Международные последствия глобальной миграции

Экономические последствия миграции являются наиболее значимыми, "лежащими на поверхности", поскольку они наиболее ощутимы для общества в краткосрочной перспективе. Экономические эффекты приносит, прежде всего, трудовая миграция, которая представляет собой одну из важнейших составляющих глобальных миграционных потоков. Хотя многие из них можно измерить в денежном выражении, что упрощает их оценки, правда, не облегчает сбора информации по ним. Банковская статистика не отражает всех денежных переводов рабочих, не все работодатели платят социальные отчисления за рабочих-мигрантов, не все мигранты заявляют о своих реальных доходах и платят полностью налоги.

По данным Международной организации труда (МОТ), в 2004 г. примерно 185 млн человек, т.е. более 90% всех международных мигрантов, перемещались по миру в поисках работы. Трудовая миграция при разумных масштабах и успешном регулировании имеет двусторонние эффекты. С одной стороны, она способствует экономическому процветанию принимающей стороны, в которой мигранты создают ВВП. С другой стороны, значительных размеров достигают денежные переводы трудовых мигрантов на родину, которые помогают выживать их семьям. По данным Всемирного банка, в 2005 г. объемы денежных переводов мигрантов из-за рубежа на родину оценивались примерно в 1/3 мировых финансовых потоков, превышали масштабы иностранной помощи, а в некоторых случаях они составляют до 1/3 ВНП отдельных стран.

Не следует идеализировать эффекты международной трудовой миграции. В отдающих странах из-за чрезмерного выезда за границу трудоспособного населения возникают необратимые потери демографического потенциала. И наоборот, в принимающих странах чрезмерный поток трудовых мигрантов приводит к демпингу заработной платы, росту межнациональной напряженности, замедлению модернизации производства. Например, современная ситуация в российской строительной отрасли тому весьма наглядное подтверждение. Для того чтобы вырыть котлован и построить дом, строительной компании гораздо выгоднее не покупать новую технику и оборудование, а нанять десятки нелегальных трудовых мигрантов, которые будут копать и строить гораздо дешевле. Им можно заплатить гораздо меньше, уволить в любое время и нанять новых работников.

Главный политический эффект, который несет миграция как для посылающих, так и для принимающих стран, — это возможность реально углубить интеграцию между государствами за счет интеграции их рынков труда (наиболее наглядно этот эффект проявился на примере стран Евросоюза).

Принимающая страна приобретает в лице мигрантов "агентов влияния" на власть стран их происхождения. То есть речь идет о формировании "этнических лобби", которые будут влиять на политику принимающей страны в отношении своего государства.

Кроме того, принимающие мигрантов страны при разумной политике с помощью мигрантов могут заселить и освоить пустующие и требующие хозяйственного освоения земли. Подобный опыт в истории использовали США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Бразилия, Аргентина и другие страны. Следовательно, миграция может помочь частично решить вопросы пополнения численности населения и равномерности заселения территории государства.

Известны примеры, когда присоединение пограничных территорий осуществлялось после постепенного изменения этнического состава населения путем миграции. В качестве примера можно привести Техас, Калифорнию и другие штаты, которые бы.in отторгнуты США у Мексики в XIX в. после изменения там этнического состава населения. Подобные риски существуют для России в приграничных районах с Китаем.

Ряд стран мира столкнулись с проблемой формирования на своей территории замкнутых зон, населенных отдельными этническими группами мигрантов, в которых затруднена интеграция, существуют потенциальные риски для сепаратизма, распространения преступности. В условиях, когда неэффективно работают модели интеграции, мигранты предпочитают селиться компактно. Например, в крупных европейских городах существуют различные этнические кварталы. Турки составляют 7% населения берлинского Кройцберга. В Лондоне в целом около 16% населения составляют иммигранты и этнические меньшинства, во внутреннем Лондоне доля иммигрантов достигает примерно 30%, в определенных районах города превышает 70%. В Великобритании находится Лестер — единственный город в Европе, где белое население составляет меньшинство, всего 47%.

Правовые запреты и неформальные преграды являются препятствием для адаптации мигрантов. Но они также способствуют распространению враждебности в их среде. Рост агрессии определяется и скученностью населения в гетто. Значительны правовые проблемы мигрантов. Они, как правило, лишены правовой защиты, даже если проживают легально, имеют работу и жилье. Такие рабочие чаще всего подвергаются злоупотреблениям со стороны работодателей, которые могут занижать заработную плату, отказываться оплачивать сверхурочные работы, вводить систему штрафов. Возможны и другие проблемы, о которых можно судить по массовым отравлениям иностранных рабочих на стройках Москвы несколько лет назад. Такие мигранты исключительно редко прибегают к юридической помощи в случае подобных нарушений.

Для России показательными примерами формирования обособленных зон компактного расселения мигрантов по этническому признаку являются некоторые рынки в крупных городах. Мигранты из Китая и Вьетнама фактически живут и работают изолированно от внешнего мира, не ощущают потребности в изучении русского языка, познании культуры страны. Конечно, это делает призрачными перспективы их интеграции в российское общество.

Порой подобная этническая локализация мигрантов выливается в рост антимигрантских настроений и ксенофобии, а иногда выражается в открытых конфликтах и противостоянии между мигрантами и местным населением. Не в интересах государства иметь на своей территории такие этнические анклавы. С ними нужно бороться не только методами депортации нелегальных мигрантов, но и методами культурной интеграции этнических меньшинств в общество. Арсенал этих методов включает обязательное изучение языка и культуры принимающей страны, рассеянное расселение мигрантов по территории всей страны, обучение детей мигрантов совместно с местными детьми и т.п.

В условиях глобальной миграции кардинально изменяется этнический состав населения. В первую очередь это касается экономически развитых стран. Наиболее яркий пример — США. Здесь сегодня каждый четвертый американец — латиноамериканец или не белый. По данным Бюро переписи США в 2000 г., около 18% населения США не разговаривает дома на английском языке, а 4% просто не знает английского языка или владеет им очень слабо. В 60% случаев общение идет на испанском языке, что связано с ростом иммиграции из стран Латинской Америки.

Если современные тенденции сохранятся, латиноамериканское и небелое население увеличится к 2020 г. до 115 млн человек (или около 35% населения), в то время как белое население почти не увеличится. К середине XXI в. небелое население составит около 50% населения США. В этнической структуре населения Нью-Йорка доля белого населения сократится с 45 до 29%, афроамериканцев — с 27 до 25%, выходцев из азиатских стран — напротив, увеличится с 10 до 20%, а метисов и представителей других рас — с 18 до 26%'.

Сходные процессы происходят и в Европе. Так, в Лондоне к середине XXI в. доля белого населения сократится с 72 до 45%, африканцев с 11 до 9%, в то же самое время доля выходцев из Южной Азии увеличится с 10 до 26%, китайцев — с 3 до 6%, метисов — с 4 до 14%2.

Изменение этнического состава крупных городов и развитых стран — результат не только глобальной миграции, но и неравномерных темпов воспроизводства населения. И даже если предположить, что в один момент остановится глобальная миграция, это уже не остановит процесс трансформации этнической структуры населения, поскольку показатели естественного движения дифференцированы по расовым и этническим группам: прирост белого населения самый низкий по сравнению с другими расами.

В этих условиях не исключается, что даже конфликты, вызванные нерасовыми причинами, будут осложняться межрасовой напряженностью. Например, диспропорция по возрасту в США в XXI в. примет ярко выраженный расовый характер — большинство пенсионеров будут белыми, в то время как большинство работающих — небелыми, что чревато конфликтами в пенсионной и трудовой сферах. Закон о признании английского языка государственным, принятый в некоторых штатах США, испаноговорящие американцы сейчас считают дискриминационным. Известность получил конфликт по поводу существования расовых квот в ведущих университетах США.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >