Публичное санкционирование обрядовой и церемониальной деятельности

Государством гарантируется осуществление гражданской и административной правоспособности религиозных объединений при проведении религиозной и обрядовой деятельности в случае соответствующего уведомления должностных лиц и по согласованию с ними: в государственных учреждениях, действующих в сферах здравоохранения, системах министерств и ведомств, осуществляющих социальную и пенитенциарную политику. Религиозные организации вправе осуществлять указанную деятельность при соблюдении следующих, определенных законом условий:

  • а) наличие волеизъявления находящихся в публичных учреждениях граждан;
  • б) осуществление рассматриваемых видов деятельности представляет собой право религиозной организации, т.е. она может отказать мирянам в осуществлении обрядовой деятельности даже при наличии их просьбы;
  • в) администрация государственных учреждений обязана предоставить специальные помещения для богослужебной деятельности.

УИК РФ, определяя режим исполнения наказания, не предусматривает осуществление религиозных обрядов, но и не запрещает их. Осуществление обрядовой деятельности на объектах уголовно-исполнительной системы (УИС) имеет свои особенности, а именно:

  • а) обеспечение любых религиозных обрядов гарантируется государством при условии наличия волеизъявления осужденного и священнослужителя;
  • б) осуществление обрядовой деятельности в местах лишения свободы не должно нарушать правил внутреннего распорядка соответствующего пенитенциарного учреждения, а также ущемлять права (в том числе и религиозные) других осужденных;
  • в) возможность посещения мест богослужения, находящихся за пределами пенитенциарного учреждения, определяется руководством объекта УИС с учетом режима содержания осужденного;
  • г) обрядовая деятельность осужденных, для которых предусмотрены особые меры изоляции (осужденные к аресту, лишению свободы, содержащиеся в одиночных камерах, помещениях камерного типа и др.), ограничена, но в то же время им разрешено приглашать священнослужителей и осуществлять культовую деятельность в специально выделяемых в этих целях помещениях (исполнение обрядовой деятельности допускается и для тяжелобольных осужденных). Предоставление соответствующих помещений является обязанностью администрации мест лишения свободы (ч. 4 ст. 14 УИК РФ).

Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» регламентируется также и обрядовая деятельность военнослужащих. В толковании соответствующих предписаний указанного Федерального закона необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, право свободы совести военнослужащих не должно препятствовать осуществлению их служебных обязанностей; именно в этом смысле следует понимать положение указанного Федерального закона об ограничении их религиозных свобод воинскими уставами — подзаконными актами. Во-вторых, предоставление условий военнослужащим для отправления религиозных культов представляет собой право, но не обязанность командования воинских частей.

В более пространной форме богослужебные права военнослужащих урегулированы не Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях», а принятым позднее Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Он предусматривает некоторые существенные ограничения свободы совести военнослужащих, а именно: военнослужащие вправе участвовать в обрядовой деятельности (в том числе и в богослужениях) только как частные лица; распространение основ вероучения, посвящение в них других лиц, осуществляющих военно-служебные обязанности, не допускается (например, военнослужащий не вправе распространять религиозную литературу в воинской части и т.д.). Наконец, для осуществления своего права на свободу совести военнослужащие должны получить предварительную санкцию командира, который нс обязан предоставлять необходимые условия военнослужащим для религиозно-обрядовой деятельности (ст. 9 Федерального закона «О статусе военнослужащих»), но в то же время может удовлетворить просьбу верующего.

Осужденные, находящиеся в пенитенциарных учреждениях, обладают более значимыми правами в сфере религиозно-обрядовой деятельности, чем военнослужащие. В частности, последние, находясь на службе, в отличие от осужденных, не имеют права посещать места богослужения, находящиеся за пределами воинской части; в некоторых случаях они не могут в полной мере осуществлять свое конституционное право на свободу вероисповедания, поскольку командир воинской части может воспрепятствовать отправлению соответствующих религиозных обрядов. Особое правовое положение в сфере религиозно-обрядовой деятельности распространяется только на специальную категорию лиц, обладающих статусом военнослужащего:

  • а) военнослужащих, проходящих военную службу по контракту;
  • б) лиц, осуществляющих обязанности военной службы на добровольной основе;
  • в) лиц, осуществляющих военно-служебные обязанности по призыву, включая офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указами Президента РФ.

К разновидностям религиозной обрядовой деятельности относятся крестный ход во время Пасхального богослужения православных христиан, поклонение Стене Плача в Иерусалиме у иудеев, богомолье, совершаемое адептами вероисповеданий при посещении особо почитаемых отдаленных святынь, и многие другие. Указанные случаи религиозного почитания представляют собой особую разновидность духовного религиозного служения — обрядовую деятельность, установленную каноническими конфессиональными предписаниями. Обрядовая церемониальная деятельность, определенная внутрицерковными установлениями, представляет собой действия, установленные духовными (церковными) обычаями или ритуалами. Ее разновидностью может быть богослужение, отправление иных религиозных служб при непременном участии священнослужителя.

Таким образом, термины «богослужение», «обрядовая и церемониальная деятельность» близки по смыслу, но все же отнюдь не тождественны в их законоведческом понимании. В соответствии с Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» понятие «богослужение» включает совокупность всех церемониальных правомерных действий адептов данного вероисповедания, установленных религиозными канонами, в том числе и в вышеуказанных случаях. Осуществление публичных богослужений, иной религиозной церемониальной деятельности нормой п. 5 ст. 16 указанного Федерального закона отождествляется с разновидностью «публичных шествий и демонстраций», право на проведение которых относится к неотъемлемым общегражданским правам, предусмотренным ст. 31 Конституции РФ. На всех верующих, участвующих в публичной обрядовой деятельности, распространяются требования, установленные Федеральным законом от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Требования светской и духовной властей, регламентирующие проведение конфессиональных публичных мероприятий, дополняют и взаимозаменяют друг друга по своей действенности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >