Теория плюралистической демократии Мориса Ориу

Неолибералы иначе стали трактовать демократию. Либеральная демократия, признающая личность в качестве главного источника власти, приоритет ее прав над правами государства, невмешательство государства в дела гражданского общества, уступила место теории плюралистической демократии. Это стало отражением растущего понимания того, что только заинтересованные группы могут выступать реальными творцами политики, а демократия стала пониматься как способ сотрудничества и достижения баланса, равновесия интересов групп, противостоящих росту влияния государства.

Французский правовед, декан факультета права Тулузского университета М. Ориу (1856—1929) был родоначальником институционализма, который считается неолиберальной версией теории плюралистической демократии. Согласно Ориу, политика не является взаимоотношением государства и личности, а представляет собой сложный процесс со множеством участников. Для выражения и представительства интересов общества и отдельных групп индивиды создают социальные институты. Это позволило ему рассматривать общество как совокупность большого числа институтов. Социальные механизмы, — писал Ориу, — «представляют собой организации, или институты, включающие в себя людей, а также идею, идеал, принцип, которые служат своего рода горнилом, извлекающим энергию этих индивидов»[1]. Если первоначально тот или иной круг лиц, объединившись для совместных действий, образует организацию, то она предстает уже институтом с момента, когда входящие в круг индивиды проникаются сознанием своего единства.

Отличительным признаком института Ориу считал именно направляющую идею. Социальные институты, по его мнению, это «определенная идея, осуществляемая в конкретной социальной среде»[2], причем осуществляемая правовыми средствами. Так, государство, подчеркивал Ориу, реализует идеи покровительства гражданского общества нации, защиты частной собственности как сферы свободы индивидов. Напротив, институты гражданского общества основаны на идеях: коммерческое предприятие — на идее прибыльной спекуляции, а госпиталь — на идее сострадания.

Ориу выделял два типа институтов: корпоративные (торговые общества, ассоциации, государство, профсоюзы, церковь) и вещные (правовые нормы). Оба типа представляют собой своеобразные идеальные модели социальных отношений. Различие между ними усматривалось в том, что первые интегрированы в социальные коллективы, тогда как вторые не имеют собственной организации и могут применяться в рамках любых объединений.

Однако общим для конституирования социального института является наличие двух элементов:

  • 1) коллективных представлений, верований, общей идеи;
  • 2) структур (организаций), необходимых для реализации общей идеи дела или предприятия.

Рассматривая социальные институты в качестве механизмов поддержания рыночной экономики в состоянии динамического равновесия, Ориу уделяет главное внимание корпоративным институтам. Он отмечает в их деятельности регулятивную и ориентационную функции, которые осуществляются посредством:

  • • определенной направляющей идеи;
  • • организацией власти;
  • • совокупности норм, регулирующих внутренний распорядок.

«Управление группами людей, осуществляемое посредством создания права и порядка, требует, чтобы те, кто управляет, сами могли творить право», — указывал Ориу. В условиях конкуренции интересов социальных групп, представляемых социальными институтами, необходимо было гарантировать свободу предпринимательства как от чрезмерного государственного вмешательства, так и монополистических объединений.

«Для либерального режима важно, — писал Ориу, — чтобы предпринимательство индивидов в экономическом производстве оставалось на первом месте, а предпринимательство социальных групп, в том числе и государства, было отодвинуто на задний план... В динамической концепции социальной жизни это означает, что усилия индивидов являются действием, тогда как усилия групп — противодействием, призванным уравновесить действия индивидов»[3].

Как и другие идеологи неолиберализма, Ориу доказывал необходимость «признать государственное вмешательство, которое является политическим вмешательством в целях поддержания порядка и не будет претендовать на то, чтобы превратить государство в экономическую общность»[4]. Необходимость государственного вмешательства, по мнению Ориу, была продиктована опасностью концентрации в руках частных предпринимателей значительной экономической и политической власти, которую они могут использовать для удовлетворения своих эгоистических устремлений.

Эта задача обусловливает подход к государству как публичной корпорации «социальных услуг», «первой среди равных» наряду с другими институтами. Государство должно обеспечивать достижение социального и экономического равновесия, направлять и контролировать экономическую жизнь общества, оставаясь в то же время общенациональным институтом, т.е. нейтральной посреднической силой. «Государство — это юридическая персонификация нации, приведенной к упорядоченному и уравновешенному режиму».

  • [1] Наипоы М. La theovie institution et dcla formation, essai de vitalisme sociale //Cahievs de la Nonvelle Journee. 1925. № 4. P. 29.
  • [2] Hauriou M. Droit constitutiennel et L’institution politique. Paris, 1968. P. 7.
  • [3] Hauriou М. Droit constitutiennel et L’institution politique. Paris, 1968. P. 9.
  • [4] Ibid. P. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >