Вторичные моделирующие системы

Естественный язык и другие типы знаков, рассмотренные выше, - это базовые, первичные знаковые средства культуры. В разных формах культуры на их основе (главным образом на основе естественного языка) возникали свои собственные, приспособленные для выражения их содержания языки. Подобные языки представляют собой семиотические системы более высокого уровня. В трудах Ю.М. Лотмана, Вяч.Вс. Иванова, Б.А. Успенского и других представителей одного из ведущих направлений в семиотике - так называемой тартуско-московской семиотической школы - они получили название "вторичные моделирующие системы". Это не слишком удачное название иногда заменяют словосочетаниями "вторичные знаковые системы", "вторичные языки культуры", "культурные коды". Но как бы они ни назывались, эти вторичные, "сверхлингвистические" семиотические образования обладают особой, как правило, более сложной структурой (они "приобретают дополнительную сверхструктуру", как говорил Лотман), чем первичные языки, что позволяет с их помощью в разных ракурсах "моделировать" мир, в котором мы живем. "Под "вторичными моделирующими системами" имеются в виду такие семиотические системы, с помощью которых строятся модели мира или его фрагментов".

Вторичные моделирующие системы многочисленны и разнообразны. Это языки таких форм культуры, как мифология и религия, философия и наука, право и политика, спорт, реклама, телевещание, Интернет и др. В социальной жизни большую роль играют языки различного рода церемониалов и обрядов, представляющие собой комбинации ритуальных действий, предметов, словесных формул, имеющих символическое значение и определяющих форму поведения людей. Постоянно растущее и чрезвычайно богатое по своим выразительным возможностям множество языков создает искусство. Некоторые из вторичных знаковых систем культуры являются "надстройками" над естественным вербальным языком, например язык поэзии. Другие образуются в результате синтеза разных типов знаковых средств, например язык оперы.

Разнообразие первичных и вторичных знаковых систем, их взаимодействие и взаимопересечение - необходимое условие функционирования и развития культуры. "Итак, культура - исторически сложившийся пучок семиотических систем (языков), который может складываться в единую иерархию (сверхъязык), но может представлять собой и симбиоз самостоятельных систем".Каждый человек выступает как "полиглот", владеющий множеством языков культуры.

Семиотика и история

Исторически сложившиеся правила этикета, манера одеваться, освященные обычаями нормы отношений между людьми и т.п. выступают как культурные коды, в которых люди в каждую эпоху выражают и воспринимают смысл "текста", "контекста" и "подтекста" происходящих событий.

Иллюстрацией тому может служить проведенное Б.А. Успенским исследование, в котором показано, как эти коды обусловливают восприятие деятельности Петра I его современниками-соотечественниками. Как известно, Петр I разрушил многие общепринятые каноны национальной русской культуры своего времени. Его брак с Екатериной воспринимался как кощунство, так как ее крестным отцом при переходе в православие был сын Петра Алексей (отсюда и ее отчество "Алексеевна"), и значит, Петр обвенчался со своей духовной внучкой. Приняв титул императора, Петр стал официально именоваться "отцом Отечества" (это буквальный перевод почетного звания римских императоров "pater patriae). Но в русском культурном контексте отцовство может быть либо кровным, либо духовным; поскольку Петр не мог быть кровным отцом всех русских людей, его титул был понят соотечественниками как претензия на духовное отцовство, т.е. стремление стать патриархом, главой церкви. Упразднение патриаршества подтверждало это. К тому же Петр повелел именовать себя "без отчества", а так называли только духовных лиц и святых. Петра обвиняли в том, что он "восхитил на себя" не только светскую, но и Божию власть. А насильственное брадобритие и замена русского платья немецким приобретали в глазах современников особый знаковый смысл: ведь в таком виде изображали на иконах бесов. Все это приводило к тому, что поведение Петра "прочитывалось" его соотечественниками на языке русской культуры той эпохи как "текст", имеющий "нечестивое", "бусурманское" содержание. Не случайно поэтому в народе Петра называли Антихристом: "На языке эпохи действия Петра не могли восприниматься иным образом: в глазах современников Петр как бы публично заявлял о себе, что он - Антихрист". Но ведь Петр I знал свой "родной язык" культуры, и ему, без сомнения, было ясно, как в этом языке осмысливаются подданными его поступки. Возникает впечатление, что "Петр сознательно творил тексты на ином языке, нежели тот, на котором они читались социумом".

В ходе истории вторичные языки культуры изменяются. Бывает, что культурные тексты оказываются долговечнее, чем коды, в которых они "прочитывались" во времена их создания. До потомков доходит текст без кода, и стоит немалых трудов восстановить этот код. Поэтому не всегда мы в состоянии адекватно понять смысл, который дошедшие до нас культурные тексты имели в прошлом. Многие мифы, суеверия, рецепты "народной медицины" можно рассматривать как элементы текста древней культуры с утраченным кодом. У Е.А. Баратынского об этом сказано так:

Предрассудок! Он обломок Древней правды. Храм упал; А руин его - потомок Языка не разгадал.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >