РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI ВЕКА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • основные памятники русской книжности XVI в.;
  • • основные жанры и памятники древнерусской литературы XVI в.;
  • • особенности развития и основные памятники русской архитектуры XVI в.;
  • • особенности развития и основные памятники древнерусского изобразительного и декоративно-прикладного искусства XVI в.;

уметь

  • • определить после прочтения жанр памятника древнерусской литературы;
  • • различить региональные особенности архитектурных и иконописных школ и традиций;
  • • определить по иллюстративному материалу основные техники декоративно-прикладного искусства;

владеть

  • • методикой поиска информации в библиотечных и электронных ресурсах по изучаемому периоду и изучаемой проблематике;
  • • представлениями о содержании понятий "культура", "искусство" применительно к России XVI в.

Ключевые термины и понятия: литература, летопись, жития, летописные своды, монументальные исторические произведения, Лицевой летописный свод, книгопечатание, иконопись, фреска, декоративно-прикладное искусство, шатровый храм, фортификационные сооружение, культурное влияние.

Ключевые имена: Максим Грек, Иван Пересветов, Андрей Курбский, Спиридон-Савва, инок Филофей, митрополит Даниил, митрополит Макарий, Иван Федоров, Петр Мстиславец, митрополит Афанасий, Сильвестр, И. М. Висковатый, Алевиз Новый, Пьетро Солари, Иван Грозный, Борис Годунов.

Литература. Книгопечатание

В XVI в. Россия переживала, с одной стороны, сближение с миром Западной Европы, а с другой – окончательное формирование централизованного государства в том виде, который получил название Московского царства.

Две эти тенденции являлись во многом взаимоисключающими. Влияние западноевропейской культуры предполагало освобождение от средневековых норм, в том числе и в письменной культуре. Следствием этого стало возникновение новых жанров в литературе, а точнее разрушение средневековых жанров. Появились публицистика и публицисты, инакомыслие и своеобразное средневековое диссидентство. В то же время шел процесс унификации всех сторон культурной жизни страны, выковывалась единая культура российского царства. Поэтому в русской литературе XVI в. присутствуют столь разные явления и тенденции, которые оказываются объединенными и даже сплетенными в единый клубок.

Противоречия затрагивали многие стороны культуры. Стремлением к унификации богослужения объясняется приглашение в 1516 г. в Россию ученого греческого монаха Максима Грека, который должен был проверить правильность переводов с греческого русских богослужебных текстов. Проверка привела к конфликту: сравнение русских текстов с греческими выявило многие неисправности перевода, но признать это для церкви оказалось невозможным.

Максим Грек (в миру Михаил Триволис), получивший образование в ренессансной Италии, объединил вокруг себя в Москве интеллектуалов-вольнодумцев, выступил с серией полемических сочинений, направленных в защиту православия, а также против косности и невежества отдельных русских церковных иерархов и богословов. В результате его обвинили в ереси и осудили на многолетнее тюремное заключение. Литературное наследие Максима Грека в России представлено не только переводами, но также многочисленными полемическими сочинениями, в которых ученый монах излагал свои взгляда на роль церкви в обществе, на государственное строительство и пр. Он считается одним из наиболее оригинальных русских философов XVI в.

Литература в XVI в. часто оказывалась полем для полемики. Так, служилый человек Иван Пересветов, написавший обращенные к Ивану Грозному "Малую" и "Большую" челобитные, изложил в них в иносказательной форме проект преобразований Русского государства. В 1560-е гг. между бежавшим в Литву боярином Андреем Михайловичем Курбским и царем Иваном Грозным состоялся обмен посланиями, в которых царь обвинял бежавшего боярина в государственной измене, а Курбский, в свою очередь, обвинял русского царя в тирании.

Публицистика служила и целям государственной идеологии. Бывший литовский митрополит Спиридон-Савва, оказавшийся в конце своей долгой жизни в заключении в Ферапонтовом монастыре, написал в 1510-е гг. "Послание о Мономаховом венце". Здесь он изложил легенды о происхождении Рюриковичей от брата римского императора Октавиана Августа и о получении императорских регалий Августа киевским князем Владимиром Мономахом от своего деда по матери византийского императора Константина Мономаха. Позднее эти легенды вошли в повествовательный цикл под названием "Сказание о князьях владимирских".

Для XVI в. в области агиографии центральной является фигура митрополита Макария, занимавшего митрополичий престол в 1542–1563 гг. В составленные по его инициативе "Великие Минеи Четии" вошли десятки новосозданных житий. Канонизация мсстночтимого святого в эпоху Макария стала делом вполне реальным, что привело к возникновению местных школ агиографии. Самой знаменитой стала псковская школа, а, пожалуй, наиболее плодовитым агиографом XVI в. следует признать псковского монаха Василия-Варлаама. Им написаны жития Евфросина Псковского, князей Всеволода-Гавриила Псковского, Александра Невского (редакция) и др. Творческий прием Василия-Варлаама характеризуется обилием риторики при малой информативности повествования. Этот стиль, охарактеризованный в исследовательской литературе как "плетение словес", был свойствен не только для одного Василия-Варлаама, но и для других книжников эпохи митрополита Макария и в последующее время воспринимался как образец. Жития суздальских святых архимандрита Евфимия, епископа Феодора, княжны Евфросинии написаны монахом суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Григорием. Владимирская редакция "Жития Александра Невского" – монахом владимирского Рождественского монастыря Михаилом.

Подчас в житиях макарьсвской эпохи отражались местные предания и легенды. Так муромская легенда о княжеской чете начала XIII в. отразилась в "Повести о Петре и Февронии Муромских", написанной профессиональным книжником середины XVI в. Львом Филологом. По своему содержанию это произведение имеет мало общего с житием. В нем две части. В первой рассказывается о Петре, младшем брате муромского князя, который вступил в единоборство со змеем-оборотнем, защищая честь жены своего брата. Змей перед смертью окропил Петра своей отравленной кровью, отчего тело князя покрылось неизлечимыми язвами. Во второй части повести главной героиней выступает мудрая крестьянская девушка Феврония (причем ее мудрость явно не христианского, а языческого свойства). Она исцелила Петра от болезни и стала его женой, хотя тому пришлось лишиться из-за этого своего княжеского звания. Характерно, что после канонизации Петра и Февронии эта повесть обретает функцию жития.

В целях унификации богослужения на территории Русского государства в 1550-е гг. появилось книгопечатание. Долгое время печатали почти исключительно богослужебную литературу. Это позволяло добиться единства богослужебных текстов, что было невозможно при их рукописном тиражировании, в процессе которого разночтения оказывались неизбежны.

Появилось книгопечатание, по-видимому, в Москве. Судя по терминологии печатного дела, утвердившейся в России в XVI–XVII вв., и некоторым позднейшим свидетельствам, учителями первых русских печатников были итальянцы. Так, печатник назывался тередорщиком (от итал. tiratore), а красильщик – батырщиком (от battitore) и пр. В настоящее время известно несколько безвыходных (т.е. без указания места и года издания) или анонимных изданий, которые по бумаге датируются серединой XVI в. Их определяют по ширине шрифта. Это узкошрифтные Евангелие (ок. 1553–1554), постная Триодь (ок. 1555–1556) и цветная Триодь (ок. 1556–1557), среднешрифтные Евангелие (ок. 1558–1559) и Псалтирь (ок. 1559–1560), широкошрифтные Евангелие (ок. 1563–1564) и Псалтирь (ок. 1564–1565). Уже в первых московских изданиях была применена двухцветная печать (заглавия и инициалы печатались красной краской, а основной текст – черной), что сохранилось и в последующей практике старопечатной книги.

Первой изданной в России книгой с выходными данными является "Апостол", который был напечатан в Москве по благословению митрополита Афанасия дьяконом кремлевской церкви Николы Гостунского Иваном Федоровым и его помощником Петром Мстиславцем. В 1565 г. они выпустили два издания "Часовника" (Часослова), затем покинули Россию. Последующие издания Иван Федоров осуществлял в Заблудове (1569 г. – Учительное Евангелие, 1569–1570 – Псалтирь), во Львове (1574 г. – "Апостол" и "Грамматика") и в Остроге (1578 г. – "Букварь", 1580 – Библия). Петр Мстиславец сначала работал вместе с Иваном Федоровым в Заблудове, а затем переехал в Вильно, где на средства братьев Луки и Кузьмы Мамоничей осуществил три издания (Евангелие, Псалтирь и "Часовник").

После отъезда Ивана Федорова по приказу царя на Никольской улице в Москве построили Печатный двор, где выпускать книги стал ученик Федорова Андроник Невежа. Предполагают, что он был братом Петра Мстиславца. В 1568 г. А. Т. Невежа вместе с Никифором Тарасьевым издали Псалтирь. В 1571 г. Печатный двор сгорел во время набега крымского хана Девлет-Гирея, и типография А. Т. Невежи из Москвы переехала в опричную столицу Ивана Грозного – Александрову слободу, где были выпущены Псалтирь (1577) и Часовник (между 1577 и 1580).

После этого о деятельности типографии достоверно ничего не известно. Печатный двор в Москве был возобновлен лишь в 1587 г. А. Т. Невежа издал на нем Триоди постную (1589) и цветную (1591), Октоих (1594), "Апостол" (1597). Начиная с издания "Часовника" (1598) вместе с отцом трудился Иван Невежин, который со временем стал самостоятельным издателем и выпускал книги на Московском печатном дворе.

В XVI в. появились так называемые обобщающие историко-литературные предприятия – труды, представляющие собой соединение в единый корпус сведений из разных источников. Кроме "Великих Миней Четиих" к таковым относятся Русский хронограф, Никоновская и Воскресенская летописи, Степенная книга, Лицевой летописный свод и Домострой.

Русский хронограф, или Хронограф редакции 1512 г., представляет собой попытку вписать русскую историю в контекст истории всеобщей. До того создавались компиляции на основе византийских хроник с присоединением русских летописных известий. В Русском хронографе, составленном книжниками Иосифо-Волоколамского монастыря, эта идея проведена последовательно. В результате появилось единое и стройное изложение всемирной истории от Сотворения мира до падения Константинополя в 1553 г. Россия заняла в нем видное и достойное место.

Никоновская летопись составлена в 1520-е гг. также в Иосифо-Волоколамском монастыре при непосредственном участии митрополита Даниила, который и сам был незаурядным писателем своего времени. Воскресенская летопись относится к более позднему времени, к 1530–1540-м гг., и завершена в 1541–1542 гг. при митрополите Иоасафе. В этих летописях, не связанных одна с другой, объединялись известия разных летописных традиций. В результате получились своеобразные исторические энциклопедии, где можно найти относительно полный свод известий о русской истории с древнейших времен до XVI в. Для Никоновской летописи характерно более детальное изложение событий с обилием вымысла, прибегая к которому книжник XVI в. пытался сделать свое повествование более последовательным и непротиворечивым. Текст Воскресенской летописи в большей мере компилятивен.

Созданная в 1563–1564 гг. Степенная книга представляет собой соединение двух жанров – летописи и жития. История России представлена в ней жизнеописаниями князей и митрополитов. Автор Степенной книги митрополит Афанасий (преемник митрополита Макария) придумал и весьма оригинальную концепцию для своего труда. Русскую историю он уподобил лестнице, ведущей русский народ от тьмы язычества к Богу (отсюда и название памятника: "степень" означает "ступень"). Ступенями лестницы выступают поколения русских князей династии Рюриковичей, начиная с крестившего Русь князя Владимира и заканчивая его потомком в 17-м колене Иваном Грозным. Династия Рюриковичей объявлена главным гарантом благополучия Российского государства. Здесь использована и появившаяся на рубеже XV–XVI вв. легенда о происхождении Рюрика от младшего брата римского императора Октавиана Августа. В Степенной книге встречаем первую попытку концептуального изложения истории с позиций государственной идеологии. Теми же соображениями руководствовался и автор составленной в 1560-е гг. Казанской истории – пространного и идеологически выверенного повествования о присоединении Казанского ханства к Московскому государству, из которого следует, что поход русских войск на Казань в 1552 г. был не только законным деянием, но даже подвигом благочестия.

Соединение известий Хронографа, летописи, Степенной книги с традицией изобразительного искусства представляет собой Лицевой летописный свод (1570-е). До нашего времени сохранилось десять томов иллюстрированной летописи, в которой история человечества представлена от Сотворения мира до событий в России середины XVI в. В Лицевом своде основную роль играют миниатюры. Тексты Хронографа, летописи или Степенной книги (основных источников Лицевого свода) использованы как подписи под миниатюрами. Основная идея Лицевого свода заключается в наглядной иллюстрации того, что русская история венчает собой историю мировую.

В XVI в. происходил процесс унификации местных культурных традиций. В результате его была создана единая общерусская литература, которая во многом носила еще средневековый характер. Одновременно имело место проникновение из Западной Европы черт культуры Нового времени, гуманистической литературы, главным героем которой был человек – вершитель исторического процесса и собственной судьбы. Эти две тенденции, средневековая и Нового времени, не только вступали в противоречие, но и дополняли одна другую. Так создавалась литература Русского централизованного государства – средневековая по форме, но содержащая отдельные черты Нового времени.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >