к служению не равны, не одинаковы прилагаемые ими усилия и, как следствие, не равны их права, обязанности и имущественное положение. Практическим воплощением такого принципа является разделение людей на социальные категории — касты или сословия. Обычно это ступени, присутствовавшие в средневековой европейской системе трех сословий: 1) духовенство (люди знания, хранители мудрости); 2) дворянство (воины, стражи социального порядка); 3) трудящиеся (первоначально крестьяне, затем торговцы, мелкие и крупные собственники, производителя материальных благ). Чем выше тип человека, чем больше его способности, чем строже его требования к себе и представления о долге, тем выше его общественный ранг.

Смысл свободы в понимании консерваторов сводился к формуле: «Тому, кто не имеет господина в себе, полезно иметь его вовне». Иначе говоря, человек свободен ровно в той мере, в какой он способен отвечать за себя. Такая способность не может быть дарована обществом как набор гражданских прав, она есть продукт внутреннего развития души и самосовершенствования личности, обретение через испытание. Единственный путь полноценного человеческого существования и единственная свобода, достойная того, чтобы быть и чтобы к ней стремиться, — это внутреннее напряжение воли и духа. «Господином вовне», компенсирующим человеческую слабость, неспособность к добровольному подчинению тому, что заведомо выше и лучше нас, являются авторитету власть, принуждение. Индивид обретает смысл существования, лишь подчиняясь государству, Церкви, Богу.

Толкование свободы консерваторы осуществляют через средневековый рыцарский принцип «свобода в служении». Служение при этом понимается как оптимальная формула отношений человека и внешнего мира. Социальные институты являются каналами реализации потребности человека в служении. Они же выступают ограничителями, препятствующими ему уклоняться от данного служения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >