Кондикционные иски

Кондикционные иски или просто кондикции, condictiones (condicdo — дословно «требование обратно») представляют собой важнейшую группу цивильных личных исков, главным признаком которых был абстрактный характер требования: в их формуле не упоминалась causa, т.е. те обстоятельства, на основании которых у ответчика возникло обязательство что-либо сделать для истца[1]. Это означает, что в кондикции судья обязан был по своей должности уточнить у истца, какие обстоятельства заставили его предъявить данный иск, и установить, защищается ли указанное истцом отношение какой-либо действующей нормой цивильного права. Если судья не мог отыскать ничего такого в jus civile, ответчик освобождался.

Интенция в кондикции могла иметь следующий вид: «Если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию 10 000 сестерциев, о которых идет речь». На какой каузе (т.е. основании) могло покоиться данное требование? Практически на любой, признававшейся цивильным правом: письменный контракт; завещательное распоряжение; стипуляция (формализованный абстрактный устный контракт); заем; кража; обстоятельства, которые без всякого договора и без всякого деликта привели к неосновательному обогащению одного лица за счет другого. Кондикция могла иметь место, если имелось любое из этих оснований. Поэтому в классическом праве кондикции подразделялись не по каузе, а по предмету спора. В данной связи различаются три вида кондикций:

  • (i) кондикция об определенной должной сумме — condictio certae creditae pecuniae; здесь требование направлено на определенную денежную сумму;
  • (Н) кондикция о возврате определенной вещи или определенного количества заменяемых вещей, кроме денег — condictio certae rei, которая называлась также «пшеничной кондикцией» — condictio triticaria, поскольку неденежные займы чаще всего заключались по поводу пшеницы;
  • (ш) кондикция, в которой предметом взыскания являлось неопределенное действие — condictio incerti. Этот термин главным образом встречается в интерполяциях юстиниановской эпохи (т.е. в исправленных юстиниановскими юристами фрагментах классических авторов).

Следует отметить еще один важный момент: поскольку кондикция носила абстрактный характер и возможность ее предъявления не зависела от того или иного основания иска, она в принципе не могла привести к такому результату, как гражданское бесчестие, даже если поводом для вчинения послужило правонарушение, обычно предполагающее такой побочный эффект (например, кража; см. ниже об инфамирую- щих исках)[2].

Позднее, а именно в праве Юстиниана, все же появилась классификация кондикций по основанию иска (по каузе). В основном это было сделано для регулирования различных случаев неосновательного обогащения, в частности: кондикция о возврате уплаченного по ошибке, кондикция о возврате полученного посредством кражи, кондикция о возврате исполнения, цель которого не осуществилась, кондикция из займа, и пр. (см. главу об обязательствах как бы из деликтов). Эти названия встречаются и в текстах классических юристов, но для последних они не имели технического значения и носили лишь описательный характер.

Casus 12

Скавр, нуждавшийся в деньгах, взял крупный заем у ростовщика, заложив свою коллекцию юбилейных монет[3]. Вернув долг, Скавр по ошибке получил обратно чрезвычайно похожую по составу, но чужую коллекцию, принадлежавшую Флакку, причем монет в ней оказалось несколько больше, чем в его собственной. Вопросы: (1) Обязан ли Скавр отдавать монеты Флакку, с которым он не заключал никакого соглашения и против которого он не совершал никакого деликта? (2) Кто и какие иски может вчинить Скавру?

  • [1] Darefacere oportet — «надлежит дать или сделать что-либо».
  • [2] См. также: Барон Ю. Указ. соч. § 84; Хвостов В. М. История римского права. 7-е изд.М„ 1919. С. 236—237.
  • [3] Существует весьма убедительная гипотеза, согласно которой уже в древнем Римесуществовала практика коллекционирования монет.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >