ВВЕДЕНИЕ

многогранной деятельности хормейстера и школь- рКного учителя музыки исполнительство занимает —важное место. От того, насколько ярко и убедительно исполнено произведение или его фрагмент, в большой мере зависят успех их педагогической и учебно-воспитательной деятельности, музыкальный авторитет. Однако если в практическом плане ориентация многих дисциплин, изучаемых на музыкальных факультетах педагогических и дирижерско-хоровых отделениях музыкальных вузов, на исполнительство достаточно ясно выражена, то в музыкальной и музыкально-педагогической теории исполнительство до сих пор не утвердило себя как наука, имеющая свои закономерности, свои принципы эстетических обобщений, главное же, как отрасль эстетического мышления, влияющего на практику. Элементарная теория музыки, сольфеджио, гармония, полифония, анализ форм, хороведение и другие теоретические дисциплины, призванные обеспечить полную музыкальную грамотность, сегодня являются единственной теоретической базой воспитания исполнителя, хотя специфика исполнительства состоит не только в постижении музыки, но и в передаче ее слушателям в живом звучании. Отсюда следует, что кроме законов построения музыкального произведения исполнитель должен владеть общими закономерностями своего искусства, и в первую очередь секретами художественного, экспрессивного, архитектонического воздействия специфических исполнительских средств и приемов. Эти закономерности, сведения, правила должна дать наука об исполнительстве. Здесь, используя термин “наука”, мы имеем в виду преимущественно его первоначальный смысл, а именно обозначение системы нормативов, использование которых подчинено главной педагогической задаче — научить музыкально-исполнительской деятельности, хотя в процессе ее решения мы постоянно сталкиваемся с необходимостью познавать закономерности музыки и музыкального исполнительства, в значительной степени приближаясь к деятельности ученого, исследующего музыкальные явления.

На наш взгляд, главной целью теории исполнительства является выявление закономерностей, вытекающих из содержательных и выразительных возможностей музыки, особенностей развития, структуры сочинения и ее толкования, голосоведения, фактуры и других моментов. Дело исполнителя — воспользоваться или не воспользоваться этими знаниями и возможностями, предпочесть то или другое, но желательно, чтобы он был знаком с несколькими приемами использования темпа, динамики, тембра, штрихов, фразировки.

Создавая эту книгу, автор опирался на ведущие теоретические концепции и идеи современной музыкальной науки: о направленности музыки на восприятие, о роли жизненного и музыкального опыта в восприятии музыки, о взаимосвязях и взаимопроникновении различных видов искусств, о средствах музыкальной выразительности, о принципах художественного воздействия, об управлении слушательским восприятием. Использовались нами, естественно, высказывания и статьи известных музыкантов-исполнителей, труды, посвященные анализу их творчества, а также работы, рассматривающие различные виды и аспекты музыкального исполнительства.

С изданием в последнее время трудов, посвященных проблемам музыкальной акустики, восприятия, а следовательно, и воздействия музыки и ее отдельных средств (работы Н. Гарбузова, Е. Назайкинского, В. Медушев- ского, Ю. Рагса, О. Сахалтуевой и других), появилась возможность подвести научный фундамент под целый ряд исполнительских приемов, давно ставших достоянием практики.

Поскольку теоретический фундамент музыкального исполнительства не мог быть создан без привлечения эстетической науки, мы использовали исследования философов и искусствоведов, в которых общие принципы исполнительского творчества рассматриваются в широком философском ракурсе (труды М. Кагана, С. Раппопорта, В. Скатерщикова, Е. Гуренко и других).

Наконец, задачу автора во многом облегчила возможность применения закономерностей, действующих в области художественного слова, сценической речи, пантомимы, театрального искусства. Главной же базой для создания книги была многолетняя практическая дирижерско-исполнительская деятельность в Государственном Московском хоре, учебных хорах музыкального факультета Московского педагогического государственного университета и, конечно, 30-летняя работа в качестве художественного руководителя и дирижера с камерным хором Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана.

Первой попыткой обобщения этого материала являлся лекционный курс “Теория хорового исполнительства”, который с 1975 по 1987 гг. автор читал на дирижерско- хоровом отделении Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, а в настоящее время - на музыкальном факультете Московского педагогического государственного университета. Материал курса послужил основой этой книги.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >