Взаимоотношения международного коммерческого арбитража и государственных судов. Обеспечительные меры

Процессуально-правовым последствием арбитражного соглашения является исключение юрисдикции государственного суда. В доктрине отмечается дерогационный эффект арбитражного соглашения, который означает исключение споров, охватываемых арбитражным соглашением, из юрисдикции государственных судов. В случае обращения одной из спорящих сторон в суд в нарушение арбитражного соглашения суд обязан отказаться от рассмотрения спора, признав себя некомпетентным. Арбитражное соглашение обязательно для сторон, и они не могут уклониться от передачи спора в арбитраж. Таким образом, арбитражное соглашение лишает суд его юрисдикции (ст. 134, 135 ГПК РФ; ст. 148 АПК РФ). Государственный суд не вправе ни отменить, ни пересмотреть арбитражное решение по существу.

В данном случае используется формула об отводе государственного суда по неподсудности. Виды некомпетентности государственного суда:

  • - абсолютная некомпетентность - суд по своей инициативе должен признать себя некомпетентным и отказать в возбуждении судопроизводства в случае обращения в суд при наличии действительного арбитражного соглашения (Китай, Венгрия, Чехия);
  • - относительная некомпетентность - суд признает себя некомпетентным только при заявлении отвода. Если ответчик не представляет в суд возражений против судебного рассмотрения спора, это расценивается как молчаливое признание компетенции государственного суда и отказ от арбитражного соглашения (Великобритания, ФРГ, Россия).

Государственный суд связан соглашением сторон о третейском разбирательстве дела (т.е. соглашением сторон о подсудности) и о возможности рассмотрения дела по существу. Одновременно везде действует принцип эстоппеля - стороны теряют право ссылаться на прежнее соглашение (арбитражное соглашение), если молчаливо соглашаются на изменение подсудности и рассмотрение дела в государственном суде.

Правило об отказе в приеме и рассмотрении искового заявления применяется и в том случае, если стороны арбитражного соглашения обратились с иском в арбитраж, но не в тот, компетенция которого была согласована в контракте. Например, арбитражная оговорка была сделана в пользу Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ, а истец обратился в Арбитражный суд г. Москвы. В такой ситуации Арбитражный суд г. Москвы должен признать себя некомпетентным и отказать в приеме искового заявления. Однако на практике российские государственные арбитражные суды не всегда учитывают волю сторон, выраженную в арбитражном соглашении, и принимают к рассмотрению дела, которые им неподсудны в соответствии с условиями договора.

Нью-Йоркская конвенция 1958 г. закрепляет принцип, согласно которому суд при наличии арбитражного соглашения должен направить стороны в арбитраж, если (п. 3 ст. II):

  • - иск касается вопросов, по поводу которых стороны заключили арбитражное соглашение;
  • - любая из сторон ходатайствует об арбитражном рассмотрении спора;
  • - у суда нет оснований признать арбитражное соглашение недействительным, утратившим силу или неисполнимым.

Европейская конвенция 1961 г. уделяет внимание этому вопросу в специальной ст. VI "Подсудность государственным судам", формулирующей правило об отводе государственного суда по неподсудности: "Отвод государственного суда по неподсудности, основанный на наличии арбитражного соглашения и заявленный в государственном суде одной из сторон арбитражного соглашения, должен быть заявлен под угрозой утраты права на отвод за пропуском срока до или в момент представления первого возражения по существу иска, в зависимости от того, рассматривает ли закон страны суда такой отвод как вопрос материального или процессуального права" (п. 1 ст. VI).

При вынесении решения о наличии или действительности арбитражного соглашения суды должны руководствоваться (п. 2 ст. VI):

  • - по вопросам правоспособности сторон - законом, применимым к регулированию этих вопросов;
  • - по всем иным вопросам:
  • o законом, которому стороны подчинили арбитражное соглашение;
  • o при отсутствии выбора сторон - законом страны, в которой должно быть вынесено решение;
  • o при отсутствии выбора права и если в момент, когда вопрос представлен на разрешение суда, невозможно установить, в какой стране должно быть вынесено арбитражное решение, - законом, применимым в силу коллизионной нормы суда, в котором возбуждено дело.

Если одна из сторон в арбитражном соглашении подала заявление с просьбой об арбитраже, то государственный суд, в который может обратиться другая сторона с иском об отсутствии, недействительности или утрате силы арбитражным соглашением, должен отложить вынесение решения по вопросу о компетенции арбитражного суда до тех пор, пока арбитражный суд не вынесет решения по существу дела, если у государственного суда нет достаточных оснований для отступления от этого правила (п. 3 ст. VI).

Типовой закон о международном коммерческом арбитраже (ред. 2006) содержит существенное дополнение - решение судом этих вопросов не препятствует арбитражу начинать арбитражное разбирательство, продолжать и заканчивать его, выносить решение по существу спора.

Закон о МКА устанавливает, что суд, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство и направить стороны в арбитраж, если не найдет, что соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п. 1 ст. 8). Если при наличии арбитражного соглашения одна из сторон обратилась с иском в государственный суд, а ответчик до своего первого заявления по существу спора не возразил против этого, то государственный суд имеет право и обязан рассматривать спор. Если ответчик до своего первого заявления по существу спора ссылается на арбитражное соглашение, заключенное в законной форме и являющееся действительным, то государственный суд должен оставить иск без рассмотрения.

Относительная некомпетентность государственного суда закреплена в ст. 148 АПК РФ - государственный арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если:

  • - имеется соглашение участвующих в деле лиц о передаче данного спора в третейский суд, если любая из сторон, возражая против рассмотрения дела в государственном арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на рассмотрение третейского суда;
  • - стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, и если любая из сторон заявит возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде.

В российской доктрине высказывается мнение, что в России дерогационный эффект арбитражного соглашения может быть достигнут при соблюдении ряда условий, необходимых для того, чтобы государственный суд направил стороны в МКА:

  • o одна из сторон спора ходатайствует перед государственным судом о передаче дела в арбитраж; суд не может принять такое решение по собственной инициативе;
  • o арбитражное соглашение предусматривает вынесение арбитражного решения за рубежом или его действие должно распространяться на спор, арбитражное решение по которому не может считаться внутренним в стране, государственный суд которой рассматривает вопрос о передаче спора в арбитраж;
  • o иск должен относиться к вопросу, входящему в предмет арбитражного соглашения;
  • o арбитражное соглашение должно быть заключено в надлежащей форме;
  • o арбитражное соглашение не должно быть недействительным, утратившим силу или неисполнимым;
  • o предмет спора должен быть предметом арбитражного разбирательства в соответствии с применимым правом, определить которое также обязан государственный суд, решающий вопрос о направлении сторон в МКА.

Если государственный суд сочтет, что хотя бы одно из шести предварительных условий не выполнено, он может рассмотреть спор по существу.

Правовое регулирование МКА допускает параллельное рассмотрение дела по существу в арбитраже, и в государственном суде. Это положение закреплено в законодательстве отдельных государств: "В случае, когда стороны, участвующие в судебном разбирательстве, заключили арбитражное соглашение, на которое одна из сторон ссылается в судебной инстанции, данный судебный орган рассматривает вопрос о своей компетенции. Судебная инстанция продолжает судебное разбирательство с целью принятия решения, если:

a) ответчик представил возражения по существу дела без какой-либо оговорки, основанной на арбитражном соглашении; либо

b) арбитражное соглашение недействительно; либо

c) арбитражный суд не может быть сформирован по причинам, которые с очевидностью вменяются ответчику по арбитражу в вину" (ст. 180 Закона о МЧП Румынии).

Обеспечительные меры в МКА - это способ правовой защиты, целью которого является гарантия прав сторон спора в арбитражном разбирательстве до вынесения окончательного арбитражного решения1. Обеспечительные меры, принятые МКА, в отличие от обеспечительных мер, принимаемых судом, сами по себе не обладают исполнительной силой, поскольку МКА не наделен публично-властными полномочиями (т.е. правом решать вопрос о возможности применения принуждения). Обеспечительные меры, принятые МКА, обязательны только для сторон спора, связанных арбитражным соглашением, но не для третьих лиц.

Типовой закон ЮНСИТРАЛ (ред. 2006) дополнен специальной главой, посвященной обеспечительным мерам (гл. IV(A) "Обеспечительные меры и предварительные постановления"). В Типовом законе определены категории обеспечительных мер (перечень исчерпывающий) (п. 2 ст. 17):

  • 1) меры, направленные на поддержание или восстановление status quo ante, существовавшего до разрешения спора;
  • 2) меры, принимаемые с целью предупреждения неизбежного ущерба или ущерба самому арбитражу;
  • 3) меры, нацеленные на сохранение активов, за счет которых может быть исполнено последующее арбитражное решение;
  • 4) меры, способствующие сохранению доказательств, которые могут относиться к делу и иметь существенное значение для урегулирования спора.

В настоящее время считается, что если стороны договорились о разрешении спора по существу в МКА, то этот арбитраж является "родным судом" и для принятия обеспечительных мер. Однако зачастую в силу природы МКА как общественной организации принятие им обеспечительных мер является невозможным. В национальном законодательстве, международных актах и доктрине отмечается преимущество параллельной компетенции МКА и государственного суда принимать обеспечительные меры в поддержку арбитражного разбирательства. Обращение в суд с просьбой о принятии соответствующей обеспечительной меры не является несовместимым с арбитражным соглашением ("концепция совместимости"). Это положение прямо закреплено в ст. 9 Типового закона ЮНСИТРАЛ.

Типовой закон в ред. 2006 г. устанавливает (ст. 17(1)): суд обладает такими же полномочиями выносить обеспечительные меры в связи с арбитражным разбирательством, независимо от того, находится ли место разбирательства в данном государстве, как и полномочия, которыми он обладает в связи с судопроизводством.

Национальное законодательство некоторых государств (Бельгия, Дания, Индия) и некоторые арбитражные регламенты (Арбитражный регламент МТП (1998), Регламент Лондонского международного арбитражного суда (1998)) предусматривают, что обращение в государственный суд с просьбой о принятии обеспечительных мер допустимо только в случае, если МКА не может самостоятельно принять соответствующую меру. В Типовом законе (ред. 2006) разработана целостная система, позволяющая в судебном порядке приводить в исполнение обеспечительные меры, предписанные МКА, который имел место как в государстве суда, приводящего эти меры в исполнение, так и за пределами этого государства.

Арбитражная обеспечительная мера признается имеющей обязательную силу и приводится в исполнение по обращении в компетентный суд независимо от страны, в которой она была вынесена (п. 1 ст. 17(Н)). Суд государства, в котором испрашивается признание или приведение в исполнение арбитражного решения, может распорядиться о предоставлении запрашивающей стороной надлежащего обеспечения, если такое решение необходимо для защиты прав третьих сторон (п. 3 ст. 17(Н)). В признании и приведении в исполнение обеспечительной меры может быть отказано (п. 1 ст. 17(1)):

  • а) по просьбе стороны, против которой она направлена, если суд установит, что:
    • o одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна; это соглашение недействительно по праву, избранному сторонами либо (в отсутствие выбора) по праву страны места вынесения решения;
    • o сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения;
    • o решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения;
    • o состав арбитражного суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон или, в отсутствие такового, не соответствовали закону страны мест проведения арбитража;
    • o решение арбитража в отношении предоставления обеспечения в связи с принятой обеспечительной мерой не было выполнено;
    • o обеспечительная мера была отменена или приостановлена арбитражем, ее принявшим, или судом государства, в котором проводится арбитраж или в соответствии с законодательством которого была предписана эта обеспечительная мера;
  • б) если суд найдет, что:
    • o обеспечительная мера не совместима с полномочиями, предоставленными суду, если только суд не примет решения об изменении формулировки этой обеспечительной меры, как это необходимо для приведения ее в соответствие с его собственными полномочиями;
    • o объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам данного государства;
    • o признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречит публичному порядку данного государства.

Суд, в котором испрашивается признание или приведение в исполнение обеспечительной меры, при вынесении определения не проводит рассмотрения существа обеспечительной меры (п. 2 ст. 17(1)). Это установление направлено на ограничение перечня обстоятельств, при которых суд может отказать в приведении в исполнение обеспечительной меры.

Национальное законодательство предусматривает возможность принудительного исполнения арбитражных обеспечительных мер. Основные подходы к роли государственных судов при приведении в исполнение арбитражных обеспечительных мер:

  • 1. Непосредственное приведение в исполнение арбитражных обеспечительных мер, как если бы это были меры, принятые государственным судом (п. 3 ст. 9 Закона Эквадора "Об арбитраже и посредничестве" (1997)).
  • 2. Содействие государственных судов приведению в исполнение арбитражных обеспечительных мер (Боливия, Египет, Великобритания, Греция, Сингапур, Швейцария, Зимбабве). В некоторых странах национальное законодательство распространяет на признание и приведение в исполнение арбитражных обеспечительных мер режим признания и приведения в исполнение окончательных арбитражных решений (Австралия, Хорватия, Франция, Бельгия, Дания, Ирландия, Мальта).
  • 3. Преобразование решения МКА о принятии обеспечительной меры в решение государственного суда. Суд по ходатайству стороны арбитражного разбирательства может разрешить приведение в исполнение приказа арбитража о принятии обеспечительной меры. При этом суд вправе переформулировать арбитражный приказ, изменить его или дополнить, если это необходимо для приведения в исполнение обеспечительной меры (ст. 1041 кн. 10 ГПК ФРГ).
  • 4. Принятие государственным судом собственного решения об обеспечительных мерах в поддержку арбитражного разбирательства на основе решения о таких мерах, принятого МКА (Кения, Новая Зеландия).

Закон о МКА устанавливает, что третейский суд по просьбе любой стороны может распорядиться о принятии обеспечительных мер в отношении предмета спора, которые суд считает необходимыми. Сторона в коммерческом споре вправе обратиться и в суд общей юрисдикции, и в государственный арбитражный суд (ст. 90 АПК) с просьбой о принятии мер по предварительному обеспечению иска. Закон о МКА подчеркивает, что обращение в суд и вынесение судом определения о принятии обеспечительных мер полностью совместимо с арбитражным соглашением.

Однако российское законодательство ничего не говорит о возможности признания и приведения в исполнение арбитражных обеспечительных мер. В п. 26 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 7 июля 2004 г. № 78 "Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер" говорится, что определения иностранных судов о применении обеспечительных мер не подлежат признанию и принудительному исполнению на территории РФ. Российские судьи склонны толковать текст данного письма расширительно, указывая, что термин "иностранные суды" включает в себя также иностранные арбитражи, а под "определением" следует понимать любые акты, предоставляющие обеспечительные меры.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >