Глобализация и информационные технологии в формировании нового миропорядка

Глобализация как естественно-исторический процесс, обусловлена экономическим, политическим и информационно-технологическим процессом теснейшего взаимодействия и взаимозависимости стран и цивилизаций. Раскрывая исторические истоки глобализации, ориентируясь на опыт взаимодействия между различными цивилизациями, В. Л. Иноземцев четко заключает, что глобализация — это не процесс становления единой цивилизации, разделяющей пресловутые «общечеловеческие» ценности, а процесс экспансии западной модели общества и приспособления мира к ее потребностям. То, что сегодня называют глобализацией, более точно может быть определено как вестернизация — явление универсальное по своему временному характеру и географическому охвату и представляющее собой модель технологического общества, управляемого из единого центра на основе единых принципов со всеми его атрибутами — от массового потребления до либеральной демократии, с четким различием между ведущим и ведомым, центром и периферией.

В. Л. Иноземцев отмечает, что глобализация не является приметой нашего времени. Возникновение этого явления можно отнести к середине XV в., когда началось освоение географического пространства, европеизация, формирование капиталистических отношений, которое не было торжеством свободного рынка и общечеловеческих ценностей, но закладывались основы того мирового порядка, который мы наблюдаем и поныне. Именно эта глобализация с неизбежностью приводила к включению многих новых территорий в зону европейского влияния. Она резко активизировала международную торговлю и создала условия для распространения по всему миру единых принципов социального общежития, отсутствие которых воспринимается сегодня столь болезненно. И, наконец, эта глобализация не только трансформировала периферийные народы, но сделала более зрелым и сам западный мир.

Европа, возглавившая волну глобализации и сохранявшая лидерство в этом процессе вплоть до начала Второй мировой войны, идеально соответствовала своей роли. Предпринимая первые колонизаторские усилия, европейцы не занимали доминирующих позиций в мире по экономическим показателям. Период распространения европейского господства был поистине эпохой становления европейского мира, временем, когда «Европа рассеяла по всем континентам свои капиталы, свою технику, свои языки и своих жителей»[1].

Не идеализируя времена европейского колониального владычества, В. Л. Иноземцев подчеркивает ряд обстоятельств, серьезно отличающих глобализацию XIX — начала XX в. от глобализации нынешней. Во-первых, глобализация XIX — начала XX в. имела четкую направленность: европейцы выступали движущей силой этого процесса, его субъектом; периферийные народы выступали объектом. Потоки технологий, товаров, финансовых ресурсов и людей двигались из Европы в направлении мировой периферии, а не наоборот. Эта глобализация фактически была, как уже отмечалось, вестернизацией, т. е. процессом распространения западных технологий, хозяйственных и политических форм на остальной мир. Во-вторых, глобализация XIX — начала XX в. не являлась естественным и самоподдерживающимся процессом. На протяжении десятков лет европейцы прилагали гигантские усилия по переустройству периферии, освоению отдаленных регионов мира и включению их во всемирную систему культурного обмена, торговли и коммуникаций. В-третьих, глобализация XIX — начала XX в. выгодно отличалась от нынешней глобализации тем, что европейцы поддерживали жесткий контроль над мировой периферией. Они не только пресекали вооруженные столкновения населявших ее народов и полностью элиминировали потенциальные угрозы, которые она могла представлять для Запада, но и устанавливали культурное взаимодействие с этой частью человечества. В-четвертых, глобализация XIX — начала XX в. отличалась от нынешней той ролью, которую играла в то время военная и хозяйственная мощь стран-гегемонов. Несмотря на подавляющее превосходство европейцев в вооружениях и военной технике, реалии той эпохи требовали тонкого политического лавирования и образования союзов с периферийными.

Даже относительно поверхностное сравнение прежней и нынешней глобализации позволяет прийти к следующему выводу: существующие между ними различия могли стать следствием, по сути, лишь резкого перелома в глобализационных тенденциях, перелома, приведшего человечество от управляемой вестернизации начала XX в. к хаотической глобальной конкуренции хозяйственных, социальных и культурных моделей, наблюдаемой в последние десятилетия. Анализируя происходящие на мировой сцене новые глобальные процессы последних лет, В. Л. Иноземцев раскрывает феномен «глобализация по-американски».

Вторая мировая война радикально изменила экономическую и политическую ситуацию в мире. Европейским экономикам был нанесен серьезный удар: по уровню ВВП крупнейшие континентальные страны оказались отброшенными к показателям конца XIX — начала XX в. (Италия — к уровню 1909 г., Германия — 1908 г., Франция — 1891 г., Австрия — 1886 г.). На этом фоне единственным лидером оказались Соединенные Штаты: их доля в мировом валовом продукте превысила 45 %. Превосходство американской промышленности в первые послевоенные годы было еще более подавляющим. К 1948 г. на США приходилось 22 % суммарного оборота международной торговли, а реализация планов послевоенного восстановления экономик Европы и Японии сделала Америку крупнейшим международным инвестором. Вполне естественным стало и превращение доллара в основное средство международных расчетов и главную мировую резервную валюту.

Однако произошедшие в западном мире изменения не сводились лишь к смене хозяйственного лидера. Европейские колониальные империи, политическое значение которых уже к концу 1930-х гг. серьезно превосходило обусловливаемые ими хозяйственные выгоды, начали разрушаться под воздействием ряда факторов. Главными среди них можно считать неспособность метрополий поддерживать прежние объемы инвестиций в периферийные страны, рост национально- освободительных движений и политику США, направленную на дальнейшее политическое ослабление европейских держав. В результате к началу 1960-х гг. трехсотлетнюю эпоху управляемой вестернизации можно было считать завершившейся. Американцы предложили миру собственное видение глобализации, основанное на присущей им трактовке свободы и непоколебимой вере в оптимальный характер рыночного регулирования. Новый подход предполагал, что инкорпорировать ние периферийных стран в систему международного разделения труда может стать оптимальной стратегией их ускоренного развития.

С середины 1990-х гг. вполне отчетливо обозначилась тенденция к замыканию постиндустриального мира, о чем свидетельствует статистика мировой экономики. На индустриально высокоразвитые страны Запада сегодня приходится: 76 % прямых иностранных инвестиций; 73 % объемов международной торговли; 88 % всех регистрируемых в мире патентов; свыше 90 % пользователей глобальной сети Интернет.

Современная экономическая система основывается на знаниях и информационных технологиях, которые все активнее превращаются в важнейший ресурс хозяйственной деятельности, затрагивая всю систему общественных отношений. Эти принципиальные изменения существенным образом модифицируют основы национального могущества, характер геополитической конкуренции и роль государства в регулировании общественных отношений.

С помощью информационных технологий осуществляется интеграция национальных и региональных финансовых рынков в единый мировой рынок финансов, где господствующим товаром становится информация со сверхкоротким жизненным циклом. Геополитическую конкуренцию XXI в. начинают определять метатехнологии, основанные на информационно-коммуникационных системах. Эти системы располагают возможностями внедрения в массовое сознание чужеродных типов культуры и модификаций поведения людей, социальных групп и отдельных народов в соответствии с целями организаций и государств, применяющих такие технологии. У государств, располагающих и использующих метатехнологии, появляется возможность влиять на протекание процессов глобализации таким образом, чтобы осуществлять локализацию интеллекта и финансовых ресурсов на чужих территориях, стимулируя «утечку мозгов» и капиталов в постиндустриальные страны за счет деградации осваиваемых территорий.

Информатизация бизнеса и финансов с их перемещением в формирующееся виртуальное пространство ломает традиционные институты национальных суверенитетов, обеспечивая все возрастающее экономическое и культурное вторжение третьей волны цивилизационного развития. В последнее время усложняются отношения между силами индустриализма и новой экономики, своеобразная смесь которых определяет неповторимость обликов наиболее развитых стран. Однако общее направление процесса сегодня уже достаточно ясно: глобальная гонка будет выиграна теми странами, которые закончат свой переход к информационной цивилизации в кратчайший срок, с минимальными усилиями и без разрушительных внутренних социальных потрясений.

В нарастающих процессах глобализации социальных процессов и персонализации всего спектра общественных отношений отмечается ослабление традиционного влияния институтов и структур государства. Одновременно развитые государства получают мощное подкрепление со стороны информационных технологий, что обеспечивает им перенос в виртуальное пространство своей монополии на легитимное (прежде всего, символическое) насилие и ставку на очевидные организационные преимущества.

Распространение информационных технологий резко изменяет относительную ценность ресурсов, выводя на первый план интеллект и финансы как наиболее мобильные в условиях современной экономики, для которой возрастающее значение играет время и скорость бизнес-процессов. Важнейшим практическим следствием этой тенденции становится относительное обесценение традиционных технологий и продуктов их применения по мере распространения технологий, воплощающих новые принципы, ценные знания и обработанные информационные ресурсы. В русле этой тенденции США и технологически развитые страны проводят в последнее время политику «сбрасывания» за пределы страны не только экологически, но также интеллектуально грязных и примитивных производств с низким объемом наукоемкой продукции и прибыльности. Основными последствиями развития и распространения информационных технологий являются:

  • • углубление сложившегося разрыва между развитыми и развивающимися странами, а также появление нового разрыва между постиндустриальными странами и странами с традиционными индустриальными экономиками;
  • • выделение во всех странах мира групп людей, связанных с информационными технологиями, и их обособление в автономное информационное сообщество;
  • • перетекание интеллектуальных ресурсов в наиболее развитые страны с постепенной концентрацией информационно-коммуникационного потенциала в корпорациях и государствах постиндустриального типа;
  • • замедление и (или) прекращение научно-технического прогресса в обществах, отстающих в своей информатизации, нарастание в этих обществах финансовых трудностей и социальной деградации.

Серьезного внимания заслуживает появление социально-ориентиро- ванных информационных технологий. Эта особая разновидность высоких технологий (high-tech) получила по аналогии название «high hume». Разработка и распространение таких технологий сопряжены с большими соблазнами и опасностями. Эффективность воздействия информационных технологий на сознание порождает соблазн решения реальных проблем не путем корректировки действительности, а методами изменения индивидуальных и массовых представлений о сложившейся ситуации. В результате злоупотребления методами виртуализации реальной жизни ослабевает политическое и духовное единство общества, выхолащивается суть демократических процедур, размывается реальная база прогрессивных социально-экономических преобразований.

Использование компьютеров может быть как благом, так и злом для общества. Для развития информационных технологий данное обстоятельство имеет особое значение: компьютеры по своей социально-психологической сути представляют собой не традиционные средства взаимодействия с материальным миром, а комплексы по преобразованию живого человеческого сознания. Указанный феномен определяет следующую специфику генерирования опасностей информационно-технологической природы:

  • • манипулирование мировыми финансами и дестабилизация фондового рынка, что чревато опасным снижением качества инвестиций и возникновением неприемлемого риска для всей глобальной валютнофинансовой системы;
  • • возможность переноса психологии конфликта в информационное пространство и угрозу развязывания разрушительной компьютерной войны с перспективой развала систем управления и технологической деградации информатизированных сфер;
  • • массовое культивирование среди отдельных групп населения (на основе учета их социальных и национальных особенностей) определенного образа жизни и стиля социального поведения, направленное на развитие дурных склонностей (типа употребления наркотиков) с перспективой превращения такого рода информационных технологий в суперсовременную разновидность этнического и классового оружия, что особенно опасно в условиях мирового экономического кризиса.

  • [1] Иноземцев, В. Л. «Глобализация» национальных государств и современный энергетический кризис / В. Л. Иноземцев // Проблемы теории и практики управления. 1999.№3.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >