Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК. ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ
Посмотреть оригинал

Духовная культура, мораль, религия, наука, экономика, бизнес: коммуникативные точки взаимодействия и роста

Духовная жизнь общества воплощает в себе совокупность сформулированных в культуре ценностных форм сознания и социально обусловленных видов творческой деятельности по их производству, освоению и применению. В отличие от материальной культуры, связанной с производством и освоением предметов, явлений материального мира, духовная культура включает в себя многообразие продуктов духовной и интеллектуальной деятельности человека, не имеющих предметного, вещного характера (нравы, обычаи, систему ценностей, норм, идеалов и т. п.). Многообразие видов духовной культуры соответствует многообразию сущностных сил человека, его способностей и потребностей, проявляющихся в различных общественных отношениях.

Ситуация поиска единства мировой истории с утраченной духовностью ставит перед современной цивилизацией проблему диалога различных религий, культур, экономики, науки, бизнеса, при сохранении в своих устремлениях уникальных культурных различий, поиска согласия через обращение к духу и разуму, воспитания человечества в русле толерантности, гибкости, взаимопонимания, взаимоуважения, не силового, а коммуникативного разрешения возникающих конфликтов. Мораль, религия и философия с этой точки зрения должны выступать как «голос в разговоре человечества», посредники во взаимопонимании людей, в обосновании коммуникативного поведения, обеспечивающего интеграцию общества.

Некоторые исследователи отмечают, что мы разделили моральные и религиозные ценности, как и философские миры, непроходимой пропастью и резкой демаркационной линией. В соответствии с этим Запад представляется как мир науки, механизации, демократии, материализма, измерения, прогресса, равноправия полов, индивидуальности, закона, высокого уровня жизни и т. д., а Восток как мир с противоположными чертами. Запад наделяется такими характеристиками как современный, рационалистический, индивидуалистический, свободолюбивый, реалистический, логичный, активный. Ему противопоставляется Восток как архаичный, субъективный, интуитивный, идеалистический, мистический, пассивный.

В то же время антитеза материалистического Запада и спиритуалистического Востока обнаруживает, что духовный мир Запада — отнюдь не синоним материализма и научности, интерес к посюстороннему миру характерен не только для западной культуры, но и народов Востока, как и наоборот. Беспристрастный взгляд на теорию западной мысли и культуры показывает, что спиритуалистический, духовный взгляд здесь преобладал не только до середины XIX в., но не чужд и современности. Такие философские направления, как экзистенциализм, феноменология, персонализм, неотомизм и другие гораздо ближе спиритуалистическому воззрению, чем сциентизму аналитической философии.

В настоящее время от первичной контроверзы этических, философских и религиозных систем Востока и Запада исследователи все больше переходят к философской компаративистике (от лат. comporativus — сравнительный), необходимости взаимопонимания, культурного общения и взаимообогащения. В таком же направлении следует рассматривать диалог различных моральных ценностей, религий и конфессий, их понимание и содержательное наполнение категорий нравственности, морали, веры, милосердия, покаяния, интерес к которым актуализируется в переломные моменты человеческой истории и культуры.

Кризис нравственных и социальных идеалов вызывает необходимость их переосмысления, ибо бытие человека и человечества на переломе, когда распадается «связь времен», является трагическим существованием. Философская рефлексия в такие моменты обращается к разным феноменам человеческой культуры с тем, чтобы обосновать необходимую систему ориентиров, привлечь внимание людей к системе общечеловеческих ценностей, феномену нравственности и морали, отношению морали и науки, морали и политики, морали и религии.

Понятия «мораль» и «нравственность» многие мыслители отождествляют, т. е. рассматривают их как синонимы. Для этого, как показывает история развития этических знаний, имеются довольно внушительные основания. И все же необходимо учитывать и тонкости другого, дискуссионного подхода, согласно которому понятия «мораль» и «нравственность» различаются. Как правило, различие этих понятий основано на противопоставлении того, что должно быть, т. е. того, к чему человек должен стремиться (мир должного), и того, реально существующего мира, с которыми он сталкивается в повседневной жизни (мир сущего). Под моралью при таком подходе понимают специфическую форму общественного сознания, в которой концентрируются и обобщаются высокие идеалы и строгие нормы, регулирующие поведение и сознание человека во всех сферах общественной жизни — в труде, быту, политике, науке, семейных, личных, государственных и межгосударственных отношениях. В понятие «нравственность» вкладывается более житейское, приземленное значение, включающее принципы реального практического поведения людей, при котором строгость высокоморальных норм значительно смягчена. Нравственность отражает более глубокие слои социально-исторических условий бытия человека, выражает его сущностные потребности. Мораль, таким образом, активно противостоит реально практикуемым нормам, она понимается как совершенство, как один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе, как результат размышления о реальных, жизненных поступках людей, их поведения и отношения друг к другу.

Важнейшее место в структуре нравственности занимают идеалы, которыми проверяется намеченная линия и принципы поведения человека. Моральный идеал — это идеальный образ или конечная цель нравственного развития. В качестве идеала может выступать как образ нравственно совершенной личности, так и морально обобщенный образ всего «морально совершенного, прекрасного, высшего», что особенно характерно для религиозного идеала Бога. В человеческой культуре ориентация на идеалы способствует обоснованию программ будущих, т. е. потенциально возможных видов и форм человеческой деятельности, поиску все новых идеалов общественной жизни, нравственных поступков, которые могут превратиться в эталоны поведения людей в будущих социальных общностях. Чем динамичнее развивается общество, тем активнее в культуре вырабатываются соответствующие идеалы, «проекты» и образцы, обеспечивающие изменение и развитие устоявшихся стереотипов и шаблонов социальной деятельности, способов осмысления и переживания мира человеком.

Наряду с моралью гуманистическую, императивную, аксиологическую, регулятивную и воспитательную функции выполняла и продолжает выполнять религия. Подобные функции религия как специфический феномен культуры способна выполнять вследствие того, что она аккумулировала в себе нравственный опыт предыдущих поколений, который в афористической, сжатой форме мы обнаруживаем в знаменитых заповедях Моисея («не убий», «не укради», «не прелюбодействуй» и т. д.), в моральных канонах ислама, буддизма и т. п.

Каждая из мировых религий оказывала влияние на становление традиций, обычаев, норм поведения. В древнейшей мировой религии буддизме ее основатель, странствующий проповедник Сиддхартха Гау- тама, также сформулировал основы (догматы) буддизма и указал путь спасения верующих. Будда, отталкиваясь от своего духовного опыта, поведал миру четыре благородных истины: существует страдание, у страдания есть причина, страдание может быть прекращено, есть путь, ведущий к этому. Этическим идеалом буддизма, таким образом, является нирвана, которая заключается в психологическом состоянии законченности внутреннего бытия перед лицом бытия внешнего, абсолютной отрешенности от него. Это отсутствие желаний и вместе с тем не поддающееся разъединению слияние интеллекта, чувств, воли, это гармония всех наличных способностей.

Христианская мораль предложила новую шкалу человеческих ценностей (крайний ригоризм — отказ от своеволия и полное подчинение воле бога; аскетизм; утешение — искупление страданий и вечное блаженство в ином мире; принцип любви как универсальный принцип морали; принцип милосердия, предполагающий прощение обид, сострадание и помощь страждущим и т. д.). Христианство решительно осудило жестокость, насилие, угнетение, возвеличило неимущих, угнетенных, страждущих. Идеалы равенства и любви к богу являются центром христианской этической концепции. Причем любовь понимается как универсальный принцип морали, имеющий общечеловеческий статус. Именно в Новом Завете было сформулировано золотое правило нравственности: «И так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».

В самой молодой и второй (после христианства) по количеству приверженцев мировой конфессии — исламе также обозначен прямой путь, начертанный Аллахом, следуя которому правоверный достигает нравственного совершенства, мирского благополучия и может попасть в рай. В Священном Писании мусульман (Коране) и в священном Предании (Сунне) содержатся предписания, которые определяют убеждения, формируют нравственные ценности и религиозную совесть верующих, а также выступают источниками конкретных норм, регулирующих поведение. Это шариат — «прямой, правильный путь», закон, предписание, авторитетно установленное в качестве обязательного. Шариат в массовом сознании воспринимается как исламский образ жизни в целом, всеобъемлющий исламский комплекс правил поведения, включающий самые разнообразные нормы — религиозные, нравственные, юридические, а также обычаи. Данные нормы поведения являются вечными и соответствуют любым действиям, поскольку отражают постоянные, не подверженные изменениям интересы и потребности мусульман.

На современном этапе, когда происходит системная трансформация человеческой цивилизации и необходимо прилагать огромные усилия во имя ее сохранения, возникает потребность обратиться к различным феноменам культуры, с целью актуализации наработанных в их лоне нравственных ценностей, способных быть ориентирами для общества в эпоху «великих перемен и крушения кумиров». При всех функциональных и содержательных различиях и предназначениях морали, религии и науки, их можно рассматривать как взаимодополнителъные сущности именно в плане обоснования ценностных стратегий современного человечества.

Проблема ответственности ученого перед обществом за результаты научных исследований, за их использование на благо или во вред человеку является одним из наиболее показательных моментов взаимосвязи науки и морали[1]. Долг ученого заключается в том, чтобы информировать общественное мнение как о благах, которые принесет внедрение его открытия, так и об опасностях, которые могут возникнуть при злоупотреблении им.

Каковы ценностно-моральные нормы творческой деятельности ученого? Ценностный императив во многом определяет специфику профессиональной этики ученого, в частности предъявляет ряд требований к этике самого процесса научного творчества и диктует некоторые моральные нормы творческой деятельности ученого:

  • • требование научной объективности;
  • • добросовестность по отношению к научному труду;
  • • требование обоснованности и доказательности получаемых результатов методами и средствами самой науки;
  • • высокая требовательность к себе;
  • • умение уважать научные результаты своих предшественников и коллег.

Осознание противоречий человекоразмерного мира, а также социальной опасности этически элиминированного, внеценностного знания специфицируют на современном этапе научный поиск. Наука нуждается в социальном контроле, направленном на служение общественному прогрессу. За пределами социально-нравственного использования научное знание теряет культурно-гуманистическое измерение и впадает в фаустовские иллюзии, к которым ведет цинизм знания, лишенного моральных горизонтов.

Понятия «мораль», «экономика» и «бизнес» в общечеловеческих представлениях трактуются, как правило, по-разному и все же считаются прочно связанными между собой. Рыночная экономика, по мнению Т. Парсонса, возникает лишь «при наличии определенной системы нравственности», успешное функционирование рынка соответственно требует формирования определенных нравственно-конфессиональных комплексов. Идеи о необходимости поддержки моралью и религией создания новых форм хозяйствования можно встретить у М. Вебера в его протестансткой этике. Д. Маклеланд подчеркивает, что «даже бизнесмен, новатор нуждается в более мощном стимуле, чем желание повысить прибыль; чтобы сдвинуть горы рутины и предубеждения, необходима вера».

На первых этапах развития капитализма получили развитие теории, нацеленные на примирение моральных принципов со стремлением к максимальной выгоде. Так, согласно теории Фридмана, закон считается институционализированным выражением моральных норм, следовательно, в бизнесе морально оправданы любые действия, если они не противоречат закону (соображения честности, нравственности и справедливости не должны влиять на принятие решения). Эта позиция получила название «этики laissez-faire». Критическое отношение к такой позиции нашло отражение в этическом кодексе «Принципы ведения бизнеса», разработанном в 1924 г. Комитетом по этике бизнеса при Торговой палате США, где впервые в истории было отмечено, что в основе бизнеса лежит доверие, проистекающее из справедливых взаимоотношений, эффективного оказания услуг и взаимной выгоды. Вместе с тем здесь пока еще доминирует следующая точка зрения: моральное оправдание получает любой бизнес, в котором партнеры по сделке признают их обмен эквивалентным.

В поисках новых принципов организации хозяйственной деятельности переломным моментом стал кризис 1929—1931 гг. и новый курс Ф. Рузвельта, давшие импульс для развития в последующие годы теорий человеческих отношений с их концептуальным аппаратом «социального партнерства», «участия в доходах» и т. п., а также комплексом конкретных профессиональных кодексов морали (этика управления, этика бизнеса, этика делового общения и др.).

В последние годы проблема этики экономики и бизнеса привлекают все большее внимание исследователей, менеджеров и общественных деятелей. Этическая оценка и репутация сегодня играют немаловажную роль при заключении сделок, выборе партнеров по бизнесу, применении санкций регулятивных органов и т. п. В целом же понимание обществом этики экономики и бизнеса, его социальной ответственности в западной цивилизации прошло за XX в. через следующие этапы: от управления, нацеленного на максимизацию доходов (до второй четверти XX в.) с интерпретацией этичности как второстепенной по отношению к прибыльности (период дикого капитализма) до попечительского управления (начиная с 1930-х гг.) с провозглашением организации заботы о своих сотрудниках и их семьях, поскольку это в конечном счете ведет к более высокой производительности и доходности, и до социального управления (начиная с 1960—1970-х гг.), когда утверждалось, что организация несет ответственность перед обществом в целом и, в частности, перед заинтересованными лицами.

В отечественной традиции выделяют следующие этапы становления этических воззрений в бизнесе XX века: традиционный капиталистический (до 1917 г.) с признанием меценатства и попечительства как хорошего тона в традиционных предпринимательских кругах и в то же время с ориентацией их большинства на максимизацию прибыли; этап прямого государственного регулирования (1920-е гг.), когда извлекаемые в виде налогов (в принудительном порядке) средства направлялись на финансирование социальных программ; этап плановой социалистической ответственности (1930—1980-е гг.) с закреплением за каждым предприятием социальных объектов и программ, а также предписанием плана по открытию новых; этап «второго капитализма» (1990-е гг.), когда приоритет отдавался получению краткосрочной экономической выгоды любыми средствами, а программы социальной ответственности часто принимали характер прикрытия незаконных операций; так называемый этап локального попечительства (с 2000-го г.), когда крупные предприятия считают своим долгом заботу о местных сообществах, финансируя локальные социальные программы.

Сегодня существенно изменились моральные требования, предъявляемые обществом к бизнесу, обусловившие рост социальной ответственности бизнеса, — это обеспечение занятости, охрана здоровья, устранение дискриминации, охрана окружающей среды и т. п.

Формирующиеся современные концепции нравственной экономики и бизнеса базируются на понимании экономической жизни как социального служения и ответственности, опирающиеся на фундаментальные основы духовности. В противоположность классическому подходу в экономической науке, в котором предпочтение отдавалось расчетливому, рационально-прагматическому экономическому агенту с его установкой на получение собственной выгоды любой ценой, в современной экономике формируется постнеклассический тип рациональности, предполагающий соотнесенность с ценностно-целевыми структурами общества. Современная экономика социальных взаимодействий «переживает» антропологический поворот, выявляющий природные механизмы формирования альтруизма, чувства справедливости и т. п. Оказывается, экономическому измерению можно подвергнуть и такие антропологические и личностно-субъективные феномены человеческого бытия, как удовлетворенность жизнью или счастье. Эконометрические методы, несмотря на субъективность, вариативность и зависимость от изменчивых ожиданий показателей счастья, все же позволяют зафиксировать, что именно самоощущаемое удовлетворение от жизни или счастье является наиболее близким аналогом функции полезности, или целевой функции экономических агентов. «Экономика счастья» устанавливает зависимость между увеличением доходов и ощущением полноты счастья, падением инфляции и несчастьем от роста безработицы и т. п. Установлено, например, что уровень счастья действительно растет по мере роста ВВП и что несчастные люди работают хуже.

Аргументами в пользу этического регулирования и социальной ответственности в сфере экономики и бизнеса выступают: социальная вовлеченность организации лежит в основе ее же собственных интересов, так как создает лучшее общество и лучшую среду для бизнеса организации; программы социальной ответственности являются средством формирования и поддержания положительного публичного имиджа; социально ответственный и этичный менеджмент предупреждает или ослабляет отрицательный эффект воздействия на организацию со стороны таких влиятельных групп, как государственные и муниципальные органы власти. Широкая общественность, согласно такой позиции, ожидает этичного поведения организаций и их руководства, несоответствие этим ожиданиям может привести к негативным последствиям; внутреннее моральное обязательство предписывает вести себя социально ответственно и этично, ибо собственники, менеджеры и сотрудники организации являются членами общества и для них естественным является следовать его моральным нормам др.

Аргументами против широкой социальной ответственности со стороны ряда исследователей выступает то, что: ценой такого поведения является снижение доходных статей компании и, следовательно, расходы на программы социальной ответственности в конечном итоге переносятся на потребителей в виде повышения цен; расплата за социальную ответственность может принять форму снижения заработной платы, снижения дивидендов, сокращения инвестиций в научные разработки, в обновление и совершенствование производственных мощностей, уменьшения кредиторской задолженности и т. п. Отмечается, что принятие социальной ответственности может ввести в заблуждение членов организации относительно ее главных целей; ответственность за решения социальных проблем должна лежать на индивидуумах, а не компаниях; решение социальных проблем должно находиться в компетенции государственных и муниципальных органов и предприятий — руководители корпораций не научены решать общественные проблемы; компания, которая несет большую долю социальной ответственности может проиграть в конкурентной борьбе другим компаниям.

Этическое регулирование экономики и бизнеса, человеческий капитал в современных условиях постиндустриального мира становится главным фактором экономического развития как отдельных компаний, фирм, стран, так и всего человечества, поскольку такие традиционные факторы экономического роста, как накопление капитала, естественное увеличение численности населения, технический прогресс и рост производительности труда, представляется целесообразным рассматривать в их взаимосвязи с нравственным состоянием общества, статусом человека, его физического и духовного здоровья, образования, профессиональных навыков, способностей и умений. Улучшение природы человека, благодаря здоровому образу жизни, использованию биомедицинских и иных инновационных технологий, капитал здоровья являются инвестициями в человека, которые осуществляются с целью поддержания и совершенствования его здоровья и работоспособности.

Нравственно-аксиологические повороты современной экономической науки дают импульс для включения моральных стратегий в систему и философию управления в сфере бизнеса на основе поощрения самоконтроля, креативного решения сложных ситуаций, высокой потребности к самостоятельности и ответственности, творческого участия и взаимного доверия, что и означает управление на основе ценностей и развития наличия множества синергетических факторов, ориентацию не только «на рациональную выгоду», но и на такие категории классической этики, как благо, справедливость, свобода, когда необходимо учитывать меняющуюся информацию о событиях, определять вероятность реализации многообразных вариантов принимаемых решений и социально-политических рисков, ориентироваться на нравственные регулятивы и ценности, идеалы доверия, сотрудничества и ответственности. Динамично развивающийся современный экономический, политический, духовный и в целом жизненный мир человека, несомненно, открыт для инновационных средств общения и новых коммуникационных практик.

Наряду с экономической базовой ответственностью, которую организация и ее руководство несут перед собственником (или собственниками) и которая заключается в том, чтобы приносить прибыль, т. е. выполнять свое основное предназначение как инструмента бизнеса, и правовой ответственностью как следованию закону, что является обязанностью любой организации, и нарушение которой влечет за собой серьезные санкции со стороны государства и его силовых структур, социальные и моральные обязательства компании включают и уровень этической ответственности, предписывающей следовать моральным принципам общества и самой компании. Данная ответственность этого уровня — регулятивно-возможная, так как она не подлежит жесткому формальному регулированию.

Этическая ответственность тесно связана с социальной ответственностью, заключающейся в способствовании улучшения благосостояния и повышению качества жизни общества. В этом плане она находится на самой вершине пирамиды ответственности и не регулируется никакими формальными или неформальными отношениями. Каждая организация в силу своей профессиональной специфики создает свои уникальные программы, методы и подходы. Можно выделить наиболее распространенные подходы по повышению этичности сотрудников, принятых в практике ведущих компаний мира:

  • • разработка этических нормативов;
  • • создание комитетов по этике, которые в некотором смысле выполняют роль мирового судьи, совести организации, вынося авторитетные официальные нравственные вердикты по спорным этическим вопросам;
  • • проведение социальных ревизий;
  • • личный пример руководителя.

В отношениях государства и бизнеса обозначился поворот к так называемой системе партнерства, которая предусматривает совместное решение целого ряда проблем: проблем получения и соединения трудовых и сырьевых ресурсов с целью их оптимизации; проблем налогообложения; проблем формирования, размещения и реализации общественных (государственных) заказов и др.

Общепризнанными этическими нормами во всем мире считаются: соблюдение права неприкосновенности частной собственности; уважение к закону; верность данному слову; культ честной конкуренции; участие в благотворительных акциях; предоставление кредита, основанного на доверии; забота о своей собственной репутации и репутации фирмы и т. п. Современная экономика и бизнес ориентированы не только на теоретико-рефлексивное осмысление динамично развивающихся экономических процессов, изучение и конструирование методов и принципов их познания, но и на разработку моральных механизмов и регулятивов развития «реальной» экономики, обоснования приоритетов социально-ориентированной, рационально выстроенной и нравственно ориентированной экономики.

В конце XX в. гуманизация всех сфер человеческой деятельности — науки, политики, права, экономики и др. ставит новые задачи перед современной философией морали: формирование приоритетов экологической этики (проблемы выживания человечества в условиях постоянного нарушения равновесия с окружающей средой), дальнейшее развитие биомедицинской этики (этические проблемы пересадки человеческих органов, эвтаназии как добровольной смерти и т. п.); перед философией права встает вопрос об отмене смертной казни, международная политика должна рассмотреть этические аспекты борьбы с международным терроризмом и т. д. XXI в. со все увеличивающейся интенсивностью вносит коренные изменения в миропонимание нового времени и места человека в нем. В этом контексте сформулированный И. Кантом категорический императив нравственности звучит и сегодня весьма актуально. Императив (от лат. imperativus — повелительный) означает требование, приказ, закон. У Канта категорический императив — это безусловный принцип поведения, основной закон его этики, это всеобщий обязательный принцип, которым должны руководствоваться все люди независимо от их происхождения и положения. Здесь содержится запрет рассматривать человека в качестве средства. Человек для Канта — всегда цель, он обладает нравственной самоценностью, нельзя низводить человека до уровня предмета, средства для достижения цели. Человек — высшая ценность и цель.

Несмотря на свой ригоризм, учение Канта звучит сегодня предостережением современному человеку — нельзя уступать антинравственности; никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя быть этически нейтральным. При разрешении природных и социальных катаклизмов выход не в отказе от долга, а в соединении его с любовью, совестью, доброжелательством, ответственностью, в поиске гуманистической планетарной этики во имя того, чтобы человечество сохранило себя и высокие нравственные ценности. Только принятие разумной глобальной этики, основанной на принципах взаимопонимания, самоограничения и терпимости, личной ответственности за прошлое, настоящее и будущее способно сегодня спасти человечество.

по

В отличие от классической эпохи, где мораль носила неинституциональный характер регуляции поведения индивидов, в современном обществе возникает потребность в институционализации общественной морали, формируются новые институты морали — этические комитеты по этике и биоэтике, комиссии по экологии, комиссии по этической оценке и экспертизе научных проектов, советы по корпоративной и профессиональной этике и т. д. Формируется своего рода социальный заказ на разработку регулятивов общественной морали и нравственных норм в самых различных областях — в политике, праве, науке, экономике, культуре. Всепроникающий и всеобъемлющий характер проявляется в нерасторжимой связи морали с другими феноменами культуры (наукой, политикой, правом, экономикой, экологией, и др.).

  • [1] См. подробнее: Яскевич, Я. С. Философия и наука: время диалога, ответственностии надежды : избранные труды / Я. С. Яскевич. Минск, 2014. С. 483.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы