Реализация федерального законодательства о малом предпринимательстве в Западной Сибири

Комплекс законодательных актов на региональном уровне состоит из двух частей: а) документы, развивавшие федеральные законы аналогичного содержания; б) нормативно-правовой блок регионального компонента государственной политики поддержки малого бизнеса.

К первой группе относились региональные законы о поддержке малого предпринимательства. Из шести территорий Западной Сибири они имелись в пяти (Кемеровская, Томская, Тюменская, Новосибирская области и Алтайский край). Большинство документов принималось в 1995—1997 гг. Столь поздний срок объяснялся рядом причин. В советский период нормативные акты такого характера разрабатывались только федеральным центром. В то время малый бизнес находился в зачаточном состоянии и имел минимальный удельный вес в экономике страны. Принятие региональных актов тесно связано с появлением федерального закона о поддержке предпринимательства, принятом в 1995 г. Необходимо было определенное время для осмысления и классификации процессов зарождения бизнес-класса в России. И, наконец, в 1993—1995 гг. в территориях фактически отсутствовали законодательные органы власти из-за известных политических событий.

Законы обеспечивали осуществление единой государственной политики в сфере поддержки и развития малого предпринимательства. Они определяли правовые, организационные и финансовые основы государственной поддержки предпринимательства и были направлены на создание рыночной инфраструктуры для развития субъектов малого бизнеса, содействие малым фирмам в обеспечении материально-техническими ресурсами, в сбыте продукции для нужд региона, в развитии их внешнеэкономической деятельности, в подготовке, переподготовке и повышении квалификации кадров. Реализация указанных направлений планировалась через проведение частичной или полной компенсации издержек организациям, осуществлявшим кредитование и страхование субъектов малого бизнеса на льготных условиях, налоговые льготы в части платежей, зачислявшихся в региональные и местные бюджеты, льготное кредитование малых предприятий из средств фондов поддержки и развития малого бизнеса на конкурсной основе, передачу малым предприятиям нерентабельных предприятий и пустовавших объектов, размещение государственных заказов. Определялась приоритетность законодательных актов различного уровня друг перед другом. В законодательных актах прописывались положения о разграничении полномочий органов государственной власти регионов в вопросах поддержки предпринимательства.

К ведению органов исполнительной власти относились планирование бюджета, разработка и реализация программ государственной поддержки, составление прогнозов развития, отчетов о проделанной работе, обеспечение условий для предоставления государственного заказа малым предприятиям, выполнение федеральных законов в рамках своей компетенции, поддержка союзов и ассоциаций предпринимателей. Вопросы регулирования конкретных направлений государственной поддержки малого предпринимательства региона занимали здесь существенное место. Определялось место региональных программ поддержки в правовом поле регулирования коммерческой деятельности малых субъектов экономики. В качестве разработчиков программ задействовались сами исполнительные органы власти, основным источником финансирования определялись бюджеты различных уровней. С целью создания условий для эффективной, адресной поддержки малых предприятий со стороны государства определялся круг фирм, имевших право на ее получение. Но проблема состояла в том, что рыночные условия заставляли компании быть достаточно гибкими в выборе видов деятельности. Подавляющее большинство малых фирм являлись многопрофильными.

С целью защиты потребителя особую актуальность приобрел вопрос лицензирования конкретных видов деятельности. Предел срока действия лицензии устанавливался в три года. Однако для малых предприятий, работавших в приоритетных для региона отраслях экономики, срок ее действия мог быть продлен и до пяти лет. Авторы законопроекта на практике реализовали свободу маневра, предоставленного федеральным законом местным законодателям.

Еще одним примером подобного рода стал механизм формирования государственного заказа для малых предприятий. Признавалась конкурсность отбора претендентов. Порядок конкурса определялся органами исполнительной власти соответствующих территорий, а проводиться должен был при участии союзов малых предприятий и фондов поддержки и развития предпринимательства. Создавались максимально благоприятные условия для реализации наиболее значимых в социально-экономическом отношении проектов и более эффективного и рационального использования бюджетных средств, направляемых на государственную поддержку малого бизнеса.

Но формирование цивилизованных правовых отношений между государством и малым бизнесом не представлялось возможным без организации эффективной системы регистрации и учета малых предприятий. Повторив положения федерального закона, законодатели Томской области добавили в нормативный акт упоминание о том, что местные уполномоченные органы лишались права требовать от регистрируемых иных документов и предъявлять другие требования, кроме установленных федеральным законодательством. Вместе с тем и новая процедура регистрации малых фирм нуждалась в корректировке. При введенном упрощенном порядке отмечались случаи, когда в одном помещении регистрировались сотни предприятий, а на отдельно взятую фирму приходилось менее 1 кв. м площади. Именно к таким субъектам хозяйственной деятельности зачастую приводит расследование преступлений в сфере экономики.

В законе Алтайского края указывалось дополнительно, что реестр создавался с целью формирования информационной базы, призванной служить принятию решений о предоставлении льгот субъектам малого бизнеса и организациям, оказывавшим им поддержку; решению аналитических задач по выявлению тенденций развития малого бизнеса; упрощению сбора информации о рынках сбыта и объемах производства малых предприятий и повышению степени ее достоверности и объективности; сбору и анализу информации о занятости населения в работе на малых предприятиях и как следствие определению удельного веса этого сектора экономики в решении социальной проблемы трудоустройства населения. Таким образом, создавались необходимые условия для перехода к формированию конкретных механизмов поддержки и развития малых предприятий.

Учитывая, что основным инструментом поддержки малого бизнеса были программы развития, в законах Алтайского края и Тюменской области прописывались меры, наличие которых в документах стало обязательным условием: создание и совершенствование структуры малого бизнеса; перспективы и приоритетные направления развития малых предприятий; вовлечение в коммерческую деятельность социально незащищенных слоев населения; обеспечение малых предприятий результатами НИОКР; передача субъектам малого бизнеса незавершенных строительных объектов; всемерная поддержка внешнеэкономической деятельности малых фирм; создание и совершенствование информационных баз данных; установление и отмена льгот; суммы необходимых затрат, источник финансирования, предложения по выделению средств; мероприятия по организации и проведению подготовки и переподготовки кадров для малых предприятий.

Таким образом, формировался основной макет программы. Он демонстрировал соответствие содержания программы федеральному законодательству и обеспечил гарантии выполнения обязательств, взятых на себя федеральным центром. Вместе с тем он оставил законодателям возможность широкого маневрирования при составлении этих программ с учетом специфики отдельно взятого региона. Данные документы тесно увязывались с программами занятости населения, миграционной политикой государства, с работой экологических общественных организаций, структур гражданской обороны. Они формировались с учетом комплексного подхода, общественных интересов. Но выполнение любой самой эффективной программы невозможно без четкой работы механизма финансирования. В качестве основного источника финансирования во всех региональных законах фигурировали бюджеты различных уровней. Однако размер запланированных на эти цели средств дифференцировался по территориям, что объяснялось разным уровнем экономического развития краев и областей Западной Сибири и характером социально-экономической политики местной администрации.

Одним из направлений государственной поддержки малого бизнеса стало его информационное обеспечение. В средствах массовой информации стали появляться сотрудники, профессионально работавшие в этом направлении. Одним из первых журналистов Западной Сибири такого рода стала Анастасия Журавлева, которая вела на новосибирском телевидении программу бизнес-новостей.

В законах Томской и Тюменской областей предусматривалась поддержка периодических печатных изданий, работавших по данной проблематике, в том числе и через частичную компенсацию расходов средствам массовой информации на получение сведений по проблемам внешнеэкономической деятельности для малых фирм. Выбор именно этого направления объяснялся его чрезвычайной важностью для успеха работы малого предприятия. Кроме того, в законе Тюменской области был дан развернутый перечень мер в этом направлении. Он состоял из сбора и выдачи информации о товарных рынках и возможностях инвестирования за рубеж, о предоставлении гарантий по экспортным, валютным и иностранным кредитам.

Как проблемы внешнеэкономической деятельности, так и любые другие не могли быть решены без правового обеспечения механизмов кредитования и страхования. Законодатели Тюменской области внесли свой вклад в создание данного механизма на региональном уровне. Они обязали все субъекты малого бизнеса, получившие право на кредит, страховать свое имущество, а также все финансовые и коммерческие риски. Расходы малых предприятий планировалось частично возмещать через фонды поддержки и развития. Таким образом, обеспечивались косвенные гарантии кредиторам малых фирм. Выстраивался механизм государственной поддержки, основанный не только на односторонних обязательствах государства.

Продолжением подобной политики явилось создание реальных правовых условий для деятельности обществ взаимного кредитования предпринимателей. Закон допускал участие в них как юридических, так и физических лиц. Но его недостатком было то, что туда был закрыт доступ индивидуальным предпринимателям без образования юридического лица, ибо для этого им необходимо иметь не менее 51% уставного капитала любого малого предприятия. А ведь именно они более всего нуждались в финансовой и материальной поддержке, тем более что во второй половине 1990-х гг. эта категория приобрела устойчивую тенденцию к росту.

Далеко не каждая фирма могла получить помощь со стороны государства. В территориях имелись различия в подходах. Закон Тюменской области предполагал широкий круг субъектов, имевших право на поддержку, так как требовал лишь регистрации фирмы на территории области и ведения деятельности в одном из приоритетных для нее направлений.

В Алтайском же крае возможность поддержки оговаривалась многочисленными условиями: наличием в качестве основного вида деятельности производственной; принадлежностью проекта к одной из приоритетных сфер экономики региона; обязательностью участия в реализации краевых программ социально-экономического развития; отсутствием долговых обязательств по кредитам; наличием договора страхования.

Такой подход к решению проблемы определения круга субъектов, нуждавшихся в помощи, неоднозначен. С одной стороны, искусственное ограничение такого круга, что объяснимо при бюджетном дефиците, но, совершенно деструктивно с точки зрения перспектив развития малого бизнеса. С другой стороны — наличие элементов стимулирования малых фирм к переориентации на производственные виды деятельности.

Одна из форм эффективной поддержки деятельности малых предприятий — формирование государственного заказа. В Тюменской и Томской областях, помимо положений, сходных с федеральным законодательством, имелся пункт, отдававший предпочтение при распределении заказов между крупными предприятиями тем из них, кто в качестве субподрядчика имел малую фирму.

Самой значимой формой государственной поддержки в условиях жесткой фискальной политики государства и нерациональной налоговой политики стала возможность предоставления региональными и муниципальными органами власти налоговых льгот в той или иной форме субъектам малого бизнеса.

В законе Кемеровской области перечислялись организации, которые могли рассчитывать на эти льготы. К ним относились все малые предприятия, фонды поддержки предпринимательства, лизинговые и инвестиционные компании, кредитные и страховые организации, другие фирмы, составлявшие инфраструктуру развития малого бизнеса. В Тюменской области существовал перечень льгот, который мог быть предоставлен малым предприятиям. Среди них значилось освобождение от уплаты налогов отдельных категорий плательщиков, изъятие из налогооблагаемой базы ряда фрагментов, снижение налоговых ставок, отсрочки, целевые льготы.

Региональные законы о государственной поддержке малого бизнеса в территориях Западной Сибири несли в себе целый ряд позитивных моментов, усиливших эффективность действия нормативных актов на практике и оказавших положительное влияние на развитие предпринимательства. Они полностью соответствовали федеральному закону. Это способствовало формированию единого правового пространства и созданию одинаковых стартовых условий в юридическом плане для работы малых фирм. Эти законы создавались на солидной нормативно-правовой базе федерального уровня. Были оформлены механизмы реального осуществления поставленных целей и задач с учетом территориальной специфики по большинству вопросов регулирования отдельных сфер деятельности малого бизнеса. В ряде мест отслеживалась четкая территориальная политика поддержки малого предпринимательства. Это заметно при анализе закона Томской области. Слабее региональная концепция прослеживалась в законах Кемеровской, Тюменской областей и Алтайского края.

Но имелся и ряд недостатков. Отсутствовали конкретные сроки регистрации малых предприятий, порядок постановки и снятия с учета, обязательный перечень документов для регистрации, изложение мотивов отказа в регистрации. Можно возразить, что большинство из перечисленных моментов нашли свое отражение в федеральном законе и могли быть приняты аксиоматично. Но при таком подходе региональные законодатели не учитывали особенности территорий, в том числе их протяженность, структуру расположения малых предприятий, их количество и перечень видов деятельности, которыми они занимались. В условиях низкого курса российского рубля более солидных успехов могли добиться фирмы, работавшие с иностранной валютой, т.е. с зарубежными партнерами, либо на внешнем рынке.

Не разработан на региональном уровне такой важный компонент государственной поддержки малых предприятий, как применение ими права ускоренной амортизации, что могло бы способствовать формированию высокотехнологичной материальной базы малых фирм и ее максимально быстрому обновлению. Это стимулировало бы развитие производящих предприятий в наукоемких отраслях, повысило роль малого бизнеса в проведении НИОКР и создании условий для технологического рывка российской промышленности за счет экономии времени и средств.

Вскользь затрагивался и вопрос правового регулирования на региональном уровне подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров на малых предприятиях. Это недопустимо, поскольку кадровый вопрос имеет для малого бизнеса принципиальное значение. Работа неквалифицированного специалиста может нанести серьезный экономический урон крупной фирме. Для малых же предприятий подобная некомпетентность иногда становится гибельной.

Помимо этого в законах были спорные и трудно осуществимые на практике положения, например, широкое привлечение в малый бизнес социально-незащищенных слоев населения в качестве потенциальных владельцев фирм, корректировка положений трудового законодательства, что относилось к компетенции федеральных властей. Слабо отразился региональный компонент государственной политики в законах Новосибирской и Тюменской областей, что труднообъяснимо. Не были разработаны механизмы обеспечения безопасности предпринимательской деятельности. Таким образом, несмотря на наличие региональных законов и их позитивный характер в целом, они нуждались в серьезной доработке и переосмыслении с учетом накопленного за 1990-е гг. практического опыта работы в области малого бизнеса. Но они заложили фундамент нормативно-правовой базы регулирования коммерческой деятельности в Западной Сибири.

Следующим конструктивным элементом стали законодательные акты, посвященные проблеме внедрения упрощенной системы отчетности, учета и налогообложения. Их анализ интересен с точки зрения практической реализации региональными законодателями возможностей для стимулирования малого предпринимательства, заложенных в федеральном законе.

На усмотрение субъектов Российской Федерации предлагался выбор объекта налогообложения — совокупный доход, полученный за отчетный квартал или валовая выручка. Ставка единого налога, подлежавшая к зачислению в региональные, муниципальные бюджеты давалась без расщепления и при совокупном доходе равнялась 20%, а при валовой выручке 6,67%. Право установления доли каждого из территориальных образований была предоставлена субъектам Федерации. Региональные органы власти получили реальные рычаги стимулирования развития малого бизнеса. Это поощряло работу малых фирм в приоритетных отраслях экономики, способствовало перекачке капитала из сферы торгово-посреднической деятельности в производственную, поддерживало социально значимые виды деятельности и увеличивало доходную часть бюджета за счет сверхприбыльных отраслей бизнеса, стимулировало создание новых рабочих мест на предприятиях. Создавалась возможность для формирования полноценного, высокоэффективного и социально-ориентированного сектора малого предпринимательства в экономике. За счет реализации предоставленных федеральным законом возможностей местные власти могли решить такие актуальные для населения проблемы, как занятость людей, повышение их жизненного уровня, насыщение местных рынков товарами собственных производителей. Это существенно повлияло бы на имидж малого бизнеса в позитивном плане.

В результате анализа подходов региональных законодателей к выбору объекта налогообложения для малых фирм можно сделать следующие выводы. В Западной Сибири предпочтение отдавалось валовой выручке. Она была принята за основу в Томской, Омской областях, в Алтайском крае. В Тюменской области таковым стал совокупный доход. Это отражало фискальные интересы государственных органов власти.

При определении долей субъекта Федерации и муниципалитетов в получении средств от налогов и патентов предпочтение отдавалось последним. В Томской области выбор носил более ярко выраженный характер (соотношение 1:4), в Кемеровской области — менее 1:2, в Алтайском крае данная пропорция часто подвергалась корректировке. В Омской области размер долей каждого из государственных образований носил дифференцированный характер в зависимости от сферы деятельности, в которой работал субъект малого бизнеса. Это позволяло оказывать налоговую поддержку менее рентабельным, но социально значимым видам деятельности (наука, сельское хозяйство) и получать большие налоговые поступления от прибыльных сфер предпринимательства (игорный бизнес, торговля).

Но приоритет муниципалитетов перед субъектами Федерации в получении налоговых отчислений имел спорный характер. С одной стороны, он служил гарантией того, что деньги, полученные от малых фирм, могли быть в них реинвестированы. Это стимулировало интерес муниципальных органов власти к развитию малого бизнеса, ибо предполагало возникновение еще одного источника пополнения местного бюджета. С другой стороны, возникала опасность того, что поддержка малого бизнеса могла свестись к мероприятиям, направленным на решение проблем тактического характера в ущерб стратегическим.

Позитивный характер носила дифференциация субъектов малого бизнеса по территориальному и отраслевому признакам при определении размеров стоимости патентов и ставок единого налога для индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Рациональным представлялся подход, имевший место в Томской области. Все субъекты малого бизнеса были разбиты на две группы. В первую вошли города Томск, Северск, Стрижевой и Томский район (для физических лиц). Остальные территории области относились ко второй группе. Такой принцип разделения обосновывался следующими факторами. Во-первых, на территории первой группы сосредоточилось 70% малых предприятий всей области, было занято 67% рабочей силы малого сектора областной экономики. Во-вторых, около половины всего населения области проживало в столице области.

Исходя из этого стоимость патентов и ставок налогов для малого бизнеса первой группы устанавливалась выше, чем для второй. Разница в стоимости патентов для индивидуальных предпринимателей была максимальной в сфере общественного питания (1:7), в то же время для оптовой торговли, сельскохозяйственного производства и ряда медицинских услуг она отсутствовала (1:1). Разница стоимости — для юридических лиц, перешедших на упрощенную систему, была максимальной в транспортных услугах (1:3), в большинстве остальных видов деятельности она составила 30—40%. Анализ размеров стоимости ставок единого налога для индивидуальных предпринимателей и патентов для юридических лиц не позволил установить факт наличия ярко выраженной поддержки производителей в данном законодательном акте. В то же время совершенно необоснованно льготировались такие доходные виды деятельности, как изготовление рекламной продукции, архитектурные услуги и дизайн, розничная торговля.

В большинстве иных территорий Западной Сибири присутствовал другой подход. В Кемеровской области и Алтайском крае произошло территориальное разделение по принципу город — район. Это логично, поскольку предпринимательство в сельской местности менее прибыльно. Но при этом игнорировалась необходимость дифференциации внутри самих городов. Это служило серьезным препятствием для равномерного развития малого бизнеса по всей территории той или иной области или края и привело к сосредоточению предпринимательской активности лишь в узком круге населенных пунктов.

Не просматривался четкий характер поддержки товаропроизводителей и в соответствующих нормативных актах Алтайского края. Размеры стоимости патента в промышленности и строительстве уступали лишь такому виду деятельности, как торговля, будучи наравне с прочими видами, и лишь стоимость патента на сельскохозяйственные виды работ носила льготный характер, что объяснялось высоким удельным весом в экономике Алтая сельского хозяйства. Это подтверждалось и перечнем занятий предпринимательской деятельностью в приложениях, где присутствовали такие специфические виды работ, как пастьба скота, ветеринарные услуги, производство и реализация зоокормов.

Логическим развитием законов об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности стали законодательные акты, регулировавшие уплату единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности. Региональные власти реализовали местный компонент государственной поддержки предпринимательства, заложенный в федеральном законе об упрощенной системе налогообложения. Рассмотрим содержание законодательного акта подобного типа на примере документа, разработанного и принятого в Алтайском крае.

Позитивным моментом для малых предприятий и индивидуальных предпринимателей в нем было то, что в отличие от закона об упрощенной системе объектом налогообложения являлась не валовая выручка, а вмененный доход. Вполне приемлемой была и ставка единого налога, установленная в объеме 20% вмененного дохода, что делало возможным для субъектов малого бизнеса маневрирование финансовыми средствами фирмы в зависимости от рыночной конъюнктуры.

Вместе с тем характер расщепления налога менялся коренным образом для юридических лиц не в пользу регионального и муниципального бюджетов. В 1,5 раза, до 48%, увеличились отчисления в федеральный бюджет и федеральные фонды, доля же отчислений в региональный бюджет сократилась с 16,7 до 12%, в муниципальный с 50 до 40%. Увеличение доли отчислений федеральному центру не гарантировало их реинвестирование в таком же объеме в регионы, а уменьшение отчислений в региональный и муниципальный бюджеты имело как минимум два негативных последствия. Во-первых, сокращались и без того ограниченные финансовые возможности для поддержки малого бизнеса, во-вторых, администрации краев и областей, муниципалитеты лишались стимулирующего фактора для развития предпринимательства в виде дополнительного источника пополнения бюджета.

Данный законодательный акт изначально носил ограниченный характер в силу того, что под его юрисдикцию попадали лишь отдельные виды предпринимательской деятельности. Под его действие не подпадали фирмы, занятые в производственной сфере. Плательщиками единого налога могли быть лишь юридические и физические лица в области бытовых услуг и торговли. Это противоречило принципам государственной политики в деле поддержки и развития малого бизнеса.

Из анализа региональных законов об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности и едином налоге для определенных видов деятельности сделаны следующие выводы. Благодаря им упростились процедуры налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого бизнеса. Уменьшился удельный вес налогов в прибыли предприятий. Эти моменты записаны в федеральном законе о государственной поддержке малого бизнеса в числе основных направлений.

Имела место дифференциация юридических и физических лиц по территориальному и отраслевому признакам. Обозначилась поддержка ряда сфер деятельности, в частности, бытовых услуг. Позитивным моментом было стимулирование налогоплательщиков к досрочному погашению своих обязательств перед государством. При расщеплении налога и стоимости патента между регионом и муниципалитетом в большинстве случаев преимущество отдавалось последним, что повышало адресность государственной поддержки и ее эффективность. Дополнительную устойчивость данному элементу нормативно-правовой базы поддержки малого бизнеса придала привязка всех расценок не к абсолютным показателям, а к кратному числу МОТ. В Кузбассе, единственной области Сибирского федерального округа, закон предоставлял льготы осуществлявшим предпринимательскую деятельность инвалидам с детства, чернобыльцам, ветеранам локальных конфликтов (до 50% уменьшалась сумма единого налога), многодетным матерям, имевшим детей до 16 лет (на 20%). Здесь присутствовал элемент социальной политики, стимулировавший к занятию предпринимательской деятельностью малообеспеченных и нуждавшихся в социальной защите людей.

В то же время проанализированные документы имели и серьезные недостатки. В ряде случаев имело место расхождение мыслей и идей, заложенных в нормативные акты, с продекларированными на федеральном уровне принципами государственной поддержки малого бизнеса. Не до конца продуманными были принципы дифференциации субъектов малого бизнеса по тому или иному признаку. Что же касается отраслевой дифференциации, то трудно выделить какие-либо четко очерченные критерии при ее проведении, за исключением сферы бытовых услуг. Но самое главное сфера действия данных законов была неоправданно сужена вследствие ограничения среднесписочной численности работников предприятий до 15 человек. За рамки действия разработанной системы, призванной стимулировать развитие малых предприятий были выведены прежде всего фирмы-производители.

Принятые в регионе нормативные документы так и не смогли принципиально изменить характер обременительной, для субъектов хозяйственной деятельности системы налогообложения. Налоговая система продолжала сводить на нет преимущества лизинговой формы кредитования. При ввозе арендуемой сельскохозяйственной техники из-за рубежа платилась таможенная пошлина в 5% ее стоимости, НДС и 2%-й налог на имущество.

Введение единого налога также не смогло снять все проблемы в сфере налогообложения. Система единого налога оказалась не до конца проработанной. Для многих видов деятельности устанавливался очень высокий размер базовой доходности, приводивший к тому, что после начисления налога платежи предпринимателей возрастали в 2—10 раз. При расчете суммы единого налога, как правило, не учитывались ассортимент реализуемой продукции, сезонность, специфика товаров. По многим видам деятельности расчет производился на базе общих, а не полезных площадей. В ряде случаев необоснованное повышение ставок налога приводило к социальным конфликтам.

Законы о государственной поддержке предпринимательства, об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности относились к группе документов, призванных создавать условия для занятия предпринимательской деятельностью и улучшать их. Реальными документами, отразившими концепцию развития малого бизнеса на конкретной территории, практические формы и методы этой поддержки на основе существовавшей правовой базы, стали региональные программы поддержки и развития малого бизнеса.

Целями программ стали обеспечение устойчивого развития малого предпринимательства для повышения эффективности и социальной направленности региональных экономик, увеличение производства товаров народного потребления, повышение уровня обслуживания населения и создание дополнительных возможностей занятости населения. Обеспечить достижение продекларированных целей предполагалось через реализацию задач совершенствования правовых, экономических и организационных условий для развития малого бизнеса; создание в территориях системы государственной поддержки малого предпринимательства; организацию новых и укрепление имевшихся звеньев инфраструктуры, обслуживавших малые фирмы.

Лишь в программах Томской и Новосибирской областей отмечена определенная эволюция в постановке целей и задач, что косвенно подтверждало достаточно высокий уровень эффективности политики поддержки предпринимательства со стороны региональных властей. Там речь уже шла об укреплении, развитии и совершенствовании системы региональной и муниципальной поддержки малого предпринимательства, практической реализации механизмов финансово-кредитной, информационной и кадровой поддержки, формировании благоприятного инвестиционного климата.

Программы содержали анализ статистических данных по количеству малых предприятий, их территориальной и отраслевой структурам, уровню занятости населения, удельному весу малых предприятий и индивидуальных предпринимателей в объеме производства, капиталовложениях, занятости населения, налоговых поступлений в бюджет, определению приоритетных сфер экономической деятельности. Авторы программ определили ожидаемые результаты заложенных мероприятий. После реализации программы Томской области на 1996—1997 гг., предполагалось подготовить в системе обучения кадров и повышения квалификации около 800 человек для малых фирм, увеличить объем продукции в этом секторе экономики на 25 млрд рублей, налоговых поступлений от хозяйственных субъектов малого предпринимательства на 20 млрд рублей, создать не менее 1500 новых рабочих мест. В документе на 1998—2000 гг. планировалось увеличить этот показатель до 3500, т.е. более чем в два раза по сравнению с предыдущей программой, обеспечить рост числа малых предприятий не менее чем на 30% и довести объем налоговых поступлений от субъектов малого бизнеса в региональный и муниципальные бюджеты с 12 до 15—16% в 1997 г.

Динамика ожидаемых результатов есть подтверждение эффективности развития малого бизнеса в Томской области, высоких темпов формирования и функционирования областной инфраструктуры поддержки предпринимательства, позволившая перейти от планирования по абсолютным показателям к ожиданию роста относительных, отличавшихся большей стабильностью и отражавших реальную картину развития малого сектора экономики.

По итогам выполнения программы Новосибирской области за 1998 г. планировалось достичь роста числа малых предприятий не менее чем в 1,2 раза при фактических показателях за 1996—1997 гг. не более 10%, роста числа рабочих мест в 1,2 раза, довести объем выпущенной в этом секторе экономики продукции до 270 млн рублей, долю налоговых платежей в общем объеме до 23% против 19% в 1997 г. Должно было быть обучено не менее 10 тыс. женщин и военнослужащих, уволенных в запас, с целью подготовки для работы в малых фирмах и для открытия индивидуально-трудовой деятельности. Предполагалось сформировать Гарантийный фонд, фонд содействия развитию лизинга, лизинговую компанию, бизнес-центр, инновационно-технический центр. На один рубль привлеченных средств Гарантийного фонда, кредитных ресурсов планировалось привлечь три рубля в виде инвестиций и льготных кредитов. Положительная динамика прослеживалась и здесь, что подтверждало поступательный характер развития предпринимательского сектора в Новосибирской области.

Таким образом, основными ожидаемыми результатами региональных программ развития и поддержки малого бизнеса в Западной Сибири стало создание новых и сохранение имевшихся рабочих мест, увеличение темпов роста малых предприятий, их удельного веса в объемах производимой продукции и налоговых отчислений. Но часть запланированных показателей казались малообоснованными и трудновыполнимыми. Например, рост числа малых фирм в Новосибирской области за год в 1,2 раза.

В условиях дефицита местных бюджетов выполнение программ поддержки было возможным лишь при развитии малого бизнеса в приоритетных направлениях экономики каждого субъекта Федерации. В Томской области к ним отнесли науку и наукоемкое производство, промышленность, строительство, реализацию товаров народного потребления местных товаропроизводителей, производство и переработку сельскохозяйственной и экологически чистой продукции, лесопереработку, продажу медикаментов и медтехники, произведенных в Томской области, образование, сферу бытового обслуживания.

В Алтайском крае этот перечень выглядел так: сервисное обслуживание фермерских хозяйств, переработка сельхозпродукции, ремонтные работы в энергетике и жилищно-коммунальном хозяйстве, выпуск товаров на основе ресурсосберегающих и экологичных технологий, производство сложной бытовой техники, реализация лекарств и медицинской техники, организация питания студентов и учащихся, торговое обслуживание инвалидов и участников войны, развитие ремесел и народных промыслов. Приоритетными направлениями в Новосибирской области стали производство лекарственных аппаратов и медтехники, сельхозпродукции, товаров народного потребления, оказание бытовых услуг, строительство жилья, инновационная деятельность. Несмотря на различия в перечне приоритетных направлений можно выделить те, которые были общими для большинства территорий Западной Сибири в 1990-е гг.: сферы товарного производства; местное производство; производство и реализация социально значимой продукции; сфера бытовых услуг.

Региональные органы власти подчеркивали приоритетность работы малых фирм в решении социальных проблем общества, необходимость преодоления кризиса в промышленном секторе экономики. Перечень приоритетных направлений развития малого бизнеса подчеркивал специфику каждого региона (сельскохозяйственную для Алтайского края, научно-производственную для Новосибирской и Томской областей). Он позволял судить о политических взглядах региональной элиты, об удельном весе социальной составляющей в политике того или иного региона. Так, наиболее социально-ориентированной являлась программа Алтайского края, который традиционно входил в «красный пояс» России. В то же время большая консервативность и прагматизм властей в Новосибирской и Томской областях нашли отражение и в выборе приоритетных направлений развития малого бизнеса.

Реализация целей и задач, обозначенных в программах, развитие малого предпринимательства по приоритетным видам деятельности направлены, прежде всего, на устранение либо минимизацию тех проблем, с которыми сталкивался малый бизнес.

Успешная реализация на практике региональных программ имела целью решение ключевых проблем развития малого бизнеса, способствовала формированию многочисленного, устойчивого среднего класса. Но такой результат недостижим без выработки четкого, простого и продуктивно работавшего механизма выполнения программ. Он содержал ряд принципиальных моментов.

Во-первых, для управления развитием этих процессов в ряде территорий помимо субъектов исполнительной власти, которые должны были заниматься решением вопросов в этой сфере по роду своей деятельности, формировались межведомственные органы с широким привлечением общественности и предпринимательских кругов. Их основная функция — консультации. Она была направлена на развитие обратной связи между органами власти и бизнесом, повышение качества работы региональных структур власти, улучшение качества содержания разработанных и представленных к принятию нормативных актов, регулировавших вопросы предпринимательской деятельности, сокращение сроков их обсуждения и принятия, формирование положительного имиджа малого предпринимательства в глазах российского общества. Помимо этого они частично выполняли и контрольно-ревизионные функции, нацеленные на достижение большей прозрачности использования бюджетных средств поддержки бизнеса, более точный выбор объектов нуждавшихся в ней и придание предпринимательской деятельности направлений, соответствовавших социально-экономическим интересам территорий. В Томской области эта роль была отведена Координационному Совету, в Алтайском крае ведомственной комиссии и т.д. Механизм их работы подробно описан в программах.

Во-вторых, подробно излагались мероприятия программ, скомпонованные по основным направлениям государственной поддержки. Региональная кредитная политика, как правило, включала в себя конкурсный отбор соискателей, целевой характер кредитования, при соблюдении таких принципов как возвратность, срочность, платежеспособность. Условия кредитования напрямую были связаны с объемами производства товаров и услуг получателя кредита. Предполагался жесткий контроль за средствами, предусматривались льготы по кредитам для малых предприятий, работавших в приоритетных для региона либо муниципалитета отраслях хозяйственной деятельности. Одним из основных направлений данной политики стало создание благоприятного инвестиционного климата для работы малого бизнеса.

Еще одним направлением поддержки малого бизнеса, получившим свое отражение в региональных программах, стало создание благоприятного налогового режима для деятельности малых фирм и индивидуальных предпринимателей на местах. Эта цель была реальной, несмотря на наличие ряда проблем в сфере налогообложения на федеральном уровне. Они могли реализовать свое право через льготное налогообложение субъектов малого бизнеса, работавших в приоритетных направлениях, либо направлявших часть своей прибыли на развитие социальной сферы, через сокращение налоговых ставок на полученную прибыль, использование механизма ускоренной амортизации на приобретаемое оборудование, отмену мелких налогов, снижение налогов для организаций, кредитующих малый бизнес, выдачу гарантий по кредитам, налоговые льготы для субъектов инфраструктуры поддержки.

Реализация этих механизмов поддержки позволила бы переориентировать значительную часть предпринимателей и их капиталов из сферы торгово-посреднической деятельности в производственную, придав, тем самым, процессам развития малого предпринимательства и формирования среднего класса, более цивилизованные и эффективные формы, гораздо большую социальную направленность. Но широкая реализация льгот возможна лишь при достижении бездефицитности региональных бюджетов.

Формирование стабильной кредитно-финансовой поддержки малого предпринимательства невозможно без его информационной поддержки, подготовки и переподготовки кадров для малых фирм. Эти направления также нашли отражение в региональных программах. Особенно они важны для мелких семейных фирм, где тесно переплелись понятия «работодатель» и «наемный работник». Тем более, что в отличие от малых предприятий, чьи темпы роста резко замедлились со второй половины 1990-х гг. и имели тенденцию к сокращению, динамика удельного веса индивидуальных предпринимателей в бизнес-среде носила позитивный характер. С 1992 по 1997 г. количество индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица выросло в семь раз и составило по стране 3,5 млн человек. В Новосибирской области, к примеру, с 1994 по 1997 г. показатель их роста составил 1,44. Эта тенденция определялась ярко выраженными экономическими причинами, ибо индивидуальные предприниматели в отличие от учредителей малых фирм обязаны уплачивать лишь однократный годовой подоходный налог, что давало им ряд серьезных преимуществ в сфере налогообложения.

Основной целью мероприятий в области информационного обеспечения малого бизнеса считалось создание банков данных регионального и муниципального уровней, выход на федеральные банки данных, связанные с наличием информации по отдельным направлениям, представлявшим интерес для развития малого сектора экономики. Их создание и функционирование облегчило бы субъектам малого бизнеса решение вопросов поиска необходимых рынков, партнеров, квалифицированной рабочей силы. С другой стороны, органы государственной власти смогли бы упорядочить систему учета малых фирм, индивидуальных предпринимателей, повысить эффективность мониторинга государственной политики поддержки бизнеса, качество аналитических материалов и рекомендаций заинтересованным сторонам для улучшения положения дел в исследуемой сфере деятельности.

В сфере кадровой политики упор делался на развитие учебных заведений и центров по подготовке и переподготовке специалистов для предпринимательских структур. При этом речь велась и об углубленном экономическом образовании в старших классах средних школ, и о системе бизнес-образования в учреждениях начального, среднего и высшего профессионального образования. В области же переподготовки кадров упор делался на сотрудничество с зарубежными организациями типа TASIS и USAID, ЕБРР в рамках их международных проектов.

Анализ законодательных актов в регионах на конец 1999 г. свидетельствовал о том, что процесс формирования нормативно-правовой базы малого предпринимательства прошел неравномерно. Наиболее успешно развивались эти процессы в Томской области и Алтайском крае, менее интенсивно они шли в Новосибирской и Кемеровской областях и очень слабо проявились в Тюменской и Омской областях.

Основной причиной этого явился комплекс факторов. Во-первых, структура экономики региона. Малый бизнес и система его поддержки, в том числе и нормативно-правовая, более интенсивно развивались там, где имелся значительный научно-технический потенциал в совокупности с высокой долей в экономике сельскохозяйственного производства и системы переработки его продукции. Это характерно для Томской, Новосибирской областей и Алтайского края. Там же, где преобладали ресурсодобывающие отрасли, приоритеты отдавались крупному бизнесу. Среди них Кемеровская, Омская и Тюменская области.

Во-вторых, важным фактором являлась степень политической стабильности региональной власти. Ее наличие на протяжении 1990-х гг. ощущалось в Томской области и Алтайском крае. С другой стороны, Кемеровская область и частично Новосибирская область периодически превращались в центры политической борьбы за власть в крайне острых формах.

Наиболее значительный элемент программы, от которого зависела эффективность реализации остальных компонентов, — система финансирования. Ее структура в базовых программах изложена в табл. 9.1 и 9.2.

Таблица 9.7

Источники финансирования региональных программ государственной поддержки и развития предпринимательства в Западной Сибири

Территория

Финансирование из средств федерального бюджета, %

Региональный источник, %

Муниципальный источник, %

Финансирование из прочих средств,

%

Доля средств бизнесменов, %

Всего,

%

Алтайский

край

49,1

50,9

-

-

-

100

Томская

область

26

25

и

37,1

0,9

100

Новосибирская область

18

59

-

14

9

100

Итого

по среднему

31

45

3,7

17

3,3

100

Таблица 9.2

Соотношение бюджетных и внебюджетных источников финансирования программ поддержки и развития малого предпринимательства в краях и областях Западной Сибири

Территория

Доля бюджетных источников, %

Доля внебюджетных источников, %

Итого, %

Алтайский край

99

1

100

Новосибирская область

75

25

100

Томская область

60

40

100

Итого по среднему

78

22

100

Данные таблиц позволили сделать следующие выводы о характере и структуре источников финансирования. Во-первых, наблюдалось преобладание бюджетных источников финансирования. Такая ситуация была вполне допустима в начале 1990-х гг., когда процесс находился на начальном этапе своего развития. Но ее сохранение в конце XX в. свидетельствовало о том, что инфраструктура поддержки предпринимательства так и не нашла путь к реальному выходу на самофинансирование, что позволило бы ей быть более автономной и независимой от государства, выражая интересы прежде всего самих предпринимателей.

Во-вторых, структура финансирования отражала высокий удельный вес в этом процессе регионального бюджета, значительный вклад федерального бюджета и минимум муниципальных вложений, а также собственных средств предпринимателей. Низкий вклад в финансирование программ муниципальных бюджетов объяснялся их преимущественно дотационным характером и сосредоточением значительной части малых предприятий в краевых и областных центрах. Степень же вклада самих предпринимателей, за исключением может быть Новосибирской области, заставляет задуматься о правильности выбранного пути экономического развития, о необходимости более глубокого анализа процессов, наблюдавшихся в предпринимательской среде, об оценке самими бизнесменами роли государства в экономике, об эффективности работы структур, призванных помогать малому бизнесу. Обращал на себя внимание высокий удельный вес прочих средств в финансировании программы в Томской области, более равномерное распределении финансов между различными источниками, а также значительное место внебюджетных денег в системе ее финансирования. Это позволило сделать вывод о достаточно высокой степени эффективности работы местных органов власти по привлечению финансов для поддержки предпринимательских структур из различных источников.

Преобладавшая нагрузка на федеральный и региональный бюджеты вполне объяснима. В центре и регионах сформированы достаточная нормативно-правовая база регулирования малого бизнеса, инфраструктура поддержки. Но полноценное развитие малого бизнеса без укрепления на муниципальном уровне, без многоканальное™ финансирования поддержки предпринимательства с ростом удельного веса внебюджетных источников невозможно. Пути решения задачи лежали в организации стабильной системы кредитования малого бизнеса, страхования его хозяйственных субъектов и организаций кредиторов, кардинальном улучшении системы налогообложения.

Приоритетным направлением становилось адресное финансирование предпринимательских проектов по социально значимым направлениям деятельности. В рамках программы на 1996—1997 гг. в Томской области рассмотрено 440 проектов, подготовленных предпринимателями области на сумму около 62 млн рублей (табл. 9.3).

Перечень предпринимательских проектов, представленных на рассмотрение конкурсной комиссии в Томской области на 1 февраля 1996 г.

Сфера деятельности

Количество проектов, ед.

Сумма, млн рублей

Производство питания

87

12 516,85

Инновационная медицинская технология

68

6616,25

Пекарное дело

55

4156,05

Приборостроение

52

11 840,42

Легкая промышленность

39

2409,14

Лес и лесопереработка

34

6720,5

Строительство

20

5071,7

Сельское хозяйство

18

2883,5

Транспортная инновация

17

2855,5

Информатика и связь

17

1767,76

Экотехнология

14

3026,01

Фармацевтика местных производителей на естественно-природной основе

8

915,64

Нефть и нефтепереработка

6

435

Торф Томской области

3

569

Белково-витаминный концентрат на естественно-природной основе

2

130

Итого

440

61 913,32

Анализ работ показал, что 81% проектов и 69% предполагавшегося финансирования пришлись на приоритетные для области отрасли экономики. Исходя из этого сделаны следующие выводы: во-первых, определенные областной администрацией приоритетные направления развития оказали существенное влияние на тематику проектов; во-вторых, свыше 90% представленных работ в той или иной степени относились к сфере производства, что служило солидным стимулом для поддержки товаропроизводителей; в-третьих, удельный вес отраслей экономики по тематике полностью совпал со структурой хозяйственной деятельности малых предприятий Томской области; в-четвертых, выделялись сферы деятельности, где предприниматели проявили наибольшую активность при разработке проектов, а именно промышленность, производство и переработка сельхозпродукции, реализация товаров народного потребления собственного производства, в-пятых, наиболее капиталоемкими сферами деятельности были промышленность и реализация товаров народного потребления, а наименее — реализация медикаментов и медтехники, наука с наукоемким производством (табл. 9.4).

Таблица 9.4

Удельный вес представленных проектов по приоритетным отраслям

Приоритетность направлений развития малого бизнеса

Количество проектов, %

Финансирование, %

Промышленность

19

20

Производство и переработка сельхозпродукции

17

10

Реализация ТИП

16

15

Реализация медикаментов и медтехники

11

7

Наука и производство

8

6

Лесопереработка

6

6

Строительство

4

5

Образование

-

-

Итого по приоритетным направлениям

81

69

Отсутствие работ по бытовому обслуживанию объяснимо тем, что этот сектор пользовался наибольшим распространением не среди юридических лиц, а среди индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица, имевших дело с небольшим оборотом капитала и не претендовавших на солидные объемы финансовой помощи, хотя и нуждавшихся в ней как таковой. Отсутствие же работ в образовании есть результат незначительного удельного веса в этой отрасли малых предприятий (не более 1% от общего количества). Кроме того, динамика их численности на протяжении 1990-х гг. имела неуклонную тенденцию к сокращению.

Не меньший интерес для сравнительной характеристики представляли и данные по отобранным конкурсной комиссией проектам для финансирования. Их количество свидетельствовало об ограниченности возможностей бюджета Томской области и финансового потенциала объектов инфраструктуры поддержки малого бизнеса. Для финансирования отобрано лишь 7,5% заявленных к рассмотрению проектов, а финансовые претензии предпринимателей удовлетворены всего на 12%. Среди проектов-победителей 96% касались приоритетных направлений деятельности, утвержденных администрацией области. По удельному весу принадлежности к той или иной отрасли среди отобранных проектов выделялся ряд групп. Первую составили преобладавшие виды работ (наука и наукоемкое производство, промышленность, сельскохозяйственное производство, реализация медикаментов и медтехники) — 69% проектов. Ко второй группе относились активно поддерживавшиеся сферы деятельности (реализация товаров народного потребления собственного производства и лесопереработка) —

18% проектов. И к третьей группе принадлежали остальные отрасли — 13%. Среди лучших проектов наибольшее число занимали, работы, касавшиеся науки и наукоемкого производства, лесопереработки и строительства. Наименьший выбор был сделан из проектов, относившихся к прочим отраслям и производству ТНП, что объяснялось достаточно большой по сравнению с остальными загруженностью данного сегмента регионального рынка.

По финансированию к первой группе принадлежали наука и наукоемкое производство, промышленность, лесопереработка, реализация медикаментов и медтехники — 79% планировавшейся финансовой поддержки. Ко второй группе — реализация ТНП собственного производства и сельскохозяйственная отрасль — 15%. К третьей группе отошло 6% финансирования. Наиболее капиталоемкими оказались проекты, относившиеся к промышленному производству, наименее — к строительству. Анализ проектов говорил о приверженности администрации Томской области политике стимулирования развития малого бизнеса по социально значимым направлениям. Следует особо отметить, что максимальную помощь федеральный бюджет планировал оказать работам, относившимся к науке и наукоемкому производству, промышленности и реализации медикаментов и медтехники. Таким образом, и здесь выдерживалась линия на поощрение производственных и социально значимых сфер малого бизнеса, что декларировалось в нормативно-правовых актах. В этом смысле Томская область представляла из себя в Западной Сибири эталон реализации на практике положений федеральных законодательных актов по развитию малого сектора экономики и тех возможностей на местном уровне, которые они предоставляли.

Основным источником финансирования этого направления государственной поддержки явился региональный бюджет при частичной помощи федерального. Удивило полное отсутствие средств муниципальных бюджетов, что вполне понятно для районных бюджетов Томской области, но совершенно необъяснимо для областного центра. В то же время анализ одобренных к финансированию предпринимательских проектов лишний раз подтвердил территориальную диспропорцию развития малого бизнеса в области и его концентрацию в г. Томске. Свыше 70% победивших в конкурсе работ территориально относились к Томску. На них пришлось 87% планового финансирования, в том числе 87% от средств областного бюджета и 85% — федерального. Проекты областной столицы охватили весь перечень приоритетных направлений (табл. 9.5 и 9.6). В то же время проекты только четырех из 16 районов области попали в данный список (25%). Они касались более узкого спектра направлений предпринимательской деятельности, таких как переработка сельскохозяйственной продукции и производство товаров народного потребления собственного производства.

Сводные данные по отобранным для финансирования предпринимательским проектам

Сфера деятельности

Количество проектов, %

Сумма финансирования проектов,

млн рублей (%)

Областной бюджет, млн рублей (%)

Федеральный бюджет, млн рублей (%)

Промышленность

8 (24—10)

2718 (37)

2418 (38— 89)

300 (30—11)

Наука и наукоемкое производство

6 (18—17)

1074 (15)

874 (14—81)

200 (20—19)

Сельскохозяйственное производство

5 (15—7)

595 (8)

545 (9—92)

50 (5—8)

Реализация медикаментов и мед- техники

4 (12—8)

980 (13)

650 (10—66)

330 (33—34)

Лесопереработка

3 (9—12)

1057 (14)

987 (15—93)

70 (7—7)

Реализация ТИП собственного производства

3 (9—4)

550 (7)

500 (7—91)

50 (5—9)

Строительство

3 (9—17)

190 (2,5)

190 (3—100)

-

Прочие, в том числе

1 (4—1)

250 (3,5)

250 (4—100)

-

Полиграфия

1

250

250

-

Итого

33 (100— 7,5)

7414 (100—12)

6414 (100— 87)

1000 (100—13)

Таблица 9.6

Территориальная структура утвержденных к финансированию предпринимательских проектов (кроме г. Томска остальные территории — районы)

Территория

Число проектов, ед. — %

Сумма, млн рублей — %

Регион, млн рублей — %

Центр, млн рублей — %

Томск

24

-73

6424 — 87

5574 — 87

850 — 85

Кожевниково

3

— 9

360 — 4,3

310 — 5

50 — 5

Колпашево

2

— 6

500 — 7

400 — 6

100 — 10

Шегарка

2

— 6

70 — 0,9

70—1,1

-

Тегульдет

2

— 6

60 — 0,8

60 — 0,9

-

Итого

33-

- 100

7414 — 100

6414 — 100

1000 — 100

В Новосибирской области для финансирования отобрали 108 инвестиционных проектов на сумму около 215 млн рублей в рамках программы поддержки предпринимательства. Помимо этого муниципальным органам власти обещано 50% финансирования проектов, рассмотренных и утвержденных на областном уровне, что должно стать серьезным стимулом для органов местного самоуправления в направлении развития предпринимательской деятельности на своей территории с целью улучшения социально-экономической ситуации.

Так региональные программы поддержки отразили социально-экономическую специфику каждого отдельно взятого региона. Их реализация направлена на решение социально-экономических проблем краев и областей Западной Сибири, на повышение эффективности региональной экономики, формирование инфраструктуры поддержки малого бизнеса, приоритетность развития социально значимых и производственных сфер деятельности, налаживание системы взаимоотношений между органами власти и субъектами малого бизнеса. Они должны содействовать формированию новой системы рыночных и общественных отношений и среднего класса общества как основного элемента социально-политической стабильности.

В то же время эти документы несвободны и от недостатков. Программы содержали отдельные не до конца продуманные и трудновыполнимые цели и задачи. В них практически не нашлось места для поддержки индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. Слабо прослеживался механизм взаимодействия с муниципальными органами власти. В целом же они могли сыграть существенную роль в реализации политики поддержки малого бизнеса на местах.

Предыдущие документы, общие для большинства территорий Западной Сибири, базировались на федеральных законах. Но в нормативной базе малого бизнеса имелись и документы, которые были проявлением регионального компонента. Так, для Омской области характерна линия на развитие сектора частного предпринимательства в сельской местности, решение за его счет проблемы занятости населения, прежде всего слабозащищенных категорий (беженцы, вынужденные переселенцы, безработные, военнослужащие, уволенные в запас) и поддержку сельхозпроизводителей. Один из таких документов — постановление администрации области от 19 июня 1998 г. «О создании условий для развития предпринимательской деятельности по производству и реализации сельскохозяйственной продукции безработными гражданами». Его суть сводилась к повышению эффективности взаимодействия Управления труда областной администрации с органами местного самоуправления через поддержку граждан, постоянно проживавших в сельской местности и оформивших право ведения предпринимательской деятельности без образования юридического лица по производству и переработке сельскохозяйственной продукции с участием центров занятости населения.

Особенность документа в том, что он явился одним из немногочисленных нормативных актов, направленных на стимулирование индивидуально-предпринимательской деятельности. Постановление определило ряд важных направлений государственной поддержки граждан, пожелавших заниматься данным видом деятельности: право регистрации в качестве предпринимателей без уплаты регистрационного сбора; льготы по большинству налогов, частично либо полностью, зачислявшихся в региональный и муниципальный бюджеты; право первоочередного получения земли из государственного фонда перераспределения для своих нужд.

Реализация документа позволила бы органам государственного управления решить целый комплекс социально-экономических проблем. Во-первых, это проблемы занятости населения в сельской местности. Во-вторых, создание в перспективе дополнительных рабочих мест. В-третьих, решение вопроса повышения уровня доходов сельского населения. В-четвертых, это возможность роста товарооборота продукции и насыщения рынков изделиями местных товаропроизводителей. В-пятых, организации могли снизить свою задолженность перед бюджетами различных уровней и внебюджетными фондами посредством предоставления желающим заниматься предпринимательской деятельностью на селе скота, птицы, орудий производства.

Еще одним документом, относившимся к этому направлению в Омской области, стало постановление № 324-п от 29 июля 1999 г. «О создании благоприятных условий для развития личных подсобных хозяйств». В документе речь шла о поддержке той категории (преимущественно городских жителей), которые хотели бы заняться индивидуально-предпринимательской деятельностью в сельской местности. Он также гарантировал целый ряд льгот этим лицам: быстрое и эффективное микрокредитование на льготных условиях; право ведения расчетов за газ и электроэнергию по тарифам сельхозорганизаций; возможность безвозмездной передачи пустующих помещений; льготное ветеринарное обслуживание.

Но нормативный акт имел недостатки, состоявшие в том, что ряд жизненно важных для его применения на практике проблем находился в компетенции не региональных или местных, а федеральных властей. Среди них: разработка механизмов начисления трудового стажа у лиц, занятых в этом секторе экономики; включение их в систему обязательного медицинского страхования и начисление им пенсии при достижении определенного возраста; определение статуса личного подсобного хозяйства, ведение которого могло быть зачтено в трудовой стаж через введение и учет ряда критериев (объем производства продукции, среднедушевой доход и т.д.); разграничение граждан, работавших в личных подсобных хозяйствах и занимавшихся там бизнесом; определение нормативов доходности от ведения личного подсобного хозяйства. Кроме того, реализация эффективного механизма микрокредитования проблематична без наличия системы страхования кредиторов.

Тем не менее принятые документы стимулировали частнопредпринимательскую инициативу граждан на селе. Об этом можно судить по наличию целого ряда успешных фермерских хозяйств в области. Среди них фермы Скворцовых из Коршуново, Пустовых из Боровянки, Грязновых из Решетникова. Зачастую свое дело открывали на селе и бывшие горожане.

Отличительной особенностью нормативно-правовой базы малого бизнеса в Алтайском крае была поддержка местных товаропроизводителей. Ее примером служил закон Алтайского края «О государственной поддержке товаропроизводителей Алтайского края» № 61-ЗС от 20 декабря 1996 г. Он установил три основные формы такой поддержки: налоговые льготы; отсрочка уплаты сложившейся задолженности по налогам; стимулирование реализации продукции, произведенной на территории края.

Налоговые льготы товаропроизводителям до 50% полагались из расчета увеличения на 0,5% роста реализации объемов продукции за отчетный период на каждый 1% налоговых льгот. Отсрочку погашения сложившейся задолженности в бюджет планировалось реализовать через оформление беспроцентного налогового кредита на определенный срок при условии уплаты текущих налоговых платежей. Помимо этого сумма всех налоговых отчислений могла быть дифференцированно уменьшена в зависимости от удельного веса выручки, полученной от реализации собственной продукции, произведенной на территории Алтайского края тем или иным товаропроизводителем.

Еще более четко данное направление государственной поддержки просматривалось в Томской области. Упор делался на налоговую и инвестиционную сферы. Один из таких документов — закон, направленный на расширение инвестиций в производство местными субъектами малого бизнеса. Его суть в том, что сумма прироста основных фондов предприятий без учета переоценки и списания к уровню предыдущего года при условии их направления на развитие производства товаров в Томской области не должна облагаться налогом на имущество, в части, подлежавшей зачислению в областной бюджет, сроком на два года с даты регистрации бизнеса. Формировались благоприятные условия для роста товарооборота, повышения платежеспособности населения и, следовательно, снятия социальной напряженности.

Наряду с успешно налаженным процессом инвестирования финансовых средств, особое значение для субъектов малого бизнеса играла рациональная налоговая политика. В одном из законов речь шла о налоговых льготах малым предприятиям, определялись правовые и экономические условия деятельности субъектов малого бизнеса по созданию новых и модернизации существовавших основных фондов. Предусматривалось предоставление льгот только малым предприятиям, использовавшим упрощенную систему налогообложения при условии создания и воспроизводства основных фондов в форме капитальных вложений. Важным было положение, запрещавшее капитальные вложения в объекты, не отвечавшие нравственным, санитарно-гигиеническим, экологическим нормам, нарушавшим права и интересы отдельных физических и юридических лиц. Льготы предоставлялись при соблюдении следующих условий:

  • — наличие технико-экономического обоснования, бизнес-плана и положительного заключения администрации Томской области;
  • — раздельное ведения бухгалтерского учета;
  • — наличие регулярных отчетов о фактически освоенных капитальных вложениях;
  • — отсутствие задолженности по налогам в областной и местный бюджеты.

Льготы предоставлялись на три года и автоматически подлежали отмене при превышении суммы льгот нараставшим итогом 30% объема фактически освоенных капитальных вложений либо при нарушении закона. Условия закона позволяли предприятиям встать на ноги и облегчить свое существование на этапе становления. Кроме того, он стимулировал рост производства. Логическим продолжением послужил закон, вводивший налоговые льготы при достижении субъектом хозяйственной деятельности прироста объемов реализации товаров и услуг. При росте продукции до 10% сумма налогов подлежала уменьшению на 10%, на 25% и более — 17,5% плюс половина процента за каждый процент прироста выше предельного уровня. Исчисленный период при этом был равен году. Таким образом, в основе региональной специфики нормативной базы малого бизнеса Западной Сибири лежал принцип поддержки местного товаропроизводителя.

В отличие от федеральной и региональной законодательных баз на местном уровне правовое обеспечение предпринимательской деятельности фактически отсутствовало. Хотя именно здесь взаимодействие органов власти и предпринимателей должно было быть наиболее тесным в силу их максимальной близости друг к другу. Это тормозило развитие цивилизованных отношений между властью и предпринимателями и ограничивало возможности развития частного сектора экономики. Возражения оппонентов о том, что большинство вопросов, затрагивавших основные стороны деятельности малых фирм и индивидуальных предпринимателей отрегулированы в нормативных актах федерального и регионального уровня, не представляются основательными. Коэффициент эффективности применения юридического документа зависит от его близости к реалиям социально-экономической системы общества и от максимального учета местной специфики.

Развитие муниципального законодательства в сфере бизнеса в регионе проходило неоднозначно. Существенных успехов добились представители законодательных органов власти в областных центрах. В подавляющем большинстве остальных городов и районов она практически отсутствовала. Активно велась работа в этом направлении в г. Кемерово. Упор делался на комплексные программы поддержки и развития предпринимательства.

Анализ состояния малого сектора городской экономики свидетельствовал о том, что к середине 1990-х гг. он находился в неплохом состоянии. На конец 1994 г. уровень рентабельности предпринимательского сектора экономики был в 1,5 раза выше, чем на государственных предприятиях. В городе существовало около 6 тыс. малых предприятий, на которых трудилось примерно 70 тыс. человек. Годовая выручка составила почти 150 млрд рублей, а прибыль превысила 40 млрд рублей. На протяжении исследуемого периода удельный вес малых фирм от общего числа в области не опускался ниже 30%, уступая лишь г. Новокузнецку. На каждую тысячу горожан приходилось 6,5 малых фирм. Объем налоговых поступлений от субъектов малого бизнеса не опускался ниже 20%.

Сложившаяся в стране политическая и социально-экономическая ситуация привела к стагнации в сфере малого бизнеса в силу обострения следующих проблем:

  • — продекларированное на законодательном уровне равноправие всех форм собственности слабо реализовывалось;
  • — неудовлетворительно выполнялось распоряжение Верховного Совета России о предоставлении Кузбассу статуса свободной экономической зоны, в соответствии с которым предпринимателям должны были быть предоставлены 5-летние налоговые каникулы;
  • — предпринимательские структуры не обеспечивались защитой со стороны государства от произвола коррумпированных и уголовных структур;
  • — основные кредитные ресурсы находились в руках коммерческих банков, при отсутствии системы кредитования малых предприятий и физических лиц, страхования кредиторов;
  • — недостаточной была работа органов власти по формированию положительного имиджа предпринимателей в глазах общества, зачастую негативно освещались ошибки отдельных предпринимателей в средствах массовой информации.

Это привело в совокупности к недостаточно эффективному функционированию предпринимательских структур в областном центре; возвращению части субъектов малого бизнеса в «теневую» экономику; обострению криминальной ситуации. Отсюда основной целью первой городской программы стало создание таких социально-экономических предпосылок, при наличии которых происходило бы становление малого бизнеса.

Три программы, подвергшиеся анализу, при всей преемственности имели разную структуру построения. Первая носила определяющий, концептуальный характер. Она состояла из обширного введения, в котором давался анализ состояния малого бизнеса в городе, освещались его проблемы и перспективы развития, цели и задачи программы. Дальше излагался перечень мероприятий, предлагавшихся для реализации программы. Он носил достаточно общий характер и был направлен на сбор и анализ необходимой информации, выяснение потребностей предпринимателей в сфере нормативно-правового обеспечения, кадровой и консультационной поддержке. В приложении излагался перечень конкретных проектов, направленных на развитие малого бизнеса в области производства товаров народного потребления, медикаментов, социальной реабилитации, вывод отдельных крупных промышленных производств из кризиса на основе кооперации с малым бизнесом.

Вторая программа стала определенным результатом выполнения предыдущей и носила постатейную структуру, затронув проблемы организационного, кадрового, финансового и информационного аспектов поддержки предпринимательской деятельности. Она включала: определение приоритетных видов деятельности малого предпринимательства; реализацию мер по вовлечению в предпринимательскую деятельность социально незащищенных слоев населения, в том числе безработных, беженцев, вынужденных переселенцев, инвалидов, уволенных в запас военнослужащих, женщин и молодежи; меры по формированию инфраструктуры развития и поддержки предпринимательства, по кредитно-финансовой и имущественной поддержке малых предприятий и индивидуальных предпринимателей; выработку предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы малого бизнеса; определение механизма участия субъектов предпринимательства в выполнении муниципальных заказов и программ социально- экономического развития; решение ряда других вопросов, связанных с реализацией единой политики, нацеленной на поддержку и развитие малого предпринимательства в городе.

Необходимость определения приоритетных направлений развития малого бизнеса была лишь обозначена в программе, но конкретный их перечень либо критерии, по которым он мог быть составлен, отсутствовали. Эта задача была возложена на администрацию города в лице Совета по развитию и поддержке предпринимательства. К моменту оформления программы городские власти так и не смогли свести воедино интересы городского хозяйства и малых коммерческих структур. А вот определение субъектов малого предпринимательства, которые могли рассчитывать на поддержку муниципальных властей, было сформулировано полно и определенно. При этом не только повторялись основные положения федерального закона, но и содержался ряд условий, отразивших местный компонент:

  • — район непосредственной деятельности малого предприятия должен быть ограничен пределами г. Кемерово, т.е. фирма не могла иметь филиалов, расположенных за границами города, хотя рынок сбыта ее продукции и мог выходить за указанные рамки;
  • — предприятия не должны были относиться к категориям дочерних или зависимых хозяйственных обществ, фондовых бирж, дилерских и брокерских фирм, банков и иных кредитно-финансовых организаций;
  • — уставной (складочный) капитал должен был иметь структуру в которой доля государственных (муниципальных) юридических лиц, некоммерческих организаций и юридических лиц, не являвшихся субъектами малого бизнеса не превышала 25%;
  • — среднесписочная численность работавших (с учетом сотрудников занятых по договорам подряда и совместительству) не должна была превышать следующий уровень: в промышленности, строительстве и на транспорте — 100 человек; в сельском хозяйстве и научно-технической сфере — 60; в оптовой торговле — 50; в розничной торговле и бытовом обслуживании — 30; в остальных отраслях — 50 человек.

Ограничение числа субъектов малого бизнеса по признаку наличия загородных филиалов являлось спорным, как с точки зрения закона, так и здравого смысла. Оно искусственно сужало возможности развития предприятий, исключало из льготного списка значительное число фирм. Проблема состояла в том, что часто малым предприятиям более выгодно реализовывать свою продукцию за пределами города через сеть собственных представительств, а не через посредников.

Важным элементом программы стало проведение мониторинга в целях решения аналитических задач по выявлению тенденций развития малого предпринимательства, сбора и анализа информации о формировании рынка сбыта продукции (работ, услуг) и составления реестра малых предприятий. С точки зрения авторов программы в его результатах должны были отразиться следующие показатели: количество предприятий, занимавшихся в городе малым бизнесом по отраслям и формам собственности; объем выполненных работ, услуг, произведенной продукции; количество работавших (создание новых рабочих мест); сумма полученной прибыли; сумма предоставленных льгот по налогам.

Кроме того, документ предусматривал конкретные формы финансовой поддержки частного сектора со стороны муниципальных органов власти, как то непосредственная выдача кредитов, субсидий, дотаций; предоставление гарантий кредитно-финансовым организациям на всю сумму кредита или на какую-то его часть; долевое финансирование с частными инвесторами; передача оборудования и технологий в долгосрочную аренду с правом выкупа (лизинг). Наличие этих положений в программе позволило бы городской администрации при условии их успешной реализации создать комплексный банк данных сферы предпринимательства и упорядочить собственную деятельность по оказанию помощи малым предприятиям.

Третья программа представляла концептуальный документ, подобный первой программе, но совершенно на ином уровне. Она явилась результатом анализа выполнения двух предыдущих программ. Конкретные задачи, изложенные в этой концепции, представляли собой вступление в качественно новый этап поддержки бизнеса со стороны городских властей. Речь шла о переходе от строительства инфраструктуры поддержки предпринимательства и выявления его основных потребностей и проблем к развертыванию данной системы и реализации мер конкретной помощи субъектам хозяйственной деятельности. Одновременно с этим, учитывая наличие постоянного бюджетного дефицита и проблемность реализации всего комплекса запланированных мероприятий, устанавливались критерии определения приоритетных направлений развития. Они базировались на следующих принципах: наличие партнерских отношений между коммерческими и государственными организациями; малая стоимость предпринимательских проектов, представленных к поддержке, их высокая эффективность и наглядность результатов в течение ближайшего времени; решение проблем, подсказанных самими субъектами малого бизнеса и являвшихся значительными для их развития; меры, повышавшие осведомленность населения о предпринимательстве и создававшие позитивный образ малого бизнеса в глазах общественности. Отличительной особенностью последней программы был упор на развитие системы бизнес-образования в средних школах и учебных заведениях профессионального образования. Аналогичный подход к созданию нормативноправовой базы малого бизнеса имел место и в г. Омск.

Иной подход к формированию правовой базы предпринимательской деятельности наблюдался в г. Томске. Там отказались от принципа создания комплексных программ развития и поддержки малого бизнеса, предпочитая развивать эту сферу городской экономики в рамках выполнения региональных программ. В целях осуществления более эффективной политики мэрии г. Томска по поддержке предпринимательства был учрежден общественный экспертный Совет по малому предпринимательству. Основной целью его создания явилось оказание всесторонней помощи муниципалитету в разработке и осуществлении политики в области развития и поддержки малого бизнеса. Общественный характер данного органа и его состав способствовали установлению более тесного контакта и взаимопонимания между представителями государственных органов власти и местной бизнес-элитой, стимулируя повышение эффективности работы первых и создавая более благоприятные условия для деятельности вторых. Основными направлениями деятельности данного органа должны были стать консультационная помощь мэрии, участие в законотворческом процессе, разработка механизмов поддержки предпринимательства в г. Томске.

Проанализированными документами нормативная база предпринимательства на муниципальном уровне в Западной Сибири не исчерпывалась. Однако остальные документы касались прежде всего текущих вопросов и чаще носили временный характер. Таким образом, правовая база малого бизнеса на уровне городов и районов характеризовалась следующими основными моментами:

  • — предпринимательская деятельность на муниципальном уровне строилась в основном на правовых положениях изложенных в региональных и федеральных юридических документах;
  • — наиболее активно законотворческая деятельность наблюдалась лишь в столицах территорий, полностью отсутствуя в других населенных пунктах, либо имеясь там в минимальном объеме;
  • — нормативные акты муниципалитетов повторяли в основном положения, изложенные в федеральных и региональных актах, местный компонент был очень слабо выражен;
  • — большинство муниципальных актов носили временный характер и затрагивали незначительные стороны деятельности малых фирм;
  • — практически отсутствовали положения, касавшиеся государственной поддержки индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица;
  • — лишь в отдельных городах (Кемерово, частично Томск) прослеживалась целенаправленная и преемственная политика муниципальных властей в сфере государственной поддержки малого бизнеса.

В целом региональная база нормативно-правовой поддержки малого бизнеса Западной Сибири к концу 1990-х гг. была в основном сформирована. При этом государство не претендовало на роль абсолютного монополиста в сфере государственной поддержки предпринимательства, поощряя многоканальную систему финансирования ее инфраструктуры. Сравнительно полно была отражена в юридических документах региональная специфика. Приоритетным направлением государственной поддержки считалась финансово-кредитная помощь малому бизнесу.

В то же время ей были присущи и серьезные недостатки. Слабо была представлена поддержка индивидуально-трудовой деятельности. Не был сформирован механизм кредитования и страхования. Недостаточно уделялось внимания поддержке бизнеса на муниципальном уровне. Наблюдалось расхождение между продекларированными государством целями и реальными формами проявления его политики. В ряде документов содержались трудновыполнимые и мало продуманные мероприятия, часть которых находилась вне компетенции региональных властей.

Для повышения степени эффективности процесса создания и совершенствования правовой базы поддержки бизнеса требовалось существенное расширение контактов между представителями власти и бизнес-структурами для усиления обратной связи, а также более активное участие предпринимателей в общественно-политической жизни для максимизации возможности защиты своих интересов на общегосударственном уровне.

Задания для повторения

  • 1. Проанализируйте региональные законы о государственной поддержке малого бизнеса на примере территорий Западной Сибири.
  • 2. Оцените уровень эффективности региональной составляющей в законодательных актах, касающихся вопросов налогообложения, учета и отчетности в территориях Западной Сибири.
  • 3. Охарактеризуйте содержание региональных программ государственной поддержки малого бизнеса.
  • 4. Опишите механизмы финансирования программ поддержки предпринимательства в Западной Сибири.
  • 5. Проанализируйте механизмы региональных заказов как формы поддержки малого бизнеса в Новосибирской и Томской областях.
  • 6. Оцените уровень региональной составляющей нормативно-правовой базы в Западной Сибири.
  • 7. Охарактеризуйте особенности муниципального уровня нормативно-правовой базы поддержки малого бизнеса в регионе.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >