Типы и способы конструктивной аргументации

Изложенные выше формально-логические законы и принципы выявления причинно-следственных связей нашли особенно широкое использование при аргументации, которая представляет собой такую форму речевого действия, которая направлена на оправдание или опровержение какого-то мнения. При этом наиболее важным компонентом аргументации является умение рассуждать обоснованно и подкреплять выдвигаемые положения убедительными аргументами. В самом общем смысле обосновать некоторое утверждение – значит привести те достаточные основания, в силу которых оно должно быть принято.

Таким образом, аргументация – это полное или частичное обоснование какого-либо утверждения (тезиса) с использованием других утверждений (аргументов или доводов) путем их демонстрации. В качестве аргументов обычно применяется одно или несколько связанных между собой высказываний. Частными случаями аргументации являются:

  • 1) доказательство, содержащее совокупность логических приемов обоснования истинности суждения с помощью аналогии свойств или отношений, а также других, связанных с ними, истинных суждений-посылок;
  • 2) опровержение, представляющее уже отрицание выдвинутого кем-то тезиса через доказательство антитезиса или ложности каких-либо мнений о конкретных фактах или иных обсуждаемых явлениях.

Что касается наиболее общих типов аргументации, то все они часто делятся по следующим признакам:

  • 1) по сфере практической применимости – универсальная и контекстуальная, отличающиеся тем, что первая применима в любых случаях, а вторая – лишь к определенной аудитории;
  • 2) по природе привлекаемых аргументов – эмпирическая (ссылается только на опыт и эмпирические данные) и теоретическая (опирается на логически верное рассуждение);
  • 3) по способу опровержения или доказательства – прямая, косвенная по аналогии, аналитически косвенная (от противного) и косвенная разделительная (путем исключения).

Перечисленные выше типы и способы аргументации представлены на рис. 1.3.

Последовательно и кратко поясним особенности применения всех типов аргументации. При этом необходимо иметь в виду, что одна часть приводимых здесь доводов будет касаться поддержки тезисов, представляющихся истинными, а другая – заведомо ложных или неопределенных тезисов. Иначе говоря, аргументированно отстаиваться могут не только добро и справедливость, но и то, что кажется злом и проявит себя так впоследствии.

Классификация типов и способов аргументации

Рис. 1.3. Классификация типов и способов аргументации

В число контекстуальных способов аргументации обычно включают опору на аргументы в виде традиции и авторитета, интуиции и веры, здравого смысла и вкуса и т.п. А вот к универсальным способам аргументации относятся:

  • а) теоретическая – дедуктивная и индуктивная, системная и методологическая;
  • б) эмпирическая – в форме подтверждения: прямого, т.е. непосредственного наблюдения явлений из обосновываемого утверждения, и косвенного, которое уже получено опорой на явления-следствия, логически вытекающие из этого утверждения.

Важное место при этом занимают дедукция и индукция, используемые в процессе демонстрации как способы установления причинно-следственных связей. Причем первый метод делает это достоверно, с опорой на истинные предпосылки, а второй – только по вероятности (за исключением случая полной индукции, которая делает это с необходимостью). Обычной и довольно распространенной ошибкой в неполных индуктивных умозаключениях является поспешное обобщение, т.е. обобщение без достаточных на то оснований.

Отличительной особенностью эмпирической аргументации с применением индуктивного метода является принципиальная неравноправность таких двух взаимосвязанных операций, как подтверждение и опровержение каких-либо гипотез. Ведь достаточно одного противоречащего факта, чтобы опровергнуть общее утверждение, в то время как даже большое число убеждающих доводов не способно окончательно подтвердить полученное таким способом утверждение, превратив его в истину. В основе асимметрии подтверждения и опровержения лежит схема рассуждения, основанная на принципе фальсификации доказательства.

Широкое распространение в эмпирической аргументации нашли также примеры и иллюстрации, применяемые для подтверждения общих положений и гипотез. Примером считаются явления и частные случаи, используемые в качестве отправного пункта для последующего обобщения либо подкрепления уже сделанного. А вот иллюстрация – это факт или частный случай, призванные укрепить убежденность слушающего в правильности уже известного и принятого общего положения. Иначе говоря, если пример подталкивает мысль к новому обобщению и подкрепляет это обобщение, то иллюстрация проясняет известное общее положение, демонстрирует его значение с помощью ряда возможных применений и усиливает эффект его присутствия в сознании слушающего.

Однако реализовать подобное предназначение могут лишь: а) примеры, удовлетворяющие следующим требованиям: ясность и неоспоримость, побуждение к переходу от частного к общему, необычность при принципиальной возможности; б) иллюстрации, способные подтвердить известную истину или облегчить ее восприятие, привлечь внимание слушателя и возбудить его воображение. При этом не исключаются также неудачные примеры и иллюстрации, демонстрирующие противоречивость либо неправомерность индуктивного обобщения и не подсказывающие то единственное направление, в котором может происходить такое обобщение. Опыт удачной аргументации свидетельствует, что для усвоения какого-то общего утверждения или правила необходимы не только позитивные, но и негативные (противоречащие) примеры и иллюстрации.

И наоборот, игнорирование приведенных выше требований способно не только подорвать последовательность рассуждения, но даже привести к обратному результату или комическому эффекту. Неудачный пример ставит под сомнение то общее положение, которое он призван подкрепить, а противоречащий пример способен даже опровергнуть общее положение. Иначе обстоит дело с неудачной, неадекватной иллюстрацией. Общее положение, к которому она приводится, не ставится под сомнение, но такая демонстрация расценивается скорее как негативная характеристика того, кто ее применяет на практике, как свидетельство непонимания им самого принципа иллюстрирования или неумения воспользоваться им.

Однако возможности эмпирической аргументации ограничены, так как одного согласия теории с результатами наблюдений недостаточно для однозначной оценки ее приемлемости. Не эмпирический опыт, а теоретические рассуждения оказываются обычно решающими при выборе одной из конкурирующих концепций. Они требуют также теоретического обоснования, опирающегося на рассуждение и отсылающего к другим уже принятым утверждениям, без которых нет ни теоретического знания, ни хорошо обоснованных убеждений.

Помимо только что рассмотренной дедуктивно-индуктивной теоретической аргументации важное место занимают такие, как системная и методологическая. Если под системной аргументацией понимают обоснование утверждения посредством включения его в качестве составного элемента в кажущуюся хорошо обоснованной систему утверждений, то методологическая аргументация делает это уже путем ссылки на тот несомненно надежный метод, с помощью которого получено обосновываемое утверждение или отстаиваемая целостная концепция. Другими словами, если в первом случае утверждение, ставшее элементом теории, опирается на ее авторитет и уже проверенные возможности, то во втором – на метод как систему предписаний, рекомендаций, предостережений и образцов, указывающих, как надо или не надо делать что-то.

Достоверность системной аргументации достигается не только отдельными фактами, но также широким кругом объясняемых теорией явлений, предсказанием ранее неизвестных эффектов и благодаря ее связи с другими теориями. Анализируемое положение, включенное в систему, получает ту эмпирическую и теоретическую поддержку, какой обладает теория в целом. При этом возможны следующие два способа системного обоснования утверждений в рамках конкретной теории:

  • 1) ее внутренняя перестройка, предполагающая введение новых норм и других принципов, меняющих структуру теории;
  • 2) ее совершенствование путем выявления дополнительных логических связей между утверждениями, минимизации исходных допущений, придания ей аксиоматичности и большей формализуемости.

От теоретических положений также требуется, чтобы они допускали принципиальную возможность опровержения и предлагали определенные процедуры своего подтверждения. Ведь научный результат, в принципе не допускающий опровержения и подтверждения, оказывается вне конструктивной критики, так как не намечает реальных путей дальнейшего исследования. Вот почему считается, что принципиальная опровержимость (фальсифицируемость) теории является критерием ее научности.

Что касается возможностей и сфер применения методологической аргументации, то они всецело определяются спецификой соответствующего научного метода. Являясь итогом и выводом из предшествующей практики, каждый такой метод вначале обобщает и систематизирует опыт действий в конкретной ее сфере, а затем особым образом описывает и регламентирует там практическую деятельность. При этом метод охватывает прежде всего средства, необходимые для достижения определенной цели, но может содержать и характеристики, касающиеся самой этой цели.

Это же относится и к научной методологии, которая обычно не представляет собой исчерпывающего перечня правил и образцов, обязательных для каждого исследователя. Даже самые очевидные из них могут истолковываться по-разному и иметь многочисленные исключения. Правила научного метода должны также меняться при переходе от одной области познания к другой, поскольку существенным содержанием этих правил является умение проводить конкретное исследование и делать вытекающие из него обобщения, которое вырабатывается только в самой практике исследования.

Кроме того, ограниченность методологической аргументации проявляется в том, что она может иметь только второстепенное значение, так как методологические аргументы никогда не имеют решающей силы, а потому и не способны поставить точку в споре о судьбе конкретного научного утверждения или теории. Вот почему возможности методологической аргументации заметно варьируют в разных областях теории и практики. Ссылки на метод, с помощью которого получено конкретное заключение, довольно обычны в естественных, но крайне редки в гуманитарных науках.

В заключение поясним изображенные в правой части рис. 1.3 способы прямого и косвенного доказательства и опровержения. Их практическая реализация для нужд обоснования и отстаивания решений в интересах менеджмента техногенного риска основывается на только что изложенных принципах и процедурах теоретической и эмпирической аргументации, а также рассмотренных выше формально-логических законах правильного мышления. Менее эффективным среди всех этих способов является аналогия, так как рассуждения и выводы на ее основе характеризуются крайне малой доказательной силой, что подтверждается даже поговоркой: "аналогия – не довод".

Однако умозаключения, основанные на аналогии (т.е. исходя из сходства одних признаков и его обобщения на другие), равно как и на интуиции (прямое и логически не воспроизводимое усмотрение истины), вряд ли стоит отрицать начисто. Ведь интуитивная логика, если она сложилась и хорошо отработана на разнообразном материале, как правило, не подводит. Многочисленные подтверждения тому можно найти в истории науки и техники – на примере серии довольно известных открытий и изобретений.

Что касается рассуждений по аналогии, то они широко применяются при разработке самых разнообразных моделей. Правда, в их основе не всегда лежит чисто внешнее (формальное) сходство; нередко оно дополняется еще и идентичностью физических законов, описывающих причины образования и функционирования аналогов. Более подробно разобраться с сущностью моделирования по аналогии можно будет, ознакомившись с гл. 5 этой книги, а убедиться в его плодотворности – на примере двух ее последних разделов.

Таким образом, представляется правомерным завершить данный параграф следующими утверждениями. Все рассмотренные здесь типы и способы аргументации являются довольно конструктивными, для того чтобы их рекомендовать к применению в исследовании и совершенствовании безопасности сложных технических систем. Это относится также к соответствующей системной и методологической аргументации, так как совокупность необходимых теоретических и методологических положений (например, энергоэнтропийная концепция и классификация объективно существующих опасностей, а также вытекающие из нее категории, принципы и методы их парирования) уже четко сформулированы и многократно проверены, а значит, и пригодны для практического использования.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >