Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История Востока

Страны Южной Африки

Страны юга Африки, не говоря уже о ЮАР, несколько более развиты по сравнению со среднеафриканским уровнем. Очень значимую роль при этом сыграл тот общеизвестный факт, что именно данная часть континента, если не считать арабско-исламский север, была освоена западными странами и долго находилась под управлением колониальной, преимущественно британской, администрации. Но у многих новых деколонизованных государств юга Африки свои проблемы. Начнем обзор с севера.

Ангола (13-15 млн, христиане), в прошлом португальская колония, которая обрела независимость в 1975 г. после крушения режима Салазара в Португалии. Так как в предшествующие годы, когда во всей остальной Тропической Африке уже вовсю шел процесс самоопределения новых государств, возникших в начале 1960-х гг. в результате массовой деколонизации, Ангола была готова к этому. Больше того, в некотором смысле она оказалась перезревшей. В стране существовали национально-освободительные движения различных ориентаций, и неудивительно, что после 1975 г. между ними началась борьба за власть. Созданное из представителей трех объединений - МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы - Партия труда), УНИТА (Национальный союз за полную независимость Анголы) и ФНЛА (Национальный фронт освобождения Анголы) переходное правительство оказалось недееспособным. Ориентировавшаяся на марксистско-социалистическую модель МПЛА во главе с Агостиньо Нето с помощью СССР сумела одолеть противников и стать у власти, образовав правительство Народной Республики Ангола. Основная часть других соперничавших группировок отступила на юг. Началась длительная война между правительством, на помощь которому были мобилизованы регулярные войска с Кубы, из числа кубинских негров, и войсками оппозиционеров, возглавленных Жонашем Савимби и опиравшихся на поддержку США и ЮАР. В некотором смысле Ангола в 1970-1980-е гг. была своего рода полигоном, острой точкой соперничества великих держав, двух мировых сил. В 1979 г. власть в стране фактически возглавил сменивший Нето Жозе Эдуарду душ Сантуш.

В 1980-е гг. ситуация в Анголе медленно, но неуклонно изменялась в пользу антиправительственных сил, пока наконец в 1989-1991 гг. не было достигнуто соглашение о мирном урегулировании. Кубинские войска были выведены, державы отказались от активной поддержки воюющих сторон, встал вопрос о всеобщих выборах с участием всех политических сил. Выборы 1992 г. должны были поставить точку на военном этапе истории независимой Анголы. Однако этого не случилось, в стране продолжала сохраняться напряженность.

На президентских и парламентских выборах победу одержали представители движения МПЛА. Президентом стал душ Сантуш, а оппозиционерам из УНИТА во главе с Савимби были предложены посты в правительстве. Но Савимби не признал результаты выборов. Не согласился он и на предложенный ему в 1995 г. пост одного из двух вице-президентов, полагая, что вице-президент должен быть один. Попытка в марте 1996 г. достичь соглашения об объединении Анголы и создании единой армии не привела к позитивным результатам. В итоге каждая из противоборствующих сторон продолжала стоять на своем, хотя внешние союзники той и другой временами менялись. Богатая полезными ископаемыми (алмазы) часть Анголы находилась под управлением Савимби, отчего он не испытывал нужды в оружии и был готов и дальше противостоять официальным властям. Лишь после его гибели в 2002 г. военные действия прекратились, и в стране наконец установилась конституционная многопартийная парламентско-президентская власть. Экономика Анголы, учитывая ее немалые природные ресурсы (нефть, драгоценные камни, древесина ценных пород, кофе), постепенно выбиралась из тяжелого состояния и ныне, благодаря в основном нефтедолларам, демонстрирует немалые успехи. ВВП на душу населения 8,8 тыс. долл. США.

Мозамбик (22 млн, свыше 40% христиане), расположенный на противоположной стороне южной части континента с выходом к Индийскому океану, тоже в прошлом португальская колония, обрел независимость в том же 1975 г. и имеет сходную с Анголой судьбу. Здесь также власть вначале оказалась в руках марксистски ориентированных лидеров национально-освободительного движения ФРЕЛИМО. Страна в течение десятков лет энергично шла по привычному для этой модели развития пути национализации и насильственной кооперации в деревне. Однако прогрессирующее ухудшение экономического положения не могло не вызвать к жизни мощное движение сопротивления, которое было поддержано странами, расположенными к западу от Мозамбика. Рубеж 1980-1990-х гг. привел оппозицию к успеху и был ознаменован отказом руководства ФРЕЛИМО от многих из его первоначальных позиций. Руководитель правящей партии и президент страны Жоакин Чиссану, заменивший погибшего в 1986 г. лидера движения Самору Машела, провел реформы, связанные с приватизацией экономики и отказом от насильственной кооперации. Положение в стране стало понемногу улучшаться.

Президент Чиссано приложил немало усилий, для того чтобы перевести экономику страны на рыночные рельсы. Он добился ежегодного 5-процентного экономического роста, в 1998 г. провел выборы в местные органы власти. В 2005 г. его сменил в качестве президента страны еще один из лидеров ФРЕЛИМО Арманду Гебуза, переизбранный президентом в 2009 г. Несмотря на то что в 1995 г. страна вошла в состав Британского Содружества, похоже, на ее руководстве все еще лежит некая печать прошлого. Экономика, как и уровень жизни, находятся в плачевном состоянии, что косвенно свидетельствует о неудачах в способах ведения хозяйства. ВВП на душу населения около 900 долл. США, вдесятеро ниже, чем у многострадальной Анголы.

Замбия (12 млн, христиане), в прошлом английская колония Северная Родезия, расположена в глубине региона, между Анголой и Мозамбиком. Включенная в 1950-х гг. в состав Федерации Родезии и Ньясаленда, в 1964 г. Замбия была провозглашена независимой республикой, во главе которой встал один из местных лидеров партии Африканский национальный конгресс (АНК) Кеннет Каунда. Конституция 1973 г. установила в стране однопартийную президентскую систему с правящей Объединенной партией национальной независимости, преемницей замбийской части АНК. При Национальном собрании страны в качестве совещательного органа была создана палата вождей, что способствовало политической стабилизации режима. Каунда выступил против капитализма и, не акцентируя пристрастия к марксистскому социализму, объявил о создании замбийского гуманизма. Экономика при этом почти полностью была национализирована, хотя и сохранила элементы частного капитала. Богатые природные ресурсы, в первую очередь медь, способствовали энергичному развитию смешанной экономики Замбии. Но реформы президента привели не к "гуманизму", а к жесткому государственному регулированию и чудовищному обнищанию населения. В начале 1990-х гг. Каунда отказался от монополии на власть, объявив о переходе к многопартийной системе, а затем и вовсе лишился должности.

Выборы 1991 г. принесли победу Фредерику Чалубе. В отличие от Каунды с его идеями замбийского "гуманного" социализма, Чалуба успешно управлял страной. Он ввел принцип многопартийности, осуществил приватизацию экономики, способствовал развитию рыночных отношений и наполнению рынка товарами. При новом президенте большое внимание стали уделять школьному образованию и фермерскому хозяйству. Немалый доход стране начала приносить и торговля изумрудами. Президент Чалуба долгое время чувствовал себя уверенно. Он добился популярности, но в 1996 г. на очередных выборах прибегнул к политической хитрости, исключив из числа кандидатов своего главного соперника Каунду под предлогом того, что родители последнего родом из Малави. Этот политический маневр несколько уронил престиж президента, привел его к ссоре с правителями ряда соседних стран (Мугабой, Манделой и Нуйомой), а также лишил западной помощи. Хотя второй президентский срок дал возможность Чалубе и его партии, получившей подавляющее большинство в парламенте из-за бойкота выборов обиженным Каундой, продолжать реформы, ситуация в стране изменилась к худшему. Реформы теперь шли не слишком успешно, особенно после прекращения помощи со стороны Запада. Несмотря на то что в Замбии много меди, доход от нее был незначителен. Столица туризма г. Ливингстон оказалась состоянии полного упадка. Зато президент Чалуба увлекся христианством и начал активно строить в своей слаборазвитой стране церкви. Телевещание стало наполняться проповедями.

Преемник Чалубы на посту президента Леви Патрик Мванаваса (2002-2008) исправил перекосы и придал Замбии более респектабельный облик. Эту же политику проводит и нынешний президент Р. Банда. Но страна остается бедной и несчастной. Около 15% жителей заражены ВИЧ (СПИД). ВВП на душу населения 1,5 тыс. долл. США.

Малави (15 млн, 40% христиане), в прошлом британская колония Ньясаленд, территориально небольшая республика к востоку от Замбии, расположенная вдоль западного побережья озера Ньяса. Как и Замбия, она когда-то была включена в Федерацию Родезии и Ньясаленда, в 1964 г. стала независимой. По конституции 1971 г. в стране был установлен президентский однопартийный режим с правящей Партией конгресса Малави, частью АНК. Режим, который возглавил лидер правящей партии Хастингс Банда, ориентировался на Запад. Но, придя к власти, президент стал проявлять диктаторские замашки, что у многих вызывало недовольство. В стране начались репрессии. В 1966 г. в связи с ужесточением противоборства с оппозицией парламент объявил Банду пожизненным президентом. Это окончательно вскружило правителю голову и превратило его в диктатора, чуть ли не претендовавшего на обожествление. Так продолжалось довольно долго. Длительная борьба с оппозиционерами, их судебное преследование вплоть до смертных приговоров сильно подрывали престиж престарелого президента. Экономический кризис, связанный с невниманием к реформам в условиях падения цен на экспортные товары, усугубил положение дел. На рубеже 1990-х гг. в стране стало активно проявляться недовольство, начинались восстания. Сильно постаревший Банда (ему было 88) в 1994 г. ушел в отставку, а его партия на многопартийных выборах, проведенных в том же году, потерпела поражение.

Новый президент Бакили Мулузи начал с того, что потребовал от своего престарелого предшественника вернуть миллионы долларов, которые тот за долгие годы пребывания у власти сумел присвоить (сдавал в аренду дворцы и т.п.)· Затем он переименовал все объекты, названные в честь Банда. Однако в сфере экономики Мулузи не сумел добиться чего-либо значимого. Как и Замбия, Малави могла демонстрировать политическую стабильность, но не была в состоянии наладить хозяйство. Ее экономика была развита слабо, зато уходившая на заработки в ЮАР часть населения обеспечивала приток доходов в страну. В 2004 г. Мулузи на посту президента сменил Бингу Мутарика. Малави по-прежнему входит в число наиболее отсталых стран Африки. ВВП на душу населения 900 долл. США.

Зимбабве (11,5 млн, 25% христиане), в прошлом британская Южная Родезия, расположена в стороне от побережья к юго-востоку от Замбии и к западу от Мозамбика. Спецификой этой страны с ее уникальными для африканских тропиков хорошо пригодными для земледелия почвами было большое количество (несколько десятков тысяч) европейских фермеров-колонистов. В немалой своей части эта страна расположена на территории древнего протогосударства Мономотапа. В конце XIX в. она была захвачена англичанами. После распада Федерации Родезии и Ньясаленда Южная Родезия в 1965 г. провозгласила независимость, причем во главе ее стал лидер партии белых поселенцев Родезийский фронт Ян Смит, опиравшийся на поддержку ЮАР.

Против правительства Смита энергично выступили африканские национально-освободительные организации - ЗАПУ (Союз африканского народа Зимбабве) во главе с Джошуа Нкомо и ЗАНУ (Африканский национальный союз Зимбабве) во главе с Робертом Мугабе. Обе группировки были достаточно радикальны, с марксистско-социалистическим уклоном, при этом первая из них пользовалась активной поддержкой СССР, тогда как вторая ориентировалась на КНР. В 1978 г. обе группировки вошли в Патриотический фронт (ПФ), а в декабре 1979 г. на переговорах в Лондоне между ПФ и правительством, в то время уже возглавлявшимся епископом Абелем Музоревой, удалось достигнуть соглашения о будущем страны. На выборах в 1980 г. победил ЗАНУ и премьером страны стал Р. Мугабе. Этот же выбор был подтвержден и в последующие годы.

По итогам Лондонского соглашения 1979 г. и выработанной на нем конституции Зимбабве становилось многопартийной парламентарной республикой, причем 20% мест в парламенте было зарезервировано за европейцами. В верхней палате парламента была выделена квота для вождей. Политика разумных компромиссов, проводимая Мугабе, за десятилетие с лишним принесла некоторые плоды. Не отказываясь от марксистско-социалистической ориентации в принципе, Мугабе поощрял частнособственническую экономику в сельском хозяйстве, включая европейских фермеров, да и следующих их примеру африканцев. Аналогичная картина в то время наблюдалась и в промышленности. Уровень жизни населения по африканским меркам выглядел неплохо.

В конце 1990-х гг. в Зимбабве резко обострились межрасовые отношения. Стали поступать сообщения о насильственном захвате земли европейских фермеров под предлогом - видимо, имевшим под собой какие-то основания, - нехватки хороших пахотных площадей в стране. Такая политика, сопровождавшаяся явным насилием над фермерами, поощрялась властями. К весне 2000 г. было присвоено уже около 500 ферм. В 2001-2002 гг. этот процесс усилился, причем он все чаще сопровождался вооруженными эксцессами, в которых порой гибли не желавшие отдавать свою собственность европейские колонисты. Под давлением английского правительства Мугабе вначале колебался, какую ему занять позицию в этом стихийном процессе, но в итоге решил поддержать притязания агрессивного безземельного туземного населения, которое с каждым годом увеличивалось.

Трагичность ситуации заключалась в том, что захватывавшие чужие фермы с хорошо налаженным производством и товарным хозяйством, обеспечивавшим стране немалый доход, не умели, не могли, да и не очень стремились к поддержанию хозяйства хотя бы настолько, чтобы оно как-то держалось на плаву. Сразу же после аннексии фермы, как правило, переставали нормально функционировать, о товарной продукции не было и речи, нормальная экономика рушилась на глазах. Этот процесс, который вначале принес популярность Мугабе, в дальнейшем вел к нарастающей инфляции. Европейские страны, граждане которых вынуждены были покинуть страну, резко осудили такую политику и в качестве протеста отказали Мугабе в визе на въезд в Европу. В ответ Мугабе стал проводить в Зимбабве еще более жесткую авторитарную политику, активно преследуя инакомыслящих, даже авторов критикующих его режим в Интернете.

Показательно, что на выборах, а Мугабе сохранил в стране выборную парламентско-президентскую многопартийную систему, президент продолжал одерживать верх над соперниками. И это несмотря на дикую инфляцию, приведшую к ликвидации системы зимбабвийского денежного обращения (купюры в 100 триллионов местных долларов ныне продаются случайным туристам в качестве раритета) и замене ее долларами США и рандами ЮАР. ВВП на душу населения составляет 200 долл. США, это самый низший пункт в любой таблице.

Ботсвана (2 млн, христиане), в прошлом Бечуаналенд, протекторат Англии, с 1966 г. многопартийная президентско-парламентская республика, расположенная в основном на территории пустыни Калахари, к югу и юго-западу от Замбии и Зимбабве. Страна со сравнительно высоким для Африки уровнем жизни населения, немалая часть которого выезжает на заработки в ЮАР. Большая часть доходов обеспечивается за счет добычи и обработки алмазов (в стране три гранильные фабрики - немалое богатство). Значительную роль в экономическом благополучии Ботсваны сыграла политика ее президентов: Серетсе Кхама (1966-1980), Кветта Масире (1980- 1998), Фестуса Могае (1998-2008), с 2008 г. Яна Кхама (сына первого президента С. Кхама).

В стране успешно развиваются рыночные отношения, получают поддержку мелкие предприниматели, поощряется приватизация предприятий, обеспечивается бесплатное 12-летнее (начальное и среднее) всеобщее школьное образование. Развивается животноводство. Темпы ежегодного экономического роста примерно 5%. И все это в основном на территории прежде почти безжизненной пустыни Калахари. ВВП на душу населения 12,1 тыс. долл. США.

Намибия (свыше 2 млн, из них 6%, примерно 120 тыс., - потомки голландских, английских, португальских, французских и немецких колонистов, христиане), до 1989 г. подмандатная территория ЮАР. Намибия обрела независимость в немалой степени в связи с достижением договоренности держав по проблемам Анголы, где базировались намибийцы, выступавшие за независимость своей страны под руководством СВАПО (Народная организация Юго-Западной Африки) во главе с Сэмом Нуйомой. Долгие десятилетия СВАПО вела борьбу за освобождение Намибии при поддержке СССР под знаменем марксистского социализма, но приход этой организации к власти в результате свободных выборов, проводившихся под контролем ООН на рубеже 1990-х гг., многое изменил в лозунгах, политике и стратегических установках СВАПО. Руководство страны сначала во главе с президентом Нуйомой, а с 2005 г. - Хификепунье Похамбой действует в рамках многопартийной парламентской республики и осуществляет демократические реформы.

Намибия богата минеральными ресурсами, в том числе алмазами, имеет неповторимую флору и фауну, роскошные пляжи. Славится расцветом туризма, чему содействует стабильная внутриполитическая ситуация. Страна быстро развивается. Строятся великолепные шоссе в сторону соседней Ботсваны через пустыню Калахари. ВВП на душу населения 6,4 тыс. долл. США.

Южно-Африканская республика, ЮАР (49 млн, христиане), единственное на континенте современное развитое капиталистическое государство с многорасовым составом населения. Помимо коренного черного населения, в него входят около 5 млн европейцев и 4 млн так называемых цветных (мулатов) и выходцев из Азии. О возникновении ЮАР шла речь в предыдущей части тома. Надо заметить, что страх белого меньшинства потерять власть явился в свое время важной причиной жестких расовых ограничений, апартеида, долгие десятилетия бывшего зловещим символом ЮАР. Апартеид вызвал мощное национальное, даже расовое движение черного населения, возглавленное Африканским национальным конгрессом (АНК). Вооруженные отряды АНК одно время были серьезной силой, угрожавшей стабильности ЮАР и опиравшейся на активную поддержку окружающих республику стран прифронтовой зоны, как ее именовали тогда оппозиционеры.

Ситуация стала заметно меняться после прихода в 1989 г. к власти правительства Фредерика де Клерка, выступившего за достижение компромисса и создание государства без апартеида. Многие запреты и ограничения официально были сняты уже в 1990 г., но психология апартеида сохранялась еще долго. Часть белого населения была недовольна реформами. Не удовлетворены ими были и радикалы из АНК, хотя выпущенный из многолетнего пребывания в тюрьме и ставший во главе этой организации Нельсон Мандела, проявил готовность к сотрудничеству с правительством де Клерка. Обстановка в ЮАР сильно осложнялась трибализмом, который проявлялся, в частности, в противостоянии многочисленной зулусской организации Инката (Партия свободы) и АНК. Это противостояние нередко выливалось в кровавые межплеменные столкновения. Переговоры между АНК и Инкатой в 1991 г. сняли остроту разногласий, но не ликвидировали их. В целом важно констатировать, что начало 1990-х гг. прошло в ЮАР под знаком поиска и достижения компромисса. В 1993 г. после серии серьезных переговоров и соглашений всех заинтересованных сторон было созвано Учредительное собрание, принявшее новую конституцию, текст которой был опубликован 1 января 1994 г. На выборах в апреле того же года победу одержал АНК. Президентом ЮАР стал Мандела, а вице-президентом де Клерк, который в 1996 г. добровольно ушел с этого поста. В парламенте большинство досталось умеренному крылу АНК, готовому сотрудничать с Манделой.

Для ЮАР с этого момента наступила принципиально новая жизнь. Апартеид окончательно остался в прошлом, позиции цветного населения не пострадали, сохранили и даже упрочили свой особый статус зулусы. Конец апартеида вызвал к жизни массовую миграцию в ЮАР негров из более отсталых стран Тропической Африки. Поток мигрантов к настоящему времени достиг внушительной цифры в 5-8 млн человек, что вызвало многочисленные столкновения местного населения с переселенцами. Много сложнее стало существование в стране белого населения, значительная часть которого начала постепенно покидать ЮАР, хотя и Мандела и сменивший его на посту президента Табо Мбеки (1999-2008) придерживались осторожной политики, сводившейся к пониманию роли европейского меньшинства в судьбах страны.

Ситуация несколько изменилась с приходом к власти в 2009 г. президента из зулусов Джейкоба Зумы, который официально заявил о приверженности к традиционному для его народа многоженству (у него восемь жен, из которых пять - официальные). Зума с его многочисленными скандальными высказываниями (например, по поводу однополых браков и подростковой беременности) активно выступает за повышение рейтинга и статуса страны, в том числе в ООН, проявляет заинтересованность в усилении контактов с Китаем. Все это сопровождается пока еще негласным, но заметным поощрением тенденции к вытеснению белого меньшинства из страны и, по мнению специалистов, к возможному грядущему превращению ЮАР в нечто вроде Зимбабве, которое тоже когда-то было одним из наиболее развитых после ЮАР государств африканских тропиков. Стоит заметить, что отчуждение между белыми и остальной частью населения вновь достигает в ЮАР уровня, сравнимого со временами апартеида. Европейцы живут отдельно, практически в огражденных гетто, стараются не выходить за пределы таких кварталов поодиночке, особенно женщины. Эмиграция из ЮАР становится желанным выходом из столь ненормального состояния. Не приходится и говорить, чем это чревато для ЮАР в будущем - пример Зимбабве более чем нагляден.

Что касается экономики ЮАР, то уровень жизни здесь пока еще очень высок именно из-за ее развитости (добыча золота, алмазов, современные металлургия, машиностроение, химия, судостроение, великолепные дороги и вся необходимая инфраструктура и т.д.) и роли европейцев в этом процессе. Впрочем, процветание высокоразвитой экономики не свободно от проблем. Первая и главная из них - коррупция в аппарате власти, включая органы правопорядка. Считается, что взятки и мошенничество поразили едва ли не всю армию местных чиновников, насчитывающую до 100 тыс. человек. Мандела и Мбеки пытались бороться с этим, но успехи в таком деле даются нелегко. Хорошо еще, что размах коррупции пока не слишком отражается на общем финансово-экономическом положении страны. ВВП на душу населения 10 тыс. долл. США.

Лесото (2 млн, христиане), государство-анклав в ЮАР, в прошлом британский протекторат, с 1966 г. королевство с многопартийной демократией, но внутренне нестабильное. Его небольшая история насыщена мятежами, военными переворотами, сменой носителей реальной власти. Многие жители работают в ЮАР, да и вообще вся экономика страны во многом зависит от этого окружающего Лесото государства. ВВП на душу населения 1,5 тыс. долл. США.

Свазиленд (1,3 млн, христиане), небольшое государство, граничащее с ЮАР и Мозамбиком, в прошлом бурская республика Трансвааль, затем британский протекторат, с 1968 г. конституционная монархия. Скорее однопартийная, нежели формально многопартийная система политической власти при сохранении реальных рычагов управления не за парламентом, а у короля. Экономика сильно зависит от ЮАР. Значительная часть населения уходит туда на заработки. Высок уровень грамотности, но еще выше степь зараженности ВИЧ (около четверти жителей, своего рода мировой рекорд). ВВП на душу населения 4,4 тыс. долл. США.

* * *

Итак, юг Африки - группа стран весьма своеобразного облика. Здесь и развитый промышленный многорасовый гигант ЮАР с ее крошечными бантустанами, и явственно тяготеющие к ней и связанные с экономикой ЮАР небольшие государства, такие как Ботсвана, Намибия, частично Малави. Здесь и Зимбабве, некогда процветавшая страна, доведенная уникальным экспериментом Мугабе до уровня потрясающей нищеты. Наконец, сюда же входят истощившие себя в междоусобных войнах под знаменем чистоты радикального марксистского социализма Ангола и Мозамбик.

В целом, учитывая оговорки относительно Зимбабве, юг Африки подтверждает выводы, сделанные при изложении ситуации в иных регионах Африки южнее Сахары. Они сводятся к тому, что попытки развиваться по радикальной марксистско-социалистической модели приводят к краху экономики и острому внутреннему кризису. К тому, что многопартийные режимы редки, как не часто встречается и политическая стабильность. Спецификой региона является вынужденная связь большинства его стран с ЮАР, что, впрочем, способствовало и все еще способствует повышению жизненного уровня в этих государствах. Объективно это следует считать не столько даже доказательством, сколько элементарным свидетельством того, какую значительную роль играет уровень развития, образования, культуры и опыта европейцев, выросших в условиях антично-буржуазной либеральной демократии. Той самой демократии, которая опирается на идейно-институциональный фундамент прав, свобод и гарантий рыночно-частнособственнической экономики. Но также это свидетельствует и о том, сколь трудно, практически невероятно, не отдельным представителям, а многочисленным общностям туземного населения ликвидировать их огромное отставание от Запада.

В заключение несколько общих замечаний. Даже беглый взгляд на особенности истории полусотни независимых государств африканских тропиков за четыре десятка (а кое-где и меньше) лет существования их государственности позволяет сделать ряд наблюдений.

  • 1. Весьма многие из стран Африки к югу от Сахары при выборе пути уверенно склонились вначале в сторону марксистско-социалистической модели, но, за редкими исключениями, каждое из которых имеет свое объяснение (Конго, Зимбабве), этот выбор привел их к кризису, даже к краху. В одних случаях это случилось достаточно скоро, в других заняло десятилетия, однако конец режимов подобного рода всюду был одинаков.
  • 2. Почти все политические режимы новых самостоятельных государств оказались внутренне слабыми. Это проявлялось не только в их политической нестабильности, обилии военных переворотов, но и в неумении самостоятельно и успешно организовать экономическую жизнь населения. На таком общем безрадостном фоне политически стабильные структуры, чаще всего в весьма небольших странах, выглядят пусть и благоприятным, но все же исключением из общей нормы. А самый главный проистекающий из этого печальный для континента и всего человечества вывод сводится к тому, что численно небывало быстро, несмотря на все выпадающие на ее долю невзгоды, растущая Тропическая Африка давно уже не в состоянии прокормить себя и не будет иметь такой возможности в обозримом будущем.
  • 3. Политическая нестабильность в рассматриваемых государствах, как правило, была связана с внутренними противоречиями, с трибалистскими конфликтами. Все попытки преодолеть их обычно вели к ликвидации многопартийности, а выход противоречий на передний план совпадал с объективными требованиями многопартийности, соответствующей этнической сложности государств. В результате демократия по-европейски (многопартийность) в тропиках Африки оказывалась элементом политической нестабильности, ибо поддерживала и даже возрождала трибалистские и сепаратистские тенденции.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы