Утопия "народного производства"

Шансы России избежать "извращенного направления" крупнопромышленного развития Воронцов и Даниельсон связывали с "институтами, унаследованными от нашей прошлой истории", и прежде всего - с сельской общиной и с тем, что в головах русской интеллигенции сложились представления о "формах, более идеальных" (Воронцов), чем реальный капитализм на Западе. Согласно этим представлениям, "народное производство" может сложиться на основе следующих факторов:

  • 1) опоры на общинные и артельно-промысловые традиции;
  • 2) обеспечения интеллигенцией (экономическая составляющая "долга перед пародом") крестьянского мелкого земледелия и кустарничества доступным кредитом, техническими знаниями и сбыто-снабженческим аппаратом;
  • 3) государственного ("казенного") управления машинной индустрией до тех пор, пока не удастся изменить сельскую общину таким образом, чтобы она была в состоянии вместить формы крупной промышленности.

"Иной путь промышленного прогресса" (Воронцов) не был только умозрением - активный сотрудник "Отечественных записок" С. Н. Кривенко (1847-1906), например, обладал практическим опытом участия в земледельческо-промышленной артели, основанной на юге России выдающимся изобретателем-электротехником А. Н. Лодыгиным (1843-1923) и прекратившей существование в 1878 г. из-за восстания кавказских горцев во время русско-турецкой войны. Однако осталось непонятным, как можно вовлечь самодержавное государство в содействие перерастанию общинного строя в "крупное обмирщенное производство" (Даниельсон) без борьбы за политические свободы и представительного правления, как полагали идейные борцы с "капитализмом на русской почве".

Университетское народничество: А. Чупров

Едва ли о ком из русских экономистов с такой теплотой отзывались современники, как об Александре Ивановиче Чупрове (1842-1908), профессоре политэкономии и статистики Московского университета (1878-1899). Разночинец, убежденный сторонник идеи служения народу, Чупров в молодости вместе с выдающимся физиком Н. А. Умовым организовал Общество распространения технических знаний для помощи крестьянам и кустарям, а позднее сформировал школу земской статистики. Магистерская и докторская диссертации (1875-1878) принесли ему репутацию крупнейшего специалиста по экономике железнодорожного хозяйства; как эксперт и публицист влиятельной газеты "Русские ведомости" Чупров посвятил себя деятельности за обеспечение государственного контроля над российской железнодорожной сетью (ее создание на основе раздачи частным лицам прибыльных концессий сопровождалось многочисленными злоупотреблениями). В старости, уехав за границу в лечебных целях, Чупров обратился к сравнительному изучению земледелия и сельскохозяйственной кооперации в странах Западной Европы. В начале XX в. он преподавал в основанной известным социологом Максимом Ковалевским Русской Высшей школе общественных наук в Париже, где сблизился с приглашенным туда для чтения лекций Шарлем Жидом.

Чупров был сторонником историзма, но не отвергал теоретического вклада рикардианства; высоко ценил "Капитал" (но не революционные выводы) К. Маркса. Однако для решения аграрного вопроса и английская классическая политэкономия, и марксизм оказались непригодны. Первая, по словам Чупрова, обобщила пример "пышного развития" крупной фермерской системы как "прочного оплота высокого чистого дохода"; второй предрекал неизбежное падение мелкого сельского хозяйства. На крупное земледелие была ориентирована и сельскохозяйственная экономия, созданная в Германии в первой половине XIX в. А. Теэром и Й. фон Тюненом и насаждавшаяся в России в учебных заведениях, учрежденных после отмены крепостного права, - Петровской академии (Москва) и Ново-Александрийском институте (Варшава).

Чупров, систематизировав отличия промышленного труда от земледельческого, определяющие ограниченное действие в сельском хозяйстве закона концентрации производства, поставил вопрос об устойчивости мелкого земледелия и даже о его возможном перевесе над крупным - при "планомерном проведении кооперативного принципа в соединении с организованной агрономической помощью". Основанием для такого вывода были успехи, достигнутые в континентальных странах Европы (Италии, Франции, Германии и особенно Дании) вопреки мировому аграрному кризису 1874-1895 гг. и благодаря "солидарной ответственности" в сельском хозяйстве (земледельческие синдикаты, кооперативные товарищества). Своего рода экономическим завещанием А. И. Чупрова стал его аграрный проект, изложенный в книге "Мелкое земледелие и его основные нужды" (1907) и отрицавший отождествление русской сельской общины с институтом, тормозящим агротехнический прогресс. Чупров рассчитывал на организацию разветвленной помощи крестьянству со стороны интеллигенции и правительства - от агрономических рекомендаций до кредита для перехода от архаичного трехполья к плодосменному земледелию и кооперативному объединению.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >