Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Современный русский литературный язык

Сложноподчиненные предложения

В классической русистике, вслед за Ф. И. Буслаевым, сложноподчиненные предложения рассматриваются на двух основаниях: на уподоблении их простым предложениям, а придаточных частей (предложений) — членам предложения. В результате была создана прочно вошедшая в школьную и вузовскую практику система, включающая придаточные предложения подлежащные, сказуемные, дополнительные (изъяснительные) и обстоятельственные, а среди последних — придаточные места, времени, причины, цели, условия, уступки, образа действия, меры и степени. В этой классификации сторонники структурального направления усматривают определенные достоинства и недостатки. Так, В. А. Белошапкова считает ее несомненным достоинством то, что сложноподчиненное предложение рассматривается как построение, основанное на синтаксических связях, аналогичных тем, что имеют место в простых предложениях. В то же время она усматривает в традиционной классификации внутреннее противоречие, которое состоит, по ее мнению, в разных основаниях уподобления придаточных предложений (частей) членам предложения: при наличии соотносительных слов в главной части основанием служит их синтаксическая функция, при отсутствии соотносительных слов — синтаксическая связь и смысловые отношения придаточной части к главной. Однако такая трактовка традиционного подхода к классификации придаточных предложений несколько некорректна. Так, в академической "Грамматике русского языка" 1954 г. [С. 270] на этот счет сказано: "Придаточное предложение может выполнять по отношению к главному предложению ту же функцию, какую в простом предложении выполняет тот или иной его член, главный или второстепенный <...> Из возможных различных принципов классификации сложноподчиненных предложений в основу предлагаемого далее описания положены те синтаксические функции, которые выполняет придаточное предложение по отношению к главному; соответственно выделяются основные типы придаточных предложений: определительные, дополнительные, подлежащные, сказуемные, временные, места, причинные, условные, цели, уступительные, следствия, сравнительные, сопоставительные" [Там же].

Например, при описании сложных предложений с придаточными определительными в данной "Грамматике" прежде всего указывается, что последние "могут относиться к члену главного предложения, выраженному именем существительным или местоимением, и содержать характеристику предмета или раскрывать его признак" [Там же], и лишь в самом конце достаточно расширенного описания отмечается возможность прибавления к определяемому члену главного предложения указательных местоимений тот, такой, "когда требуется указать, к какому из существительных главного предложения относится придаточное" [Там же. С. 278].

Следовательно, основным принципом определения типа придаточной части здесь выдвигается ее функция, ее смысловое отношение и синтаксическая связь с главным предложением. Наличие же соотносительного слова в этой части — лишь дополнительное средство установления ее типа, которое может быть, а может и не быть. Возьмем приводимые оппонентом примеры с его же комментариями (в скобках): Он надеялся, что здесь его поймут (присловная связь); Наконец он встретил того, кого искал (коррелятивная связь). Однако в первом предложении легко восстанавливается соотносительное слово (на то), а во втором оно так же легко убирается, что свидетельствует о его необязательности. Поэтому можно ли говорить о "неоднородности" конструкций, относимых в традиционной грамматике к одному и тому же разряду?

Вторым недостатком существующей классификации сложноподчиненных предложений, базирующейся якобы на функции соотносительных слов в главном предложении, считается то, что этот принцип является "внешним, малосущественным", в результате чего "однородные по формальной организации и значению предложения оказываются отнесенными к разным классам". В качестве примера однородных сложноподчиненных предложений, относимых к разным их разрядам, приводятся следующие: Было так жарко, что трудно было дышать (с обстоятельственной придаточной частью, поскольку местоименное наречие так является обстоятельством меры и степени); Наступила такая жара, что трудно было дышать (с определительной частью, если учитывать синтаксическую роль местоименного прилагательного такая); Жара была такая, что трудно было дышать (с придаточной частью — сказуемым, так как местоименное прилагательное выступает здесь в роли сказуемого). Однако формальная и семантическая однородность приведенных предложений совершенно не очевидна.

За основание классификации сложноподчиненных предложений В. А. Белошапкова берет признак, выбранный Н. С. Поспеловым для разграничения двух их типов: двучленных и одночленных. В двучленных сложноподчиненных предложениях придаточная часть соотносится со всей главной частью, в одночленных — с одним из слов последней. Однако предлагается сделать два уточнения: во-первых, "нельзя противопоставлять синтаксические связи предложения в целом и связи его предикативного центра", т.е. те и другие связи тождественны; во-вторых, "соотнесенность придаточной части со всей главной частью (или, что то же самое, с ее предикативным центром) составляет лишь типичную тенденцию тех предложений, которые образуют, по Поспелову, двучленный тип, но вовсе не является их обязательной чертой" [Современный русский язык / Белошапкова. С. 846]. В доказательство последнего утверждения приводится такой пример: Дед необыкновенно оживился, потому что почувствовал себя необходимым. семье.За завтраком дольше всех говорил дед, необыкновенно оживившийся, потому что почувствовал себя необходимым семье.Необыкновенно оживившись, потому что почувствовал себя необходимым семье, дед принялся за дело. Обращается внимание на то, что в первом предложении придаточная часть соотносится со всей главной (его предикативным центром), а во втором и третьем предложениях — соответственно с причастным и деепричастным оборотами.

Из сказанного делается вывод, что сложноподчиненные предложения можно разделить на два типа. Первый тип составляют предложения, в которых придаточная часть относится ко всей главной части, хотя здесь возможны, как видим, и отклонения от типичных случаев. При этом обе части связываются обычно (но не всегда!) семантическими союзами, т.е. условия (если, раз), причины (потому что, так как), уступки (хотя, несмотря на то, что), цели (чтобы, затем что), следствия (так что), сравнения (как, точно). Такие сложноподчиненные предложения называются расчлененными. Второй — это предложения, придаточная часть в которых относится к одному слову главной части и связывается с ним при помощи асемантичных союзов, т.е. чисто синтаксических, указывающих только на зависимость придаточной части от главной (как, что), либо приравниваемых к ним по "однородности" анафорических местоимений (так, такие). Такие сложноподчиненные предложения называются нерасчлененными. Однако исследователь сама признает, что этот признак также не всегда применим как классификационный. Приводятся два примера: Отец долго не приезжал, что всех беспокоило и Она покраснела, отчего ее лицо стало еще милей. По ее мнению, по первому критерию эти предложения должны быть признаны расчлененными, так как придаточные части в них относятся целиком к главным, а по второму критерию — нерасчлененными, ибо придаточные части в них вводятся относительными местоимениями, т.е. средством связи, присущим нерасчлененным предложениям. В последних вообще при их формальной и смысловой организации большую роль, чем связующие средства, играют соотносительные или опорные слова в главной части. Эти слова определяют распространение их зависимой части. Иначе говоря, в расчлененных предложениях связь между главной и придаточной частями имеет непред- сказующий характер, а в нерасчлененных — предсказующий.

К сожалению, в приведенные теоретические рассуждения не привносит ясности то обстоятельство, что в одном случае указывается — "в предложениях нерасчлененного типа части связываются посредством асемантичных союзов и анафорических местоимений", в другом — "придаточную часть в них вводят относительные местоимения", в третьем — "в предложениях же нерасчлененного типа <...> в большей степени, чем само связующее средство, формальную и смысловую организацию сложноподчиненного предложения определяют другие элементы структуры: соотносительные или опорные слова в составе главной части". Трудно также разобраться без иллюстративных примеров, как соотносятся между собой выделенные курсивом термины.

Расчлененные сложноподчиненные предложения поразделяют на классы в зависимости от характера используемых в них союзных средств. Рассматриваются предложения, с одной стороны, с семантическими союзами, а с другой — с относительными местоимениями. Для первых характерна детерминантная связь, для вторых — корреляционная. В соответствии с этим сложноподчиненные предложения первого типа названы детерминантными, второго — относительно-распределительными.

Детерминантные предложения в свою очередь делятся по семантике союзов на предложения обусловленности (причинные,условные,целевые,уступительные), временны́е, сравнительные, соответствия (с союзами по мере того как, чем... тем). Как видим, при классификации детерминантных предложений во многом используются наработки классической русистики.

Относительно-распределительные предложения представляют собой небольшой, далее не дифференцированный класс, организуются любым союзным словом: Мне припомнилась ныне собака, Что была моей юности друг (С. Есенин); Одна из пристяжных беспокойно переминалась с ноги на ногу и встряхивала головой, отчего изредка позвякивал колокольчик (А. Чехов).

При классификации нерасчлененных сложноподчиненных предложений опереться на научные традиции нет возможности, так как у "традиционалистов" не было такого понятия, а потому пока отсутствует согласованная или хотя бы господствующая точка зрения по этому вопросу. Одни за основу классификации предлагают взять существенные признаки того слова, к которому относится придаточная часть, другие выделяют две ступени деления предложений нерасчлененного типа: по виду связи местоименно-соотносительных предложений и предложений с присловной придаточной частью, а затем деление "на разных основаниях" внутри этих типов. Все такие предположения носят довольно абстрактный характер, а поэтому до сих пор практически не реализованы с достаточной убедительностью.

Среди сложноподчиненных предложений В. А. Белошапкова рассматривает еще предложения присловного и местоименносоотносительного типа. Первые делятся с учетом опорного слова, распространяемого придаточной частью. Это могут быть предложения, структура которых зависит, во-первых, от частеречной принадлежности распространяемого слова (присубстантивные) или от распространяемой формы слова (прикомпаративные): Вера (существительное) в друзей, которая нас не покидала, помогла выжить (присубстантивная придаточная часть); Вернее (компаратив), чем друзья (прикомпаративная часть), никого не бывает; во-вторых, от семантической природы распространяемого слова (изъяснительные): Вера (семантика этого существительного допускает распространение соответствующей придаточной частью), что друзья не подведут, сохранялась до последней минуты.

Сложноподчиненные предложения местоименно-соотносительного типа имеют конструктивным признаком наличие соотносительного слова, с которым коррелирует придаточная часть. Круг этих слов (местоимений) определяет состав союзных средств, используемых в придаточной части. В зависимости от характера соотносительных слов и союзных средств различают три типа местоименносоотносительных сложноподчиненных предложений:

  • 1) конструкции, допускающие "любое из соотносительных слов" (кроме слова то и устойчивых сочетаний до того, до такой степени, таким образом), выбор же союзных средств в них ограничен соответствующими относительными местоимениями: Кто не бывал на Азовском море, тот не может представить тамошние сумерки (К. Паустовский). — Я был там, где никто из нас никогда не был (Б. Горбатов);
  • 2) конструкции, содержащие соотносительные слова с определительным значением и асемантичные союзы что, чтобы или союзы со значением ирреального сравнения, т.е. весьма ограниченный круг союзных средств: Сильнее всего подействовало на Лемма то обстоятельство, что Лаврецкий собственно для него велел привезти к себе в деревню фортепьяно из города (И. Тургенев); Почти нет той минуты в сутках, чтобы в последовских полях не кипела работа (М. Салтыков-Щедрин); Через мгновенье мы мчались с такой скоростью, словно в машине был установлен реактивный двигатель (В. Кожевников);
  • 3) конструкции, содержащие минимум соотносительных слов и максимум союзных средств; к первым относится десемантизированное, формализованное местоимение то, ко вторым — все относительные местоимения (кроме что), а также асемантичные союзы что и чтобы: Начались расспросы о том, как она вышла замуж (Н. Чернышевский); Не смекнул Карась того, что он, несмотря на свой сильный альт, не имел никакого певческого таланта (Н. Помяловский); Проблема заключалась в том, чтобы поднять благосостояние народа.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы