СЛОВО К СТУДЕНТУ

Вместо предисловия

Книга, которую вы держите в руках, - не академическая история русской литературы XX столетия. Такая история еще только пишется, а существовавшие до 1990-х гг., несмотря на обилие весьма ценных фактов, безнадежно устарели концептуально. Перед вами учебник для студентов педагогических вузов - будущих преподавателей отечественной литературы в школах, чем и объясняется его содержание. Основное внимание уделяется авторам и произведениям, включенным в "Обязательный минимум содержания образовательных программ по литературе" и различные тины школьных учебников. Однако составители ориентировались не только на стандарты Министерства образования по специальностям 031100.62 "Бакалавр филологии" и 050300.62 "Бакалавр филологического образования", но стремились несколько расширить программу, учитывая при этом последние достижения литературоведческой науки. Монографические издания крупных российских и зарубежных ученых; коллективные сборники научных трудов, посвященные отдельным проблемам литературного процесса или творчеству крупных писателей прошедшего столетия; многочисленные энциклопедии, справочники и словари, дающие огромный фактический, а порой и теоретический материал, необходимый учителю, - все это нашло свое отражение в учебнике.

Исходя из творческого характера изучения и преподавания литературы, авторы стремились представить различные точки зрения на ряд спорных явлений. В первую очередь речь идет о списках рекомендуемой литературы к каждой главе. Читателя не должно смущать, что авторы приведенных и них работ занимают порой противоположные позиции, по-иному, чем в учебнике, трактуют то или другое художественное произведение. Вместе с тем толерантность по отношению к различным точкам зрения не мешает авторам четко придерживаться той диалектически выверенной концепции, которая утверждает, что XX в. стал преемником всех без исключения традиций русской культуры, а литература этого периода отразила все стороны многогранного русского национального характера.

Героико-патриотическое, активно-творческое начало, заложенное в национальных особенностях нашего народа и воплотившееся в былинах и древнерусских героических повестях, народных песнях, в вольнолюбивой лирике молодого А. С. Пушкина и стихотворных протестах Н. А. Некрасова, в прозе А. И. Герцена и философском романе Н. Г. Чернышевского, нашло свое продолжение в творчестве М. Горького и В. В. Маяковского, А. Н. Толстого и Н. А. Островского, А. А. Фадеева и А. П. Гайдара, в поэмах А. Т. Твардовского и "Поднятой целине" М. А. Шолохова, во многих других произведениях советских писателей. Целые поколения воспитывались на этих книгах, и вычеркивать их из литературы, как то пытаются делать некоторые критики и литературоведы, - значит вновь искажать историю в угоду очередным идеологическим схемам.

Однако нельзя и сводить всю литературу XX в. к революционным традициям, отказывая книгам другого плана в праве на существование или объявляя их литературой "второго сорта", стоящей вне "столбовой дороги" социалистического реализма. Русская созерцательность, углубленность в познание Бога и самопознание, стоицизм, воплотившиеся в житиях русских святых, в поздней лирике А. С. Пушкина, нравственных исканиях Н. В. Гоголя и Ф. М. Достоевского, произведениях Л. Н. Толстого и до недавнего времени тщательно замалчиваемые или сглаживаемые в курсах истории русской литературы, нашли в XX в. продолжение и развитие в творчестве А. А. Блока и русских символистов, А. А. Ахматовой и акмеистов, и книгах И. С. Шмедена и М. М. Пришвина, Л. М. Леонова и М. А. Булгакова, в поэзии Б. Л. Пастернака, О. Э. Мандельштама, И. Елагина, И. Бродского, в прозе А. И. Солженицына, В. Г. Распутина и многих других мастеров слова.

Философские раздумья о жизни и смерти, о бренности и трагичности бытия, составляющие сущность поэзии Г. Р. Державина, позднего А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Ф. И. Тютчева, нашли продолжение в произведениях И. А. Бунина, С. А. Есенина, В. В. Набокова, в "Тихом Доне" М. А. Шолохова, романах М. А. Алданова, в поэзии Г. В. Иванова и Б. Ю. Попланского. Не остались без продолжения в XX столетии и литературные традиции, связанные с неизбывным оптимизмом русского народа (говоря словами академика Д. С. Лихачева, "смеховая культура"), его умением смеяться над трудностями жизни и самим собой, широко используя озорное и яркое русское слово. Игра словом в фольклоре (загадки, скороговорки, частушки), смеховое начало в древней литературе, сатирических повестях XVII в., озорных стихах и поэмах Пушкина, по-новому воплотились в словотворчестве футуристов, в изысках Д. Хармса и его друзей, в детской поэзии К. И. Чуковского и С. Я. Маршака, а в конце века - в литературе постмодерна.

Таким образом, литература XX столетия - это и советская литература, и литература русского зарубежья, и то, что, еще недавно пребывая в глубоком подполье, было известно лишь узкому кругу знатоков, литература андеграунда.

У каждого из нас свои пристрастия, симпатии и антипатии. Одному нравится Шолохов, другому - Набоков, третьему нравятся они оба, а четвертый на дух не переносит ни того, ни другого. Конечно, рядовой читатель имеет право на субъективный взгляд. Однако профессионал-филолог обязан понимать, что оба названных для примера писателя - мастера художественного слова и потому занимают законное право в литературном процессе (а уж кого из них любить - сердцу не прикажешь).

Особо следует предостеречь будущего филолога от присущего литературным обывателям ханжеского стремления выискивать в соответствии с мерой собственной развращенности в произведениях того или иного писателя "порочные" фразы, абзацы, "сомнительные" строчки, объявлять их развращающими молодежь и требовать изъятия названных авторов, признанных во всем мире, из русской культуры и образовательного процесса. Подобные попытки делались в разные времена и ничего, кроме вреда, ни науке, ни читателю, не приносили. Так, в 1920-1930-е гг. подвергся запрету Сергей Есенин. Его объявили хулиганом в быту, певцом кабаков и разврата, упадочным поэтом (возникло даже литературное ругательство - "есенинщина"), и почти 30 лет читатель был лишен возможности читать стихи замечательного национального поэта.

Не менее порочно и стремление людей обязательно найти у писателя житейские недостатки, перенести их на его творчество и на том основании "вычеркнуть" художника из литературного процесса. Это обывательское стремление доказать, что раз писатели "жили хуже... ежедневных бессильных потуг... обывательской лужи", то и их творчество недостойно изучения, обличал еще Александр Блок в стихотворении "Поэты" (1908):

Нет, милый читатель, мой критик слепой!

По крайности есть у поэта

И косы, и тучки, и век золотой,

Тебе ж недоступно все это!..

Уже в наши дни делались попытки "изъять" из русской литературы Федора Сологуба, Михаила Кузмина, Николая Клюева, Владимира Набокова и ряд других, чье жизненное поведение (реально или в воображении зоилов) не во всем совпадало с мещанским представлением о нормах поведения. Следуя этой обывательской логике, надо было бы "изъять" из русской культуры излишне влюбчивого А. С. Пушкина, дуэлянта М. Ю. Лермонтова, картежников Ф. М. Достоевского и Н. А. Некрасова, самоубийц В. В. Маяковского и А. А. Фадеева и даже И. А. Бунина, увы! - изменявшего жене. Но прав был А. С. Пушкин:

Пока не требует поэта К священной жертве Аполлон, В заботах суетного света Он малодушно погружен; Молчит его святая лира; Душа вкушает хладный сон, И меж детей ничтожных мира Быть может, всех ничтожней он.

Но лишь божественный глагол До слуха чуткого коснется, Душа поэта встрепенется, Как пробудившийся орел...

("Поэт", 1827)

Что касается содержания учебника, то он построен довольно традиционно: обширные обзорные главы с достаточно большим количеством имен писателей и названий произведений (студент сам решает, какие из заинтересовавших его вещей следует освоить текстуально) позволяют увидеть закономерности литературного процесса того или иного периода. Далее следуют главы, посвященные самым крупным мастерам слова. Вначале дастся обобщающая характеристика вклада писателя в литературный процесс. В творческой биографии содержатся только те сведения, которые оказали влияние на создание произведений художника. Авторы учебника стремились не затруднять память читателя обилием дат и фактов, вместе с тем представив краткую характеристику практически всех значимых вещей, созданных анализируемым писателем. Крупные произведения, вошедшие в школьную программу, выделяются отдельно и анализируются чрезвычайно подробное обязательным выходом на своеобразие стиля и творческой индивидуальности писателя.

Несколько иначе составлены главы о поэтах: анализ их лирики, как правило, входит в творческую биографию, и лишь крупные произведения (поэмы) выделены в отдельные параграфы.

Каждая глава учебника предваряется перечнем компетенций, которыми студент должен овладеть, и завершается списком курсовых и дипломных работ, а также литературы, куда включались книги и статьи, доступные вузовским и областным библиотекам. Все это делает учебник доступным для студентов провинциальных вузов.

Среди авторов учебника как ведущие специалисты, так и молодые талантливые исследователи из МГУ им. М. В. Ломоносова, ИМЛИ РАН, МГПУ, ИМПЭ им. А. С. Грибоедова, Тамбовского государственного университета и ряда других вузов России. Авторы заранее выражают благодарность за критические отзывы, замечания и пожелания по совершенствованию опыта создания первого учебника нового поколения для бакалавров филологии и филологического образования.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >